Культура
30 мая 2015 15:17

Кирдык Америке

Игорь Бондарь-Терещенко о романе Чака Паланика «До самых кончиков»

10188
Кирдык Америке

…Да уж, теперь заокеанской супердержаве точно придет конец. Откровенно говоря, Паланик давно замыслил сей набег в патриотическое нутро тамошнего обывателя. Уничтожать Америку ему приходилось еще во времена «Бойцовского клуба», правда, своеобразно, через сеть таких вот заведений в которых бравые янки лупили якобы самих себя, а на самом деле — недосягаемую, как оказалось, американскую мечту.

А в романе «Карлик» у нашего автора и вовсе целая группа юных азиатских коммандос была отправлена в тыл врага, чтобы поработить его, что называется, изнутри, внедрившись этакими сиротами в добропорядочные семьи. Может быть, все оттого, что Паланик — сам засланный казачок в современной американской литературе? Будучи украинцем, это не так сложно, ведь на самом деле его фамилия Палагнюк.

Как бы то ни было, но в романе «До самых кончиков», в котором, как всегда, откровенный триллер с боевиком слабо разведены детективной интригой, речь о нынешних временах развитого феминизма, когда женщины, минуя плиту и детей, прямиком идут в юриспруденцию и ракетостроение. Хотя предел мечтаний у половины из них — все-таки жить в собственном особняке в Верхнем Ист-Сайде, день-деньской валяться в кровати и грызть вафли с фруктовым муссом, и посему дальнейшее развитие сюжета обеспечено.

А все оттого, что главный герой романа и заодно глава транснационального концерна, мирового лидера в сфере сетевых технологий, спутниковых телекоммуникаций и онлайн-банкинга решил довести эту самую половину фемин со всего света до стопроцентной явки в его сети магазинов интимных услуг. Кстати, образ харизматичного миллиардера-компьютерщика, как уже все догадались, списан с нынешнего владельца Фейсбука, ведь по сюжету этот самый Корнелиус Линус Максвелл в свое время основал «ДатаМикроКом» в комнате студенческой общаги, а еще через год вошел в сотню самых богатых предпринимателей мира.

А ведь начиналось каждый раз все так романтично. Богатейший мужчина с хамелеоньим именем Линус, которого за репутацию плейбоя «желтая пресса», впрочем, окрестила Вклинусом, каждый раз встречается с роскошнейшей из женщин на протяжении ста тридцати шести дней. Что за причина? Откуда этот инкубационный период? Куда деваются дальше его избранницы? Понятно, что мужественная героиня Паланика, девушка с грошовым именем Пенни узнавала о подробностях благодаря очередям в супермаркете, но такова, согласимся, мудрая задумка — чтобы началось все с низов, узнающих всю правду о верхах.

Для начала, конечно, наша девушка, готовя курсовую работу по гендерным исследованиям, с удивлением узнала, что оргазм недоступен тридцати процентам женщин, и она, судя по всему, попадает в их число, но действие романа на этом не застопорилось. Ведь, к счастью, в жизни есть и другие радости. Латиноамериканский джаз, к примеру. Мороженое. Фильмы с Томом Беренджером, которого боготворит наша героиня. Ну, а потом уж всем нам становится известно, что не все так просто в этой жизни, и дьявол иногда скрывается если не в мороженом, то уж точно в кадрах из фильма, где «бедолаге не удается пристроить головастика в ее болотце». Ну, в смысле, высадить десант в джунглях, или как там это у них называется.

В принципе, оно и понятно, ведь если «четыре года убить на гендерные исследования, а после еще два, чтобы теперь таскать стулья обленившимся или обнаглевшим сотрудникам», работая в юридической фирме, то новости о своем кумире научишься извлекать не только из сплетен в очереди за майонезом.

На самом деле, этот самый магнат с ностальгической фамилией Максвелл, напоминающей о магнитофонной романтике 90-х, не просто помог одной из своих избранниц стать президентом США, а на второй, без пяти минут королеве, чуть не женился. Кто там был еще? Вроде бы поэтесса, лауреат Нобелевской премии. Потом японка, наследница сталелитейной империи и владелица сети газет. Все они были нужны для поддержания имиджа и товарной планки «женской» продукции, не больше. Если уж президент использует тампоны вашей фирмы, то что говорить о ее избирателях?

Теперь вот — простушка из Оклахомы, та, которая стулья на фирме таскает. Может, у магната действительно, проблемы по Фрейду? И Пенни вслед за большинством не зря «считала, что К. Линус Максвелл в душе так и остался сиротой, который ищет замену утраченной матушке, чтобы излить на нее потоки нежности и денег».

Оказывается, все немного иначе, и Линус именно ее избрал вантузом своей души, но об этом, наверное, не стоит распространяться. Поскольку смысл рецензии не в рекламе книги, а как бы это сказать — в слабом предостережении от услуг любезных азиаток, которые, словно в романе Паланика, «складывают свисающий край туалетного рулона в оригами-сюрприз для следующего посетителя санузла». А по-другому в этом мире, понимаешь, чистогана нельзя, ведь тут, «если девушка ровно дышит к героям киноэкрана и ароматическим свечкам, с ней, похоже, что-то не так», и книжка, соответственно, забывается в упомянутой кабинке.

И дело даже не в том, что К. Линус Максвелл «собирается расширить свою и без того могучую корпорацию, генеральным штурмом взяв сферу пустующих вагин», после чего любая женщина сможет насладиться сногсшибательным оргазмом по скромной цене, хоть при этом «миллиарду мужей грозит скорая отставка». Ведь продается, напомним, секс. И не просто секс, а интимные приспособления, гарантирующие женщине качественное наслаждение, какое не в состоянии дать ни один мужчина. Например, изделие линейки «До самых кончиков», артикул двести шестнадцать, «Овощной забавник», то есть, кухонный комбайн для преобразования сырых овощей в фаллоимитаторы. Просто для счастливого финала обязательно нужна полновесная картина всего происходящего в жизни и судьбе настоящего финансиста, титана, а также стоика. Хотя, если честно, то «единственное, что его радовало, — это видеть, как новая примочка или формула поднимает децибелы ее экстаза».

И поэтому картина покорения мира вышла у Паланика, как всегда, грандиозная. И если прежде Америку нагибали вышеупомянутые азиаты в туалетных кабинках, то теперь все происходит вручную, то есть, самотыком, как уточняют в романе. Ну, а для приобретения оного на схватку с собственной природой выходит на рынок буквально все женское население страны. «Похоже, подлинным достижением Максвелла были не собственно игрушки, а мысль объединить два главных женских удовольствия: шопинг и трахтинг», — узнаем мы о зверствах тамошнего гения торговли.

И даже не в публичных сценах насилия, в том числе изнасиловании главной героини в суде суть данного месседжа. Ну, а чем, если не подрывом национальной безопасности, идентичности и вообще гордости америкосов можно назвать небывалый случай в тронном зале? «Перед объективами телекамер, ответственных за доставку картинки зрителям по всему миру, Кларисса Хайнд, сорок седьмой президент Соединенных Штатов, из внутреннего кармана извлекла пистолет 35-го калибра. Приставила дуло к собственной голове. И нажала на спусковой крючок».

Просто есть вещи посильнее «Войны миров» с Томом Крузом, пускай даже из репертуарного наследия того же автора. И километровые очереди изможденных самодельной любовью женщин в магазин секс-игрушек, напоминают у Паланика апокалипсические сцены из романов Герберта Уэллса. «Глаза блестят, как стеклянные шары, закатившиеся в глубокие лузы под нависшими бровями. Одежда сидит как на вешалке, отяжелевшая и заскорузлая от подсыхающего пота. Губы безвольно распущены. А ведь лишь неделю назад именно эти женщины уверенно и раскованно вышагивали по Юнион-сквер».

Но хуже всего для Америки оказалось не отсутствие коллективного оргазма на рабочих местах, а манипуляция покупательскими предпочтениями ее жителей. В основном, конечно, жительниц. Во время телерекламы соответствующих товаров посылался специальный сигнал, которым включалось эротическое возбуждение. «- Женщины — новые хозяева жизни, а над ними хозяин я», — хвастался главный злодей, который, заселив наноботов в секс-игрушки и встроив их, таким образом, в девяносто восемь целых семь десятых процентов женщин промышленно развитого мира, на расстоянии мог приказать купить тот или иной товар, вмешиваясь во вкусы и подсовывая нужный вкус, цвет и размер.

Дистанционное управление миллионами оргазмов — вот что такое это новое оружие в новом романе Чака Паланика!

Понятно, что дальше все пошло и вовсе в стиле упомянутых фантастических романов. Всеамериканская женская организация — впервые в своей истории — отменила ежегодный слет вследствие полнейшего отсутствия делегаток. Женская часть сената и палаты представителей в полном составе прогуливала заседания вот уже вторую неделю. Похоже, вся сервисная инфраструктура напрочь лишилась женщин. В ряде мест, как сообщали газеты, дефицит элементов питания вызвал гражданские беспорядки, а зародившийся черный рынок заставил домушников перепрофилироваться на фонарики и детские электроигрушки, из которых извлекались батарейки для дальнейшего порабощения трудящихся женщин. Ну, а на всех стадионах мира, от могучих колизеев до пришкольных футбольных площадок, орды озверевших мужчин раздували, как водится, пламя погребальных костров для любовных аксессуаров.

И остановит все это роскошное сексуальное буйство не Супермен с Бетменом и не Крепкий орешек на пару с Железным человеком, а всего лишь трехгрошовая рок-опера главной героини Пенни, глумливо прозвучавшая из дивного, мягко говоря, места, для чего ей придется взлететь в невиданные выси. Причем не карьерные, а всего лишь — в гималайскую пещеру к секс-гуру. Но об этом читателю стоит узнать самому, сверившись на всякий случай с упреждающей наклейкой «18+» на обложке романа о конце не только света, но и многих его сексуальных иллюзий.

Чак Паланик. До самых кончиков. — М.: АСТ, 2015

Фото: обложка книги

Последние новости
Цитаты
Андрей Рудалев

Публицист

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Дмитрий Абзалов

Вице-президент Центра стратегических коммуникаций

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня