Культура
16 мая 2015 15:03

Секс по-чешски: любовь и революция

Олег Демидов о фильме Иржи Вейделека «Бархатный волны»

18317
Секс по-чешски: любовь и революция

Россия — это космос, это иная планета, это иной мир. Время здесь течёт в принципиально иных координатах. Недаром же только у нас есть двойные обозначения: по старому календарному стилю и по новому.

Особенно хорошо все эти нюансы становятся заметными, когда дело касается наших славянских братьев — их истории и культуры.

Поговорим, о последнем.

В частности, о крайнем «переведённом» фильме чешского режиссёра Иржи Вейделека (Jirího Vejdelek). Я поставил кавычки, так как у нас его фильмы должным образом не переведены, качественно не озвучены, никогда не шли в прокате. Тем, кто хочет ознакомиться с чем-то помимо шаблонных голливудских блокбастеров и российских кинофастфудов, госзаказов и редких кинополотен выдающихся режиссёров, приходится наслаждаться любительской озвучкой или корявыми субтитрами.

Вейделек снял несколько фильмов: «Участники турпоездки» («Úcastníci zájezdu», 2006), «Вацлав» («Václav», 2007), «Женщины в соблазне» («Zeny v pokuseni», 2010), «Мужские надежды» («Muži v naději», 2011) и, наконец, «Бархатные волны» («Nezné vlny», 2013).

По-настоящему выдающимися оказались «Мужские надежды» — все предыдущие фильмы были лишь накачиванием режиссёрских мышц и набиванием руки за сценарным мастерством. Помимо Вейделека весомый вклад в кинокартину внесли и актёры — все, как на подбор, превосходно сыгравшие свои роли. Болеслав Поливка сыграл старого Дон Жуана Рудольфа. Петра Гржебичкова сыграла его дочь Алису. От этой героини ходит налево Ондрей, которого играет Иржи Махачек. Соблазняет Ондрея Шарлота, которую воплотила в кино Вица Керекеш.

О последних двух актёрах разговор отдельный.

Махачек до этого сыграл у Вейделека в ещё одном фильме — «Женщины в соблазне», — и, чувствуется, сыграет ещё. Это актёр, что называется, от Бога. А помимо того — доктор юридических наук, писатель и музыкант. (Саундтрек к фильму сделала именно его группа — Миг-21).

Керекеш — это секс-символ современной Чехии, который стремится к общемировому признанию, и этим всё сказано.

Словом, актёры были подобраны самого высокого полёта.

Работает Иржи Вейделек из фильма в фильм над одной очень важной областью человеческой природы — над сексом, сексуальной жизнью и всеми вытекающими отсюда последствиями. (Можно было бы назвать всё это чуть тише и скромней — «половой жизнью», но тогда в воздухе присутствовал бы запах нафталина и старых пыльных околомедицинских книг).

Он берёт живого человека со всеми его грешками и доблестями, ошибками и удачами, а самое главное — с характером — и ставит в самые разнообразные ситуации: вожделение, подростковое созревание, измена, любовь, страсть и так далее.

И при этом получается комедия — милая, трогательная, без резких шуток ниже пояса. Современный зритель уже отвык от такого.

Вейделек безусловно наследует советскому послевоенному романтизму («Три плюс два», «Любовь и голуби» и т. д.), но так же затрагивает традиционный европейский кинематограф (пёстрая цыганщина Кустурицы). Есть кое-что от Милоша Формана — неожиданное проявление чуда, например (сравните любой его фильм хотя бы с формановским «Человеком на Луне»).

Но вернёмся к крайнему фильму — «Бархатные волны» (2013).

В нём опять появляется Вица Керекеш (у Вейделека, как вы уже успели заметить, хорошие актёры курсируют из фильма в фильм), но уже в эпизодической роли — мать главной героини, которая, бросив дочь, уехала в Париж, чтобы посвятить себя жизни актрисы одного из кабаре на Монмартре.

Сюжет завязывается на любви двух героев, которая разворачивается на фоне бархатной революции в Чехии: для них, как и следовало ожидать, весь социополитический дискурс стоит на тридевятом месте.

Поэтому все выпады героев фильма в сторону России кажутся нелепыми и смешными. (И это видение чешского режиссёра, а не попытка публициста свести материал к сегодняшним реалиям). Так, отец главного героя, периодически попадая в неловкие ситуации, грозит кулаком в неведомую даль и что-то бубнит про то, что «из России ничего хорошего не придёт: только вот Иванов, как грибов поганых» — а следом попадает опять впросак.

У этого героя есть мечта — переплыть Ла-Манш. Он уже предпринимал одну попытку, но она с треском провалилась. Про это даже снят документальный фильм: «Вот он Ян Грздечка, отважный лесоруб, который долго шёл к намеченной цели: переплыть Ла-Манш в рекордный срок. 20 июля в 2 часа и 22 минуты из французской рыбацкой деревеньки Виса он взял курс к английским берегам. Не холодные воды Атлантики стали главной преградой на его пути, а то, к чему не подготовит и долгая тренировка в мирных родных реках и прудах. И даже свирепый шторм не сломил волю Яна Грздечки. При попытке извлечь его из яростной стихии он сам пришёл в ярость и уплыл прочь от спасателей. Всю ночь упорно боролся он с волнами и на рассвете достиг берега. Но, увы — не того, к которому стремился. В отчаянье и без сил пловец был найден французскими рыбаками в паре метров оттуда, откуда стартовал 14 часов назад».

Комедия, да и только.

Позже Грздечка захочет повторить попытку, но треклятая Россия, в сфере влияния которой находится Чехия, опять портит ему жизнь: не выдает разрешения на выезд из страны.

Для Вейделека эта нелюбовь к России играет не ключевую, но всё-таки весомую роль. Дело даже не в русских — это больше пример для страны Восточного блока. Режиссёр показывает проблемы взаимоотношений малого и большого народов, пытается наметить их конфликтные ситуации и показать, сколь они всё-таки невесомы в исторической перспективе. Да и по большому счёту не мешают обычной человеческой жизни.

Фильм строится помимо этого на житейских коллизиях и на переходном возрасте (самая пора для комедийных ситуаций — этим и пользуется Вейделек, создавая «Бархатные волны»).

Второстепенные герои — жители маленького чешского городка: родители Войты (главного героя) — пан Ян Грздечка и его пани Грздечка, а также их знакомые (в крохотном городке, как известно, все друг друга знают): доктор, почтальон, продавец, пианист и т. д.

Главные герои — Войта и Эля.

Юный Войта раздираем родительскими грёзами: отец видит в нём будущего пловца, а мать — пианиста. Планам этим не суждено осуществиться, так как Войта панически боится воды, а к музыке у него нет интереса.

Главный интерес его — юная Эля, будущая пловчиха-рекордсменка. С ней-то и развивается классическая во всех планах счастливо-несчастная влюблённость молодого Войты. Он знакомится с ней в школе, общается, но не решается на более тесный контакт. Девчонка тем временем старается всеми силами намекнуть ему, соблазнить его, но паренёк чересчур стеснителен.

В итоге он готов сделать решающий шаг только тогда, когда узнаёт, что Эля вместе со своей командой по плаванью уезжает в Париж. В это время как раз разгорается бархатная революция. Она показана тихо, спокойно, почти без эмоций и как-то даже играючи: красивые женщины выдают полицейским, обвешенным щитами, цветы, толпа скандируют лозунги, поднимает плакаты. Столкновение двух противоборствующих сил не попадает в кадр. Видно только Войту, который прорывается сквозь всю эту толпу и спешит к Эле.

Элю относит от Войты волнами юношеских страстей, волнуется маленький город — главному герою необходимо побороть свой страх воды, своё волнение и сделать решительный шаг.

Вейделек привносит в фильм театральные элементы. В «Мужских надеждах» всем запомнилась сцена с кресло-качалкой: Ондрей и Шарлота целуются и просто раскачиваются на ней, но при этом достигается эффект горячей и страстной ситуации. В «Бархатных волнах» режиссёр прибегает к другой образности.

Мы уже говорили, что идут две параллельные линии: любовь и революция — нежные волны, бархатные волны. Когда Войта не мог сделать первый шаг, Эля решила вовлечь его в мужское соревнование: нашла ещё одного юнца — бестолкового, но бесстрашного. Классический картина. В конце фильма, когда главный герой спешит через город, взволнованный беспорядками, опять включаются параллели.

Войта несёт цветы и свечи для романтического вечера, но неожиданно кто-то в толпе его толкает и весь реквизит падает на тротуар. Окружающие пользуются этим — и уже цветы, предназначенные для Эли, вручаются солдатам со щитами и ружьями, а свечи, которые должны были создать приятную атмосферу, служат протестующим «лучом света в тёмном царстве».

Вдобавок к этому среди солдат оказывается тот парень, которого использовала Эля для привлечения внимания, — и с ним у Войты случается потасовка.

Безусловная театральность — красивая, образная, украшающая фильм.

Случается бархатная революция — Войта и Эля находят друг друга, Ян Грздечка всё-таки переплывает Ла-Манш, находится мать Эли — и вообще у всех сбываются их мечты. Но так как главные герои даже не участвовали во всех этих политических потрясениях, для них всё свершившееся — просто чудо.

Получается добрая кинокартина.

На 2015 год Иржи Вейделек наметил фильм «Krasosmutnení». Будем ждать и будем верить, что хотя бы этот фильм дойдёт до наших кинотеатров.

Снимок в открытие статьи: кадр из фильма «Бархатный волны»

Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Борис Кагарлицкий

Директор Института глобализации и социальных движений

Герман Садулаев

Писатель, член КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня