«Обнуление» национальной валюты

Банк России заявил, что не планирует проведение деноминации рубля. Тем не менее, слухи о ней появились неспроста

6149
«Обнуление» национальной валюты
Фото: Nikolay Gyngazov/Global Look Press

Народ в России заскучал по копеечным зарплатам — только так и можно объяснить неожиданный запрос на деноминацию национальной валюты раз этак в 100, а то и в 1000, как в 1997 году. Тему «лишних нулей» первым поднял на днях глава информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. Далее к дискуссии присоединились авторитетные экономисты, причем — с особым энтузиазмом, так как тема «обнуления» до сих пор касалась только политиков.

Разуваев обосновал своевременность деноминации таким аргументом: последний раз три ноля с российских купюр списывали в 22 года назад, но с тех пор миновала целая эпоха, а рубль заметно потерял в стоимости относительно мировых валют, услуг и товаров. Номинальный объем наличности в стране неприлично вырос — на начало июля он превысил 11,6 трлн рублей.

Деноминация, по мнению Разуваева, чисто техническая, недорогая процедура, которая, тем не менее, сократит денежную массу в стране и вернет в оборот забытую копейку. Аналитик считает, что оптимальный вариант деноминации был бы 1 к 100. То есть, тысяча современных рублей превратится в десять, а десять рублей — в копейку.

Читайте также

Разумеется, у предложенной реформы немало противников в среде экономистов. Например, руководитель института экономики РАН Руслан Гринберг полагает, что деноминацию разумно проводить в более спокойных условиях, но никак не на фоне пандемии коронавируса и экономического спада. Тем более, резкого обесценивания рубля пока не наблюдается, а деноминация способна его спровоцировать, так как население может запаниковать.

Впрочем, это как раз вопрос спорный, так как старшее поколение россиян очевидно тоскует по гордому полновесному рублю. В разговорной речи тысячные купюры много лет называют рублями. То есть, национальная валюта уже давно стихийно деноминирована в 1000 раз. Если финансовая цифирь будет приведена в мало-мальское соответствие с реальностью, это вызовет скорее не панику, а оптимизм, как разумный шаг со стороны властей.

Опять-таки, если соблюдать необходимую осторожность, то реформа может вызвать очень радужные ассоциации с ценами в стабильном «позднем» СССР. Хотя, без негативных эмоций тоже не обойтись.

Допустим, решено будет деноминировать нацвалюту в 1000 раз и у рубля уберут три нуля. Сравним цены, скажем, с памятными 1980-ми годами. Разовый проезд в московском метро сейчас стоит 50 рублей, после деноминации будет стоить 5 копеек. Бинго! Полное совпадение.

Чиновники и работники госкорпораций, официально получающие сейчас зарплату 350−400 тысяч рублей, будут получать соответственно 300−400 рублей, что сопоставимо с месячными доходами советской номенклатуры. Бензин, по цене 4−5 копеек за литр, оказывается по стоимости едва ли не в 10 раз ниже «эсэсэсэровского».

В плане стоимости продуктов питания получается, вообще, праздник какой-то! Батон хлеба — 3−4 копейки, картошка — 3−4-5 копеек за килограмм, помидоры — 8−12 копеек. Поразительно дешевое мясо — 25−40 копеек килограмм. Мечта советских инженеров-конструкторов — автомобиль «Жигули», всего-то 450 рублей! Телевизоры по 15−20 рублей за простые ЖК-модели. И наконец, полный вынос мозга: водка от 20 копеек за поллитровку, а бутылка пива — пятачок, как проезд в метро.

Но сокращение трех нулей таит в себе аполитичный подвох. Ведь если применить то же сравнение к зарплатам даже весьма квалифицированных рабочих в Москве, получается, они зарабатывают 70−80 рублей, что равно студенческой стипендии времен СССР. А в провинции «высокооплачиваемые» спецы, выходит, зарабатывают по 30−40 рублей в месяц?

А пенсии? В регионах пенсионеры, выходит, получают 14 рублей, а в Москве — 17 рублей в месяц? Это какой-то колхоз «Двадцать лет без урожая», господа… Да и услуги ЖКХ покажутся непозволительно высокими.

Все-таки, прав Александр Разуваев, к деноминации надо подходить взвешено: убрать всего два нуля. Тогда перекос цен в современной России, в приложении к СССР, будет почти незаметен. Мясо вернется к привычной в 1980-е годы цене 2,50−4 рубля за килограмм, белый хлеб, правда, будет несколько дороже — 30 копеек вместо 18. Водка останется крайне дешевым продуктом — 2 рубля, хотя самая народная марка, прозванная «андроповкой», стоила 4 рубля 70 копеек за бутылку.

Читайте также

Адекватная цена будет у бензина — в районе 40−50 копеек за литр, и у новых отечественных легковых автомобилей — 4500−8000 рублей в зависимости от комплектации. Провинциальные работяги смогут хвастаться зарплатами инженеров советских времен — 300−400 рублей в месяц, а московские будут получать вообще козырные деньги — 700−800 рублей, как министры в СССР!

Правда, и тут неувязочка выходит: проезд в метро станет 50 копеек, а коммунальные расходы за стандартную двухкомнатную квартиру в Москве составят около 60 рублей в месяц (вместо 3-х рублей при «совке») — откровенный грабеж и спекуляция. Но это всегда можно объяснить ростом мировых цен на энергоносители. Не подкопаешься.

И еще: разрыв зарплат между «простыми» и «чиновными» людьми деноминация не сотрет, скорее, сделает более заметным. Но, будет больше стимулов повысить оклады рабочим и инженерам.

Последние новости
Цитаты
Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня