Мнения

Четыре пункта в защиту имперской политики

Надежда Алексеева о главном ресурсе наших будущих побед

  
6271

Люди, и ранее призывающие Россию отказаться, наконец, от «имперских амбиций» заметно активизировались в связи с присоединением Крыма, которое все-­таки произошло к великому их недовольству. Сказать, что идеи превращения России в «маленькую Швейцарию» пользуются большой популярностью в нашем обществе, будет преувеличением, но, тем не менее, сторонники их встречаются достаточно часто.

В рамках данной концепции есть два основных течения, либеральное и национал­-демократическое. Разница не очень велика, просто первые делают акцент на том, что бOльшие страдания существование СССР причиняло населению союзных республик (Россия — тюрьма для народов, и т. п.), а вторые напирают на то, что наоборот, наибольшие потери понесла именно титульная нация, русские, которые тащили на себе груз неблагодарных кавказцев, азиатов, бурятов, прибалтов и так далее.

В чем сходятся и те, и другие, так это в том, что Россия должна навсегда отказаться от мысли реконструировать имперскую модель, некоторые настаивают на том даже, что следует и далее продолжить «парад суверенитетов» ­ теперь пришло время отделятся Татарстану, Кавказу, Дальнему востоку и другим регионам. Большой территорией трудно управлять, а соседство разных народов под одной крышей порождает конфликт интересов, уверены противники имперской политики. Есть ли в их словах истина, и какие аргументы можно привести в защиту так называемых «имперских амбиций»? Экономическая целесообразность. Ни для кого не является секретом тот факт, что рост любой коммерческой компании прямо пропорционален уровню ее капитализации, эффективности и доходам. Поэтому основной закон, по которому функционирует пресловутая экономика капитализма ­ это непрестанное расширение производства.

Объясняется этот феномен просто: чем крупнее компания, тем проще ей минимизировать свои издержки, а кроме того — доминировать над конкурентами, завоевывая рынки сбыта. Предельно разросшиеся компании, ТНК, даже сравнивают с небольшими государствами. Это и не удивительно, ведь закономерность, согласно которой чем больше обороты производства, тем ниже экономические издержки, справедлива и для национальной экономики.

В качестве основных факторов развития экономики традиционно называют следующие условия: наличие богатых природных ресурсов, наличие рынка сбыта (внутреннего и внешнего), трудовые ресурсы. Чем шире соответствующие резервы — тем большим потенциалом развития наделена экономика. Именно в этом и заключается основной смысл «собирания земель», которым занимался отнюдь не один Советский Союз. Экономический и культурный расцвет приходится, как правило, на период роста территорий всех знаменитых империй.

Кроме того, не стоит забывать также и о торговой географии. Разумеется, времена, когда основной задачей было спасти свои караваны от разбойников давно миновали (хотя, недавний случай с экспроприацией целой партии КАМАЗов на Украине свидетельствует о том, что рецидивы возможны и сейчас), однако введение транзитных пошлин на пути товаропотока остается вполне реальной перспективой. Не говоря уже о возможности введения пресловутых экономических санкций. Отказаться от политики расширения своего геополитического влияния (назовем это так), было бы возможно при условии полного исключения самой вероятности возникновения конфликтов между странами. Но это, как мы понимаем, фантастика. Поэтому, создание собственного емкого рынка сбыта — совсем неплохая идея, расширяя геополитическое влияние, страна одновременно находит покупателей для своей продукции.

Егор Гайдар, как известно, находил причины чудовищного экономического краха 90­х не в собственных реформах, а в имперском прошлом СССР. Эта точка зрения получила довольно широкое распространение, в определенных кругах утвердилось мнение, что

империя априори неэффективна. Логически это положение никак не объясняется, а в качестве позитивных антипримеров приводится непременно какая­-нибудь Швеция или Швейцария. Но почему­-то никогда — бедствующие Греция или Испания. Отстающих в экономическом плане унитарных государств более, чем достаточно, а преуспевающих — единицы.

Соседи по региону

Очевидно, что от наших соседей нам все равно никуда не деться. Есть, конечно, вариант

опустить по всей границе железный занавес — однако, такая тактика уже успела продемонстрировать свою низкую эффективность на примере США, которые на протяжении долгих лет с попеременным успехом пытаются выставить кордоны на пути

нелегальных эмигрантов из Мексики. Кроме того ущерба, который наносит экономике страны нелегальная (или даже легальная) трудовая миграция, которая, во­-первых, выводит весьма ощутимые средства из российской экономики за рубеж, а во­-вторых, позволяет нашим работодателями предлагать заведомо заниженные условия труда и для россиян, претендующих на вакансии в «мигрантских нишах», не стоит забывать также о том, что некоторые наши соседи являются на данный момент плацдармом для организованной преступности и наркоторговли. Искоренение которой весьма затруднено тем, что ее центр все равно находится вне зоны досягаемости российских правоохранительных органов.

Между тем, от наплыва мало адаптированных мигрантов страдает не только Россия — европейские страны, также отказавшиеся в свое время от колониальной политики, переживают сейчас не самые лучшие времена. По этой причине на территории европейских государств начинает поднимать голову правое движение, требования националистов набирают все большую популярность — вот уже и во Франции социалисты провалились на муниципальных выборах на фоне растущей популярности сторонников Марин Ле Пен.

Подобные тенденции набирают силу не только во Франции — просто пока они тлеют под внешней политкорректностью, а что будет, когда это пламя разгорится? Не лучше ли было не уходить из колоний, а на хотя бы скорректировать характер своих взаимоотношений с ними? Как говорится ­ «мы в ответе за тех, кого приручили», даже если речь идет о таком грустном явлении, как колониальная политика.

Мигрантов тоже можно понять — привыкшие воспринимать европейцев в качестве привычного атрибута своей повседневной жизни, знакомые с их языком, они находят для себя вполне логичным бежать в Европу от невыносимой жизни на родине. Вообще, морализаторство в адрес националистов, либо же в адрес мигрантов — дело неблагодарное. Ни те, ни другие не повинны в сложившейся ситуации, разрешить которую можно лишь на государственном уровне. Если в Европе за немедленное освобождение колоний ратовали социалисты, то у нас — либералы и нацдемы, спровоцировавшие «парад суверенитетов». Что будет потом с этими «освобожденными» странами не волновало ни тех, ни других, и последствия отказались плачевными.

В итоге, чуть ли не половина населения бывших союзных республик вынуждена трудится не у себя на родине, как это было во времена ужасной советской экспансии, а скитаться по московским подвалам и чердакам, покуда их правители играют в национальную независимость.

Военная безопасность

Для России, как бы в это не хотели верить пацифиствующие граждане, этот вопрос остается одним из первоочередных — сложить оружие в одностороннем порядке является не самой лучшей идеей. Важно помнить еще и о той колоссальной моральной ответственности, которую Россия несет за своих союзников — за те самые страны «оси Зла», которые живут под прицелом натовских орудий. Отказаться от «имперских амбиций» ­ это значит еще и предать эти страны, и их население. Что случается, когда Россия самоустраняется от поддержки союзников мы видели уже не раз — Югославия, Ливия, едва удалось предотвратить бомбардировку Сирии.

Отказ России от «амбиций» означает конец многополярного мира. А ведь именно наличие сложившегося военного паритета между Россией и США обеспечивает, во многом, сохранение относительного мира на планете в последние десятилетия.

Психоэмоциональный фактор

Идеи реваншизма остаются наиболее популярными среди россиян, поэтому и рейтинг президента стремительно взлетел в ходе крымской компании. Да, «ватники» ностальгируют по советской эпохе. Это вполне естественное чувство — радоваться своей причастности к справедливой силе. Понятно, что без должного продолжения этот всплеск энтузиазма быстро сойдет на нет, но в качестве примера случай весьма характерный. В последние годы стало модно говорить и писать про русские «тлен и безысходность», необъяснимую апатию населения — последствия поражения России в холодной войне и распада СССР.

Эмоциональный подъем, испытанный россиянами по поводу воссоединения с Крымом, наталкивает на простую мысль, что так называемые «имперские амбиции» остаются для нас тем ресурсным состоянием, благодаря которому страна может преодолеть и победить многие трудности, даже не относящиеся непосредственно к расширению нашей геополитической орбиты.

Фото: РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Андрей Рудалев

Публицист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня