Культура

«Мы редко радуем российского зрителя»

Интервью Марии Панкевич с кинопродюсером Александром Котелевским

1578
«Мы редко радуем российского зрителя»

Сначала мы с кинопродюсером Александром Котелевским говорили о кино. Ему понравился мой рассказ «Петруха» в сборнике «Русские женщины» издательства «Азбука», и Александр предложил придумать историю для полнометражного фильма. «Это хорошая литература!» — веско произнес он о моей первой книге, чем логично привел в состояние эйфории. В пекарне на Новокузнецкой мы пили кофе и опять же говорили о кино — и снова слушала я, а говорил он.

— Александр, расскажи, как ты пришел в волшебный мир киноискусства?

— Первая моя организация по линии культурного ведомства — Российский фонд культуры под руководством Никиты Сергеевича Михалкова. Там мы сделали первую попытку поработать в документальном кино. До этого я работал на телевидении. Оттуда перешел на должность генерального директора Федерального фонда социально-экономической поддержки отечественной кинематографии, который находился в фонде ГосКино, и проработал там примерно три года. После этого я пошел на госслужбу и какое-то время работал вице-губернатором Ульяновской области. Но государственную карьеру продолжать не захотел и с продюсером, актером и сценаристом Ренатом Давлетьяровым, генератемльным директором ГДМК «Интерфест», Членом Правления Союза кинематографистов РФ, мы создали компанию «Реал-Дакота». «Реал» — это Ренат и Александр; «Дакота» — Давлетьяров и Котелевский.

Первый наш проект назывался «От 180 и выше». Он был категорически успешным, его знают все. А мой первый продюсерский проект назывался «Спартак и Калашников». История, в которой играла моя собака, снималась в воинской части, где я проходил учебку. Называлась эта легендарная часть «Центральная школа военного собаководства». Там готовили кинологов разных направлений. Мой командир роты был командиром части, сейчас он, к сожалению, уже умер. А дальше закружило-понесло.

— Расскажи о проектах, которые должны выйти в 2015—2016 годах?

— Только что в прокате появился фильм «Невидимки». Мы снимали новогоднюю комедию. Отзывы разные, большинство хороших. В русском прокате ситуация такова, что не очень просто русской картине выйти на большой экран. Поэтому практически три года мы ждали. Придуманная история: один раз в году река Неглинка становится волшебной, а человек, упавший в нее, становится невидимкой. В Москве живет некое племя невидимок, и эта конгломерация по-всякому шалит. В бэкграунде у них человеческие, русские судьбы.

Примерно 15 мая выйдет фильм «Пацаны» по сценарию Юрия Короткова, одного из лучших наших сценаристов. Он автор таких вещей, как «Страна глухих», «Девятая рота», «Стиляги», «Любовь-морковь». Это его ранняя работа, она о нашем детстве, которое проходило в провинции, в жестких условиях — Советский Союз, семидесятые годы. Это проект с большим релизом.

«Самый рыжий лис» — полнометражный художественный петербургского режиссера Александры Стреляной, которая сняла фильмы «Суходол», «Море». Фильм снимается при поддержке Министерства культуры России. В основе сказки европейская традиция, которая сделала зверей прямоходящими. «Кот в сапогах», «Бременские музыканты» — именно об этом. Саша не любит, но я скажу — у Гёте есть сказка «Рейнике Лис». У нас есть басня «Ворона и лисица», сказка о волке, который морозил в проруби свой хвост… Наша история о девочке, которая никогда не улыбается, и, когда она вырастает, все игрушки уходят в лес, и образуется лесное братство. Мы сделали больше тридцати масок. На руки надеваются тросы, с помощью которых закрываются веки, поворачиваются уши — сложнейшее сооружение, как в кукольном театре. Осталось только анимировать.

Фильм «Трек» — дебют петербургского молодого парня Ильи Северова о кризисе среднего возраста семьи. У жены жизнь удалась, у нее есть книжные магазины, а муж — тренер по велотреку, не слишком успешный. У них есть сын. В этом году мы завершим съемки.

— И «Контрибуция» по сценарию прекрасного писателя Леонида Юзефовича…

— Исторический остросюжетный детектив — жанр успешный еще со времен Советского Союза. «Корона российской империи», «Неуловимые мстители», ленфильмовский фильм «Даурия», конечно, акунинский «Статский советник»… С режиссером Сергеем Снежкиным я раньше не работал. Снимают они кино без меня, я участвовал только в предзапуске. Бюджет фильма — почти 4 миллиона долларов. Это историческая картина, она требует больших затрат.

— Какие жанры ты считаешь коммерчески оправданными?

— Кино в нашей стране до сих пор планово убыточное, и это не бизнес в чистом виде. У нас не хватает залов, у нас бешеное пиратство… Люди из снобизма придумали, что есть коммерческое кино, а есть настоящее искусство. Правильный термин — зрительское. В Америке нет такого понятия как коммерческое кино. Я люблю все жанры, кроме скучных. Конечно, я более склонен в силу внутреннего кредо к позитивным историям. Даже если это криминальная драма, как «Все и сразу» — всегда есть температурный ноль.

Итальянский кинопродюсер Карло Понти говорил: «Если фильм имеет успех, это бизнес. Если фильм не имеет успеха, это искусство». Я считаю так: если у тебя полный зал — это кинобизнес. Если ползала — это киноискусство. Если два человека в зале — это арт-хаус. Есть кино, которое смотрят десять человек, и оно имеет право на существование. Есть фильмы, которые смотрят миллионы. Я лишен всякого снобизма. Картину «Аватар» я считаю гениальной, просто гениальной! Поди, такое сделай.

— Чем обусловлен бешеный успех всех трех частей фильма «Любовь-морковь»?

— Ничего нельзя рассматривать вне контекста. В 2005 году, когда он запускался, на экране главенствовали чернушные истории. Ленинградские окраины, сидит человек в майке — «алкоголичке» и порванных трусах со стаканом водки… Мы же сделали «мир белых роялей» — абсолютно позитивную среду, утрированно позитивную. Все такие зайки, всё так хорошо, что дальше ехать некуда! Мы на полном серьезе думали — ходят ли наши герои в туалет! В этом был элемент стеба. И, конечно, мы делали кино, которое хочет видеть зритель. Первая часть — давайте побудем в шкуре друг друга и лучше поймем друг друга. Второй фильм — родители меняются телами с детьми, и те, и другие понимают, как непросто им жить. Там много компонентов успеха. Кино компилятивно, и один компонент нельзя выделить.

— Чего российский зритель ждет от российского кинематографа?

— Хорошего кино. Интересного. Мы редко его радуем. Мы пытаемся поставить ему блюдо и говорим: ох, до чего же хорошо! А это на самом деле не всегда так. Все любят комедии. Но вот возьми фильм «Все и сразу» — ну какая это комедия? Это криминальная драма. Но там много смешного, в идиотизме. Но это не как в Америке, где ржут над комиксами. У нас это скорее «хоть плачь, хоть смейся».

— Киношников часто упрекают в том, что чтобы они не сняли, пипл все равно проглотит…

— Да ты что! Из десяти картин максимум половина выходит хоть на двух копиях. А половина не выходит вовсе. У нас нет внутреннего протекционизма. На этом прилавке лежит весь мир, и у зрителя огромный выбор. Зачем хавать что попало? Знаешь, в чем парадокс? «Любовь-морковь», снятая за 2,5 миллиона долларов, претендует на такие же сборы, как американская картина за 150 миллионов долларов. Благодаря Интернету Брэд Питт сегодня — народный артист России. О нем знают больше, чем о многих наших актерах.

— Какие у тебя есть нереализованные амбиции?

— Есть небольшие прикольные эксперименты для молодой аудитории. Приходят интересные ребята. Больше десяти лет одной нереализованной задумке, а она все не ложится и не ложится, может, получится, творчество такая вещь… Благодаря своему лучшему другу я купил права на несколько книг, не буду их называть. Что я буду идти по этому пути вечного разочарования, когда есть столько прекрасного у классиков? Это будут большие исторические проекты. Может, сейчас и не лучшее время, но я буду трудиться не покладая рук.

— С кем ты любишь работать?

— С веселыми и талантливыми людьми. У меня есть друзья во всех кинематографических профессиях: и актеры, и режиссеры, и операторы… Кино — такой партизанский отряд, который формируется на время, и мы стремимся прожить эту жизнь весело и интересно. И результат — единственное этому оправдание, потому что для взрослых мужчин кинематограф — весьма странное занятие.

Снимок в открытие статьи: кинопродюсер Александр Котелевский / Фото: Руслан Кривобок/РИА Новости

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Иван Капустянский

Ведущий аналитик Forex Optimum

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article