Мнения / Культура
7 сентября 12:00

Обогащение «Урана»

О книге Ольги Погодиной-Кузминой

1747
На фото: книга Ольги Погодиной-Кузминой "Уран"
На фото: книга Ольги Погодиной-Кузминой «Уран»

Одна из лучших книг 2019 года — это «Уран» Ольги Погодиной-Кузминой. Написанный мастерски, он еще и удивительно собран и выстроен. Роман — архитектурный обьект, где персонажи, жизненные, естественные, убедительные, живые, страстные находятся каждый на своем месте, создавая своей верой, жизнью, отношением к действительности, сложную картину послевоенного Советского Союза на одном из самых наглядных примеров: Эстония, маленький закрытый городок, комбинат по добыче и переработке урановой руды. Здесь и выполнение ответственнейшего задания советской власти по производству обогащенного урана для ядерного оружия, и параллельно — возведение города мечты…
Именно в это время закладывались и выстраивались сложнейшие взаимоотношения между новыми республиками и центром, между прекраснодушием и его последствиями, между собственной памятью о недавней страшной войне и осознанием ответственности за строительство нового крепкого мира.
Все происходит в знаковый год, в год проверки выстроенной системы на прочность, в год начала ее конца: 1953-ий — год смерти Сталина. Героев в романе много. Судьбы, характеры, лица постепенно прорисовываются автором, переключаясь от одного к другому. Благодаря чему, картина происходящего проявляется для читателя с разных ракурсов: она плотна, многомерна, многофактурна.
У Алексея Колобродова было очень точно подмечено: совершенно неожиданные герои «обнаруживают в себе радиоактивное топливо подвига. Цепную реакцию которого включает сама История.» Это тоже один из признаков настоящего романа: нащупать, явить природу возникновения главного в человеке: принятие свободного решения пожертвовать собой за други своя, тут же добавляющего к определению «человек» приставку «сверх». В романе речь и о женском счастье. Мягком и твердом одновременно, несдвигаемом, выстраданном и заслуженном. И самое главное, возможном. Роман справедлив к своим многочисленным героям такой высшей, нерасчетливой справедливостью. Где-то горькой, где-то и болезненной. Каждый из героев несет свою правду, и каждый имеет возможность сравнить ее с чужой.

Школьница-эстонка Эльзе, приносящая еду «лесным братьям», среди которых есть и родные, воспитывается в строгом отношении к «оккупантам», в вере на скорое их изгнание со своей земли, с другой стороны, видит новый город, чудесный дворец, энтузиазм и чистые глаза строителей новой жизни, и не может не верить им. Особенно, когда к этому примешиваются личные чувства.
Жиган Лёнечка Май — умело лавирует меж понятиями и иерархией уголовного мира, манипулирует отношениями с людьми по другую сторону лагерной ограды, берет свое, чужое, мечтает о свободе и получает ее. Он понимает мир, где живет сам, и вдруг, получив шанс на обретение своей настоящей семьи, видит ясно, что возврата нет и быть не может.
Начальник Комбината, Гаков, Арсений, перенесший и хорошо еще помнящий войну и смерть, лишения первых послевоенных лет, работает, строит, и все смотрит на этих новых людей, то с надеждой, то с печалью, признавая, впрочем, что то же мещанство — неизбежный признак мирной жизни.

Инженер Воронцов, вызывающий симпатию сразу, несмотря на… да несмотря на все сложности и поступки. Тася Котемкина, влюбленная в Воронцова, растящая двоих детей, женским терпеливым взглядом наблюдающая и за мужчинами, жалея их и понимая, и идущая своей дорогой…
Герои и героини работают все вместе над полотном. Полотном времени, наверное, эпохи. Почти семьдесят лет спустя, в состоянии ли мы оглянуться по-настоящему? Не в черных линзах и не в розовых очках? Быть цельными, неразрывно связаными с прошлым, не открещиваться от него, не смотоеть свысока.
С подобной задачей сейчас справляться не модно. Время упрощений и разделения наших от ненаших, не смущаясь, что кого-то при этом надо разрезать прямо посередине, что ж поделать. А «поделать» — нужно. Даже необходимо. Ольга Погодина-Кузмина со сложнейшей задачей не только справляется, но и подает пример. Пример обьективности за счет сборки совершенно разных, а порой и противоположных взглядов, ракурсов и мнений. И каждое со своей правдой, со своим выстраданным миром. Каждый герой доказывает своей жизнью право на правду свою. И вот из этих конструкций складывается единая среда. Процессы распада, заложенные в ней, действуют и сейчас, проявляются, раскачиваются, ускоряются. Как и процессы созидания, слабеющие, впрочем, без поддержки, без крепких ровных плеч.

В романе есть шпионская линия с вкраплениями занимательной документалистики, тюремная — прекрасно раскрытая и поданная, детективная, мифическая. Роман интеллектуален не навязчиво, и увлекателен без беллетризмов. Он живой, наполненный, честный. Читатель втягивается и с сожалением потом обнаруживает, что осталось всего несколько страниц…

Оценив масштаб «Урана» и глядя на то, как проходит этот роман свой самостоятельный путь, увы, понимаешь, что нет никакой системы, способной работать с подобными книгами на должном уровне. Ими должны заниматься профессиональные сообщества, грамотно организуя чтения, обсуждения, дискуссии, встречи, интервью, диалоги, вовлекая людей и привлекая как можно больше внимания. Есть книги, работа над которыми выходит за рамки рекламы издательства и продвижения книги. Они важны для общества, для массового и вдумчивого читателя. Которого они и формируют сами. Но в этом им необходимо помочь.
И вот «Уран» — одна из таких книг.

Последние новости
Цитаты
Роман Родин​

​Заместитель Директора Департамента Финансовых рынков Банка «Солидарность»

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня