Война в лесу

Сергей Шаргунов из Бурятии из родового села госинспектора, едва не посаженного после задержания браконьеров

1055
На фото(слева направо): Сергей Красиков и Сергей Шаргунов
На фото (слева направо): Сергей Красиков и Сергей Шаргунов (Фото: предоставлено автором)

Новый Заган. Семнадцать улиц.

Стариннейшее село, основанное старообрядцами, упрямыми непокорными людьми, которые не сдавали традицию и достоинство. Эти русские изгнанники, пустившие здесь корни три века назад, называются семейскими. Они держались семьями сквозь века. И так удивительно и необычно, что и сейчас в 2021-м по-прежнему держатся вместе большими семьями, сохраняя породу, культуру, гордость и бодрость.

Я приехал сюда к Сергею Красикову, человеку, которого защищал. Направлял депутатские запросы, и в моей телепрограмме был большой сюжет с включением его из Бурятии.

Красиков — молодой инспектор Алтачейского заказника. Задержал браконьеров, получив перелом руки и сотрясение мозга после наезда их машины, но его ещё и хотели посадить. И вот наконец-то победа — уголовное дело о будто бы превышении им должностных полномочий прекращено.

Читайте также
Тепловой удар Тепловой удар

Сергей Шаргунов о людях, у которых «за долги» спилили батареи

Я отправился к Красиковым в гости, а приехав, попал на день рождения его матушки.

— Ну что, мама… — обнимает Галину Михайловну Сергей, — Поменьше переживаний, конечно, но с нашей работой не получается…

— Это самый большой подарок к моему юбилею, что он невиновен, — говорит мне Галина Красикова. — Уже и спать невозможно, и ждёшь их… Молиться стала за них… Тяжелая, конечно, у них работа.

С мужем она знакома с детства, учились в одном классе. Он уже 34 года главный оберегатель заказника, тёзка сына, носитель красивого старорусского отчества Гурьянович.

— Поколение из поколения здесь и живём. И никуда мы отсюда не собираемся, — твёрдо говорит Сергей Гурянович.

— Гордитесь сыном?

— Естественно. Сколько ситуаций было в нашей работе, он всегда выходил с честью. Никогда не пасовал ни перед какими трудностями… Сколько мы задержаний проводили… И практически у всех было сопротивление. Или наезжали автомобилем, или угрожали оружием. Ну что бы он мог сделать по-другому?.. Смалодушничал и ушёл бы в сторону, а браконьеры продолжали дальше бы беспределить на территории?

— Да, если б не было такого резонанса, по-моему, сейчас бы уже, наверно, сидел, — включается в разговор Сергей, — Вам благодарен, вообще, всем благодарен, кто хоть как-то, но помог мне в данной ситуации.

В ту ночь инспекторы — Красиков-старший, его сыновья Серёжа и Саша — обнаружили на вверенной им территории браконьеров, ведущих незаконную охоту. К месту охоты Серёжа прибыл первым. И сразу приступил к задержанию тех, кто уже убил к тому времени двух косуль. Но когда он велел браконьерам выйти из машины, водитель включил фары и резко поехал на Красикова: автомобиль сбил его по касательной. Из машины выскочили браконьеры и бросились врассыпную.

— Да, я уже был после того, как меня сбил автомобиль. Когда я догнал, на косогоре, того, у которого было оружие, он просто развернулся в мою сторону: как в руках держал карабин, так и повернул на меня. Я предложил ему отдать оружие, либо положить его на землю, но получил отказ. После чего сделал предупредительный в сторону, в сторону от них, ну и они в это время замешкались, и получается, я успел к нему подбежать, схватиться за ствол ружья, и он упал мне к ногам и я его прижал к земле, и отобрал у него оружие.

После этого на Сергея завели уголовное дело за превышение должностных полномочий. Наезд несправедливости.

Никого не смутило, что браконьеров с оружием было пятеро, а Красиков один. Со сломанной рукой и сотрясением мозга. Вместо награды и поощрения, парню, который уже десять лет, рискуя жизнью, защищает природу — попытка назначить уголовником с угрозой срока до десяти лет. За что так? Как утверждается, за браконьерами из Улан-Удэ стоят богатые и влиятельные покровители. Вот и заработала система связей, взяток и кумовства.

Друзья и подопечные этой семьи — косули, изюбри, маралы, кабаны, медведи, волки, рыси…

Зимой раз в неделю привозят подкормку зверям, соль, вспахивают и вручную засеивают далёкие лесные земли — а таковых около 50 гектаров — тяжеленный труд.

А ещё Сергей делится трогательными кадрами своих друзей в соцсетях.

— Очень люблю природу и очень люблю животных. Получается, я сперва начал с мыльницы фотографировать, потом получше фотоаппарат мне заповедник дал. И купили видеокамеру хорошую. Первый раз фотографировал изюбрёнка, который стоял ну буквально десять метров от меня… Мы разговаривали даже с ним, а он просто ушами крутит и на нас смотрит. Потом барсука. И получается, мне даже удалось его погладить, не только сфотографировать. Также вот белка. Спрыгнула мне на голову и схватилась за шапку, и понесла её на дерево… Что показывать потом детям своим, что внукам? Да и вообще, некоторые люди, которые мне пишут в соцсетях, они спрашивают у меня: «А это что за животное, а это что за животное?» Мы, говорят, ни разу таких не видели нигде. Ну всем же интересно. Ну и начинаешь рассказывать, что и как.

В результате общественного негодования удалось передать дело из Бурятии — хабаровскому Следственному Комитету. Дело закрыто. Больше того, в отношении нарушителей заведены уголовные дела о незаконной охоте и причинении телесных повреждений госинспектору. Странно, что только сейчас.

Говорят, семья принципиальных и честных лесных инспекторов сильно мешает кому-то, кому охота похозяйничать в этих местах.

Вот Саша, брат Сергея. Тоже работает в заказнике. И постоянно рискует собой, как на войне. Признается, что его уже дважды сбивали машиной.

Ребят не только давят машинами, но и конями, случается, тоже.

— У него все ладони были ободранные, — рассказывает мать про Сергея, — ловил конников, держал за узду. Я говорю: они б там тебя затоптали конями… Много таких матерей. Многие и есть, которые потеряли: и мужей, и сыновей…

Возможно, эта история — шанс обратить общее внимание на беззащитность защитников природы. Инспектор снова и снова оказывается ночью в тайге наедине с отморозками, обычно пьяными и вооружёнными огнестрелом. И когда, постреляв зверей, они посягают и на его жизнь, почему-то избегают наказания. В коллегу Красикова-старшего недавно разрядили целую обойму, чудом выжил.

Почему-то в отличие от полицейских у защитников природы нет никаких социальных гарантий и льгот. А зарплаты нищенские. На днях буду выступать с трибуны Госдумы, и призову поменять законодательство и отношение к тем, кто оберегает заказники и заповедники. И хорошо бы награждать чем-нибудь таких вот борцов с браконьерами — за проявленное мужество.

Говорит Красиков-старший:

— Это же по всей России инспекторы заповедников, выходя на задержание нарушителей, получая увечья или огнестрельные раны, ничем же не застрахованы… Если он погибнет даже, семья ничего не получит. Вообще никаких льгот не будет, никаких выплат, ничего.

Причина этой работы — влюблённость в природу.

Гурьян Гурянович Красиков, дедушка Серёжи, тоже всё время проводил в лесах, заботясь о зверях. И все их предки, из рода в род, заповедовали: держаться за эту землю, не отдавать никому на разграбление. Потому и работают из любви и совести, что ещё, как видите, в нашем мире случается, но таких бессребреников, готовых жизнь положить за друзей, изюбров и косуль, конечно, всё меньше.

— Может быть, кто-то и хотел бы работать, — вторит отцу сын Сергей, — но в связи вот с маленькой зарплатой, тут же нужно и семью содержать и всё, просто отказываются, уходят на более оплачиваемую работу. Сначала чё-то около 9, 8, потом 10 тысяч и вот по возрастанию потихонечку с каждым годом. Ну я вот 22000 получаю. Пока — максимум. (Смеётся.)

А каково другим молодым?

Куда им идти?

В тот же день, когда приехал к Красиковым, читаю, что праздник выпускников «Алые паруса — 2020» одержал победу в четырёх номинациях 11-й международной премии в области событийной индустрии Global Eventex Awards. «Алые паруса» — мероприятие, посвящённое выпускникам школ. Проход корабля с алыми парусами, фейерверк, лозунги: «Все пути открыты молодым» и «Вместе с Россией». Если последнее верно для миллионов, и абсолютно точно относится к судьбе Красикова-младшего и всей его семьи, то другой лозунг слишком многим может показаться насмешливым. Открыты ли пути? Путь — за три копейки погибнуть в тайге в схватке с бандитами — да, открыт. За Россию, за родную землю, несомненно.

Сергей смеётся, не жалуясь на долгие месяцы несправедливого преследования, безденежье, непрерывные опасности, боли в покалеченной руке.

И запросто признаётся, что отказаться от работы для него — то же самое, что от семьи и родовой памяти. Об этом знают родные и друзья, собравшиеся на юбилей Галины Михайловны, потомки упрямых хранителей дивных и диких приграничных пространств.

Читайте также

Гости один за другим поздравляют семью с двойным праздником, на котором главный подарок — то, что сын оправдан. А завтра отцу семейства Сергею Гурьяновичу и его сыновьям, Серёже и Саше, снова в путь, спасать остатки подлинной природы, исчезающие виды, а их маме и сестре ждать…

Эти люди, оберегающие заповедники и заказники, тоже могут быть отнесены к исчезающему виду.

— Я даже не знаю, как сказать, — говорит Сергей Красиков-младший, — Ну не боюсь я… Я работаю, можно сказать, за идею, за природу, за её сбережение. Охранять природу — значит, защищать Родину.

И эти его слова звучат без пафоса, просто и легко, потому что он правда так чувствует и живёт.

Последние новости
Цитаты
Владимир Попов

Писатель, автор книги «Абхазский крест»

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Михаил Синельников-Оришак

Политолог и публицист

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня