Мнения

О Европейском суде и нарушении прав человека на Украине

Дмитрий Аграновский о правовых последствиях событий на Юго-Востоке страны

  
612

События, стремительно разворачивающиеся на Украине, шокировали всех людей в мире, в ком сохранилось хоть что-то человеческое. Но любая трагедия в истории человечества имеет свой правовой статус и свои последствия. Правильный правовой анализ боевых действий во многих случаях оказывается не менее важен, чем безотказный автомат или боевая подготовка. Это пригодится как для будущего Нюрнбергского процесса, так и для более ближних целей.

Полагаю, что у граждан Украины, подвергающихся сейчас разного рода репрессиям, есть отличная позиция для подачи жалоб в Европейский Суд по правам человека. Причем, спектр нарушений уже весьма многообразен.

Их можно разбить на блоки:

1. Жители Славянска, Краматорска и других населенных пунктов, подвергающихся так называемой «контртеррористической операции», а по сути — вооруженному насилию со стороны лиц с непонятным правовым статусом, являются, в частности, жертвами нарушения положений ст. 2 Европейской Конвенции о защите прав человек и основных свобод (далее — Конвенция), гарантирующей право на жизнь.

Также в отношении них нарушаются положения ст. 3 Конвенции, в соответствии с которой никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Проще говоря, ст. 2 Конвенции защищает право на жизнь, а ст. 3 Конвенции право не подвергаться пыткам и иному бесчеловечному обращению.

2. В отношении граждан, задержанных по результатам одесских событий, нарушаются положения тех же статей 2 и 3 Конвенции, по ряду позиций с еще большей интенсивностью, чем даже в отношении жителей Донецкой и Луганской области.

Также в отношении них нарушаются положения ст. 5 ч.1 п. «с» Конвенции, в соответствии с которой каждый имеет право на личную свободу и неприкосновенность и не может быть лишен свободы иначе как в случае законного задержания или заключения под стражу лица, произведенного с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения. То есть, эти нормы защищают граждан от неправомерного, незаконного ареста.

В отношении граждан, погибших в ходе одесских событий, а также в ходе боевых действий на Юго-Востоке Украины, можно говорить о нарушении положений ст. 2 Конвенции, гарантирующей право на жизнь и констатировать отсутствие эффективного расследования по этому факту. Подателями жалоб могут быть их близкие родственники или уполномоченные ими адвокаты.

3. Павел Губарев и иные задержанные на Юго-Востоке Украины еще до начала боевых действий, в частности, в Харькове и других городах — в отношении них нарушаются как положения ст. 5 ч.1 п. «с» Конвенции, поскольку были они арестованы, на мой взгляд, явно незаконно, так и положения ст. 5 ч.3 Конвенции, в соответствии с которой имеет право на суд в разумные сроки или изменение меры пресечения до суда — то есть, поскольку режим явно не собирается их отпускать, встанет вопрос о незаконном продлении им сроков содержания под стражей.

Судя по сообщениям СМИ, в отношении этих граждан также нарушаются положения ст. 3 Конвенции, поскольку обращаются с ними так, что фраза «брошены в застенки режима» лучше всего отражает их текущее положение.

4. Отдельно можно выделить дело российской гражданки Марии Коледы, прибывшей на Украину, арестованной по надуманным, нелепым обвинениям, однако, по неофициальным данным, подвергаемой прессингу с целью склонения ее к самооговору и оговору других лиц. Разумеется, она не одна среди задержанных иностранных граждан, поскольку шпиономания — важная часть сознания незаконного и слабого режима. О судьбе Коледы до сих пор нет никаких определенных данных, кроме того, что она находится в одной из киевских тюрем, можно сказать, что в отношении нее нарушаются положения ст. 6 Конвенции, гарантирующих право на защиту и другие судебно-процессуальные права.

Применительно ко всем пунктам очень полезно было бы обратиться к многочисленным решения ЕСПЧ по жалобам жителей Чеченской республики, не являвшихся участниками боевых действий, чьи права, как установил Суд, были нарушены в ходе контртеррористической операции — с той, однако, разницей, что в отношении террористов применялась армия на законных основаниях и необходимость их ликвидации была очевидна и подтверждена теми же решениями ЕСПЧ.

Разумеется, как список категорий граждан, в отношении которых сейчас нарушаются права человека на Украине, так и список нарушаемых статей Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод я привел далеко не полный.

Как правозащитник с большим стажем, я констатирую, что нарушения прав человека на Украине приняли массовый характер.

Я пока оставляю за скобками вопрос о том, что режим в Киеве пришел к власти в результате государственного переворота и его действия a priori являются незаконными. Эти определения все-таки больше задача политиков.

Я лишь говорю об эффективных средствах правовой защиты, которые могли бы быть применены здесь и сейчас.

Что касается задержанных во время боевых действий, то все они, на мой взгляд, должны иметь статус комбатантов и на них должны распространяться все гарантии, обусловленные статусом военнопленного.

Большая Советская Энциклопедия говорит, что комбатанты — (от франц. combattant — воин, боец, сражающийся), это в международном праве лица, входящие в состав вооруженных сил воюющей стороны и непосредственно принимающие участие в военных действиях. Кроме того, комбатантами являются также участники военных ополчений, отрядов добровольцев, участники Движения Сопротивления, население, стихийно взявшееся за оружие при приближении неприятеля, а также участники гражданских и национально-освободительных войн. Правовой статус комбатанта включает: 1) право применять военное насилие; 2) быть объектом применения военного насилия вплоть до физического уничтожения.

В соответствии с положениями Женевских конвенций 1949 года к таким лицам относятся: личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в вооруженном конфликте; личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих и не входящих в состав вооруженных сил; личный состав организованных движений сопротивления, партизанских формирований и национально-освободительных войн.

Очевидно, что обе вовлеченные в конфликт стороны попадают под признаки комбатантов.

Безусловно, жалобы в Европейский Суд должны быть скорыми и массовыми. И кому, как не правозащитникам и юристам помочь гражданам в выполнении этой задачи? Ведь права человека нужно защищать каждому на своем месте. В этом смысле создание «Белой книги» нарушений прав человека на Украине, является исключительно полезным делом и работой на будущее. Надеюсь, эта важная инициатива не станет просто очередным политическим сиюминутным ходом.

Фото:ИТАР-ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня