Мнения / Русский мир
1 августа 10:10

Свои — чужие

Сергей Шаргунов о чиновничьих челюстях и праве соотечественников на Россию

2668
Свои — чужие
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Считаю жизненно важной для всего (от демографии до самоощущения страны) — поддержку соотечественников.

Речь не только об Украине или Прибалтике, но и, к примеру, о Средней Азии.

Русские должны чувствовать себя защищёнными всегда и везде. Хочется дожить до времени, когда эти слова будут не пустой декларацией и не поводом для мутных кровавых игр, а естественным принципом цивилизованной страны.

С этим страна запоздала на десятилетия, но горжусь причастностью к нескольким законам, облегчившим возможность для наших людей получить хотя бы российские паспорта.

И каждый раз российский паспорт для русского человека, вырванный из зубов бюрократии с её мёртвой хваткой — это подарок для меня лично.

Поэтому делюсь каждой такой историей и призываю писать мне всех, кто желает быть с Россией, но не может из-за недоброй чужой воли или порой безволия и равнодушия начальствующих.

Читайте также

Это стремление к России ведь не встречает серьёзной поддержки.

Официоз старается не замечать повседневную боль тех же донбасских беженцев и жителей или опасность выдачи «своих» на расправу — мол, всё и так хорошо. Поэтому очень плохо с юридической, информационной и любой другой поддержкой этих наших людей.

Для значительной части причисляющих себя к западникам эти наши люди и подавно — чужие, за скобками «гуманистической повестки».

Недавно пришло письмо из донецкого города Ждановка, пережившего бои и переходившего из рук в руки. «Вы — моя последняя надежда», — написала Инна Владимировна Феденеева, русская женщина, окружённая постоянным военным кошмаром.

Увы, далеко не все, кому обещана возможность получить паспорта на территории страдания, получают их быстро, просто или вообще.

Инна Владимировна отчаялась — ей отказали. Напутали что-то в документах, и, признав, что путаница случилась не по её вине, отправили их на переоформление в Ростов. И всё — замолчала бесконечно и равнодушно желанная Россия (вернее, отечественная бюрократия).

«Обещали: документы будут готовы в течение 2 месяцев. Потом прошло полгода, а со мной никто так и не связался. Я обратилась в миграционку Донецка. Они сделали несколько заявок в Ростов, но никаких ответов не поступило. А началось всё ещё в августе 2019…»

Направил официальный запрос в МВД России.

МВД провело проверку. Прислали извинения и признали: как-то вот проглядели человека…

Не замечали, пока не пришёл депутатский запрос.

Паспорт Инны Владимировны готов. Чиновничьи челюсти разжались.

У России новый гражданин, точнее, гражданка.

Хотя бы это.

Впрочем, можно расширить тему.

Обычный человек, самый что ни на есть гражданин России, точно также бьётся лбом в сверкающие акульи зубищи.

Одна из постоянных бед — нищета. И бесправие при попытке получить с государства обещанные крохи. Эксперты фиксируют существенное «снижение доходов населения». Как следует из официальных источников, за чертой бедности — 22 млн. человек. Имеют меньше наименьшего. А остальные миллионы? Просто в бедности. Откуда у них средства даже для покупки масок, чтобы защититься от коронавируса? Конечно, некоторые сигналы обнадёживают, не уходить же в полнейшую безнадёгу. Так, хочется верить, что удастся избежать второй волны эпидемии и изоляции. Но удастся ли?.. Ещё, по сообщениям официальной прессы, общее состояние сфер бизнеса, взаимодействующего напрямую с потребителем (B2C), практически вернулось к значениям до начала пандемии.

Минимальное значение индекса B2C зафиксировано в конце марта на уровне минус 0,45. Это, по мнению аналитиков, совпадает с моментом введения федеральных ограничений из-за распространения коронавируса. Как отмечается в сообщении оператора, практически сразу после пикового падения началось постепенное восстановление бизнес-активности и покупательской способности. К началу июля индекс достиг отметки в минус 0,08, что на 0,04 пункта ниже, чем до начала пандемии.

Конечно, я очень внимательно отношусь к этим цифрам и выписываю их.

Речь буквально о копейках выживания. О черте, которая отделяет миллионы соотечественников от катастрофы. Надо надеяться, что жуть, порождённая коронавирусом и остановкой всех работ, не станет тотальной и начнёт хоть немного отступать. И делать всё, чтоб отступала.

Постоянно получаю письма от людей с вопросом: на что кормить себя и детей?

Читать такое страшно.

Причём пишут не только из провинции, но и из Москвы.

Вот свежее обращение (по поводу которого уже подготовил необходимые запросы) от коллектива бюджетного учреждения здравоохранения «Детский бронхолегочный санаторий». Множество подписей…

Читайте также

По утверждению людей, начальство отказалось следовать Указам Президента, а именно выплачивать им заработную плату в период самоизоляции в то время, когда санаторий приостановил свою трудовую деятельность из-за карантина. Тем самым коллектив был вынужден уйти в отпуск без сохранения зарплат.

Вот цитата из обращения: «Нет средств к существованию. В штате сотрудников нашего санатория много женщин — многодетных матерей, матерей-одиночек, которым нужно чем-то кормить своих детей…»

Эти люди не получают ответов на свои вопрошания. Эти люди стоят перед рядами огромных зубов, сверкающих нагло. И просят элементарного — положенных им бедняцких зарплат.

Это даже не вопрос справедливости, а вопрос выживания.

И всё же, если и в данной истории челюсти разожмутся, тоже будет радость.

Хотя бы так.

Пока так. Пока не вмазали с горя по акульим зубищам…

Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня