Культура
28 апреля 2015 14:03

Глобальная конспирология

Вышли в свет два новых детективных романа астролога Павла Глобы

2231
Глобальная конспирология

Хороших астрологов намного меньше, чем хороших писателей, один из таких астрологов был приглашен на заседание Клуба метафизического реализма ЦДЛ, причем сразу в качестве почетного гостя и члена творческого Совета Клуба.

Писатель Сергей Сибирцев, председатель Клуба, не без юмора сказал про Павла Глобу: Знаменитая медийная фигура решила прорваться в наш цех, а любой профессиональный цех — это закрытая для чужих корпорация и наличие книги, пусть даже нескольких книг, изданных не за свой счет, не является пропуском в литературное сообщество. Также скептически, наверное, посмотрели бы и профессиональные астрологи на человека, стремящегося представляться как астролог.

Любая синтетическая наука, а астрология именно такая наука, требует универсальной подготовки в различных областях знаний. И поэтому хорошо подготовленный профессиональный астролог — это редкость. Именно таков Павел Глоба. У него проявился блистательный литературный дар, а его проект «Астролог» обладает не только литературными достоинствами, но и носит просветительский характер. Это скорее историческое исследование в детективной форме.

Один из журналистов популярной газеты сказал, что если бы они поместили информацию о сегодняшнем вечере, то многие бы подумали что Глоба «купил» их, и что только так мог поступить известный астролог и неизвестный графоман. Журналист сделал это заявление приватно, даже не пожелав познакомиться с текстами. Я, Сергей Сибирцев, прочитав оба романа Павла Глобы, ответственно заявляю, что Глоба меня не «покупал» и мне понравились оба произведения просто потому, что их было интересно читать. Конечно, опасался, что будет наукообразно и даже «мракобесно», как выразился тот же журналист. Но я не разочаровался. Во-первых, в Павле, как в человеке остроумном и интересном, а во-вторых — как писателе глубоком, своеобразном, со своей темой и своим героем, который, конечно же, является астрологом, но интересен не только этим. Давно у нас не было такого живого, не без недостатков, нестандартного персонажа, вызывающего непосредственную читательскую реакцию.

Павел Глоба: У меня не было страстного желания ворваться в глубокоуважаемый цех литераторов. Для чего у меня есть одна вроде бы сторонняя причина. Она немного анекдотична, но существенна и связана со словом «цех». Когда — то давно, во время практики, я был в сталелитейном цеху, и капля расплавленного металла оставила на моей ноге отметину. Так что желания рваться в какой-либо цех у меня с тех пор нет.

Изначально я, как и большинство из нас, читатель. Во времена моей молодости детективная литература считалась второсортным чтивом. А мне очень нравилось читать детективы. Запоем читал Агату Кристи. Очень нравилось распутывать, расшифровывать двойные и тройные хитросплетения сюжетных линий в её романах. Но не любовь к детективам привела меня к этому жанру литературы, а необходимость вот какого рода. Во время выступлений перед широкой аудиторией мне постоянно приходится отвечать на одни и те же, относящиеся к основной сфере моей деятельности, вопросы: что такое астрология, почему она не является лженаукой, как к ней относится Церковь и т. д. и т. п. Были и анекдотичные случаи. Однажды я принимал участие в программе Киры Прошутинской «Народ хочет знать». И на этой программе один из членов комиссии по борьбе с лженаукой вместо аргументированной критики быстро перешёл к эмоциональным выпадам в духе «а ты кто такой?!» и сильно проиграл в глазах телевизионной аудитории.

И это был не единичный случай таких нападок, но гораздо больше было вполне доброжелательно настроенных людей, живо интересующихся предметом моих астрологических исследований, а именно фиксации закономерно, циклично повторяющихся явлений и составлении на основе их интерпретаций прогнозов на будущее. Кстати в моей практике верность прогнозов составляет около 80% .Это достаточно высокий процент точности. Например, ещё в 2007 году я говорил о распаде Украины на три части, в 2009 году — об отделении Крыма от Украины и усилении холодной войны после зимней Олимпиады в Сочи 2014 года.

Так вот мне захотелось раз и навсегда (наивный я всё — таки человек) ответить на возможно большее количество вопросов именно по астрологии. Тут же передо мной встал вопрос, в какой форме на эти вопросы отвечать. Обычных интервью было предостаточно. И тут я вспомнил, как зачитывался детективами, и подумал, что, пожалуй, этот увлекательный и любимый многими жанр мне очень даже подойдёт для решения поставленной самим собой задачи: развлекая, просвещай. А тут как раз и герой моего романа проявился: астролог Андрей Успенский, к которому в конце романа «Код Мастера» обращены следующие слова о предназначении астролога: «Пора применять полученные знания в деле. Тебе предстоит решать задачи нового уровня. События, с которыми ты столкнёшься, касаются уже не только тебя. Они будут влиять на судьбы всего мира. Удел званых — заваривать кашу, удел избранных — её расхлёбывать и разгребать последствия. Сценарий жизни вечен и неизменен. Но ты избранный, и ты справишься. Ты победил носителей зла, но они не одиноки. Имя им — Легион. И война с ними будет долгой». Это реминисценция из Булгакова. Те, кто уже прочитал «Код Мастера», говорят что Успенский — Глоба. Нет, это не Павел Глоба, а тот, кем он хотел бы быть: молодой симпатичный, врач-реаниматолог. После трагической гибели близких людей он решил сменить сферу деятельности и ушёл в астрологию. Был у моего героя и прототип: врач, потерявший родных людей, тоже ставший астрологом, но медицину не бросивший. Герой романа, это, конечно, немного автопортрет, как и любое художественное произведение. Успенский — не идеал, он живой человек со своими недостатками. Да и биографии у нас немного разные. Я, в отличие от моего героя, не стал врачом, но собирался по совету мамы стать эндокринологом и хотя учился в медицинском вузе, не закончил его. А по совету папы, военного художника студии имени М.Б. Грекова, пошёл учиться в среднюю художественную школу при Академии художеств, где меня научили хорошо рисовать и привили способность визуализировать образы не только словами.

Возвращаясь к детективам, хочу сказать, что довольно продолжительное время я, в меру своих возможностей и сил, помогал представителям министерства внутренних дел, занимавшимся раскрытием резонансных преступлений (в той мере, в какой меня допускали к расследованию сотрудники органов правопорядка). Со многими сотрудниками теперь уже полиции, как с бывшими, так и с действующими, я до сих пор нахожусь в дружеских отношениях. Так вот один из них, занимающий ныне высокую должность в Следственном Комитете России, и предложил мне в художественной форме изложить то, чем я занимался, участвуя в расследованиях. Он стал моим консультантом. Так что всё, что касается процессуальных норм ведения уголовных и гражданских дел в моих романах, абсолютно верно отображено с точки зрения закона.

О тонкостях жанра. Мне нравится писать не триллеры, в которых довольно скоро становится понятно кто главный злодей, а детективы, где тайна держится до конца. В начале я решил посвятить время изучению технологии вопроса: как создавали детективные творения лучшие писатели этого жанра. За два года, посвящённые этой теме, в моей квартире возникли сталактиты и сталагмиты детективной литературы. Затем я начал конструировать сюжеты, избегая автоматического и спонтанного письма, (собственно, откуда такому письму было взяться при моём небольшом литературном опыте). Диалоги мне помогала писать хорошая от природы память. Я вставлял в тексты, подходящие по смыслу, когда-то услышанные разговоры, диалоги и монологи. Взяв за основу идею великого английского философа и историка Арнольда Джозефа Тойнби, что исторические события, исторические сценарии — регулярно повторяются, воспроизводятся, но уже в другой эпохе. Изучая свидетельства истории и сравнивая их с современностью, я увидел, что такое, например, событие как резонансное уголовное или политическое преступление, в которое вовлечены исторические персонажи, имеет тенденцию повторяться в примерно сходных условиях, и периодичность этих событий примерно кратна пятидесяти годам. То есть примерно такое же преступление может повториться через, 100, 150, 200 лет и так далее. А совершают эти преступления в основном те, кто рождается, в день смерти того отрицательного героя, который совершил когда-то похожее преступление. То есть дата смерти одного преступника связана с датой рождения следующего персонажа с преступными же наклонностями. Вот так раскрыв этот секрет, говоря современным языком, найдя эту «фишку», я и конструировал перипетии сюжета, переплетая их детективными и любовными линиями.

Безусловно, в моих романах есть конспирология, но вот мистики в них точно нет, есть просто совпадения, их много, и они составляют узловые опоры романов. Надеюсь, что их будет интересно читать. По крайней мере, я и такую задачу ставил, проверяя это непосредственно на читателях: давал им черновики и следил, на каком месте они потеряют к чтению интерес. И тут же вносил изменения для того, чтобы этот интерес вернуть. Для большой литературы этот метод конечно, вряд ли подойдёт, а вот для детективной — в самый раз. По поводу большой литературы. Я не считаю себя профессиональным писателем. То, что пишу — детективная проза просвещённого читателя. Когда первые романы были опубликованы, предвидя (астролог, всё-таки) характер откликов, я заранее опубликовал в интернете то, что примерно будет написано про мои литературные упражнения. И это, как и ожидалось, совпало с тем, что обо мне начали писать на форумах: «Глоба испытывает кризис жанра. Как астрологу, ему перестали заказывать составление гороскопов. Конечно, то, как написано, читать интересно, но всё, что касается астрологии — это мракобесие!».

Одна из претензий была такая: астрология противна Богу. В романе о Долгоруких много сказано об отношениях церкви и астрологии. Начнём с того, что в Евангелии от Матфея во второй главе упоминаются волхвы, которые собственно были астрологами, первыми поклонившимися Христу и принесшими ему дары. Многое на эту тему перешло в роман из моих бесед со священником Александром Владимировичем Менем. И один из главных выводов в итоге по этой проблематике такой: если астрология не претендует на то, чтобы быть религией, то это дело астрологов — разбираться с современной наукой. Астрология в главной своей ипостаси — это наука о цикличности закономерностей. Ничего больше. Астрологи не подменяют веру в Бога верой в чудодейственность расположения планет. 300 лет назад разошлись пути академической науки и астрологии, но это не отменяет того, что астрология именно наука. От многих псевдоастрологов действительно приносящих вред нужно откреститься: использование «астрологических» прогнозов в средствах массовой информации вредно для здоровья. У таких «специалистов» нужно «отнимать хлеб» и не называть их астрологами.

Сергей Сибирцев: Романы Глобы насыщены интереснейшими деталями и реминисценциями. Они познавательны и написаны с толикой юмора, что гарантирует читательский интерес у молодой аудитории. Он открывает нам исторические факты под новым углом зрения и ярко и образно их преподносит.

Павел Глоба: Меня очень давно привлекал к себе один исторический сюжет: четвёртая жена Ивана Грозного Мария Долгорукая по легенде перед своей смертью в 1573 году прокляла царя и весь род Рюриковичей, которые будут брать в жёны девиц из рода Долгоруких, и династия вследствие этого проклятия прервалась на Федоре Иоанновиче. Я взял этот апокриф за основу романа (историк Костомаров утверждал, что этот миф всё-таки имел реальную основу). В дальнейшем я стал анализировать только факты, связанные с этой историей. В 1613 году к власти приходит династия Романовых. Первая жена Михаила Фёдоровича Романова, которую звали также как и жену Ивана Грозного, Мария Долгорукая вскоре после свадьбы умирает. Но и сам царь тоже прожил недолго. Проходит сто лет и Пётр II берёт в жёны Екатерину Долгорукову. В это время (1730 г.) эпидемия оспы выкашивает всю династию Романовых по мужской линии. Царь Александр II с 1866 года живёт вне брака, а в 1880 году венчается, опять-таки уже с другой Долгоруковой — Екатериной, а в 1881 году он погибает от рук народовольцев. Кстати, интересно то, что Екатерина была связана родством со старинным малороссийским родом Вишневских. Её прадед привёз в Россию днепровского казака Алексея Розума (Разумовского), по некоторым сведениям тайного мужа Елизаветы Петровны. А из рода Разумовских происходит Софья Перовская, одна из организаторов убийства Александра II. Еще раз хочу подчеркнуть, что все мои романы основаны на изучении исторических документов.

Я скорее историк, реконструктор событий. Могу принять любые упреки касательно художественной стороны моих книг, но только не обвинения в неточности исторических фактов, приведённых в моих романах.

Возвращаясь к хронологии моего вхождения в литературный процесс. Первый мой роман написан, но не опубликован. Это история про двоюродного брата главного героя второго романа «Код Мастера» Андрея Успенского — Михаила. Книга, конечно же, об астрологии, о самом её известном персонаже — Нострадамусе и о 1999 годе, о котором говорили как о времени конца света. Там же появилось понятие «матрица» — о повторяющемся во времени и пространстве событии. В этой книге сплетается прошлое и настоящее. В ней говорится о том, как важно ждать будущее, не подтасовывая варианты этого будущего, даже если они якобы предсказаны Нострадамусом, и тогда оно придёт и исполнится в своем самом оптимистическом виде. Я принёс эту свою первую книгу в одно из крупных издательств в 2010 году, где мне сказали — не актуально, конец Света не состоялся и надо что-то посовременнее. И тогда я начал писать «Код Мастера». Который вышел уже в другом издательстве. Я повторяю, что я не писатель, а в первую очередь — астролог, и основные мои занятия связанны с этой профессией: составляю гороскопы, преподаю в Международном институте астрологии (кроме самой астрологии там же преподают математику, астрономию, историю). Но литература для меня не случайность, скорее это моя страсть. Кстати удивительным для меня стал известный многим писателям факт из психологии творчества: воображаемые герои настолько насыщаются самостоятельной энергетикой, что начинают жить собственной жизнью и уже сами диктуют последовательность своего существования в обстоятельствах романа.

На сегодня существуют в различных ипостасях четыре книги: первая написана, но не издана, вторая и третья — изданы и четвёртая готовится к изданию в этом 2015 году. Всего в этой серии конспирологических детективов «Астролог» с одним героем задумано 12 романов (по чистой случайности это совпало с количеством знаков Зодиака).

Надеюсь, что по прочтении этих книг увеличится количество людей, понявших и полюбивших астрологию, многое узнают про прошлое, настоящее и, возможно, будущее России. Увидят взаимосвязь истории и астрологии. Проникнутся идеей матрицы времени, станут отличать истинных астрологов от псевдоучёных.

На вечере, среди других гостей, совершенно случайно оказался писатель Михаил Задорнов. Он тепло отозвался о творчестве Павла Глобы.

Михаил Задорнов: Павел при близком знакомстве, кроме того, что он астролог, оказался и замечательным писателем, а еще историком. И мне с ним очень нравится разговаривать об истории России. Глоба говорит правду не только о будущем, но и прошедшем времени. Павел иногда использует апокрифы, в которых историческая правда приобретает художественную окраску, но не перестаёт от этого быть правдой. Я, еще до того как он начал заниматься литературным трудом, сказал, что ему надо заниматься написанием именно исторических книг, настолько оригинальны, интересны и подтверждены фактами его рассказы не только о российском, но и мировом историческом прошлом. Тот, кто знает правду об ушедшем времени и предсказывает будущее, тому можно точнее определить время настоящее.

Снимок в открытие статьи: презентация книг астролога Павла Глобы/ Фото автора

Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня