Культура
7 июня 2015 12:44

Инквизитор Андрей Кураев

Лев Пирогов об исправлении христианства и пытке купальником

13366

Протодьякон Андрей Кураев высказался по поводу возможного судебного преследования Ксении Анатольевны Собчак за появление в священническом облачении и с накладной бородой: «Отцы, ответьте Собчак на её языке, сфотографируйтесь в её костюме, вывесите фото в сети, лайков будет гораздо больше». И уточнил, что это должен быть за костюм: «Платье, купальник, стразики».

Мало нам было одной Ксении Анатольевны…

Трудно заподозрить отца Андрея в том, что он полагает, будто протоиереев Всеволода Чаплина и Дмитрия Смирнова, осудивших Ксению Анатольевну, заботят «лайки» и что они её осудили из желания популярности. Откуда же тогда такая странная мыслительная конструкция?

Если применить к ней правило «поступай с другими так, как хочешь, чтобы другие поступали с тобой», получится, что отец Андрей советует отцам то, что для него самого актуально. Ну, не купальник, конечно. Купальник — это гипербола. А вот «лайки», возможно, нет.

Некогда миссией отца Андрея было привлечение к Церкви людей думающих, образованных, каковым и сам он является. Было это в те благословенные времена, когда народу в храмах окормлялось — десяток старух да хромоногий староста, а прочие ладно, если вспоминали раз в год, когда яйца святить пора.

К такой Церкви — маргинальной, окраинной, почти оппозиционной (или, как тогда говорили, диссидентской) думающему человеку было не грех примкнуть, не стыдно. Иконки держали в книжном шкафу, на купола крестились прилюдно: на-кося, советская власть, выкуси!

Но времена испортились — по известному алгоритму.

Помните, году так в 1998-м весь русский интернет состоял человек из пятисот? Все они были людьми образованными и думающими, и до чего же приятно было им друг с другом общаться! А потом в интернете появился миллион пользователей, десять миллионов… И пир духа закончился. У десяти миллионов совсем другое «выраженье лица» и «картина мира», чем у пятисот самых-самых. И запросы совсем другие. И реакции. И что самое обидное — с этим приходится считаться! Либо через тебя просто перешагнут и не заметят. Где сегодня герои интернета тех первых лет? Гниют на его окраинах в окружении своей верной свиты из десяти высокоинтеллектуальных старух…

Нечто подобное произошло с Церковью. Во всяком случае, с точки зрения «приличных людей». Раньше-то они считали Церковь своей. Этаким пространством интеллектуального и нравственного поиска. А она оказалась — общая. Общее же мнение вопросам предпочитает ответы. И поиска в такой «Церкви для всех» оказалось меньше, чем порядка и дисциплины. И на многие проблемы, требующие такта, шутки, широты взгляда либо элегичного вздоха, она смотрит с этакой народной простотой — хрясь по рукам!.. И совершенно не собирается возвращаться в милую «духовную оппозицию» уродствам мира…

Коснулись эти перемены и миссии отца Андрея. Она тоже массовизировалась. Отсюда «лайки», отсюда ставший обязательным в каждом публичном выступлении «Гарри Поттер». Если раньше «бывшим интеллигентным человеком» называли бродяг и сезонных рабочих, то теперь «бывший интеллигентный человек» — это хипстер с палкой-селфялкой. Вот с кем приходится работать. Преподносить ему Православие в необременительном уютном ключе, вроде отечественного буддизма.

Церковь этой миссии отца Андрея мешает, когда «тангейзеры» запрещает всякие, он за это на неё сердится. Постоянно: где какая беда, опять что-нибудь запретили или осудили, — он обязательно тут как тут — приведёт примерчик из «Гарри Поттера», выступит с особым мнением, печальным, но мудрым и несгибаемо правильным…

Странное дело, но отец Андрей напоминает мне инквизитора.

Вроде бы наоборот, инквизиторы должны всё запрещать и сжигать на костре, а отец Андрей разрешает, но это только на первый взгляд. Ведь чем занимается отец Андрей? Исправлением Православия. Очищением Христова учения от наносной социальной агрессии. Но именно это — очищение христианства от ересей, защита от неправильных толкований — и было первоочередной задачей Святой Инквизиции. Если бы этого не делали, смысл учения безнадёжно исказился бы. А уже из этой первоочередной задачи вытекала второстепенная, но всем так хорошо запомнившаяся — борьба с ведьмами, колдунами и всякими мало отличимыми от них тогда галилеями.

В России, кстати, тоже была Инквизиция, — учреждена при Петре и упразднена при Екатерине. Мирянами она не занималась, объектом её внимания было исключительно духовенство. Вот и отец Андрей в русле этой традиции: к мирянам с их разнообразными проявлениями свободы совести снисходителен, к духовенству строг. Чуть что — полезай в купальник со стразиками! Что в твой испанский сапог…

Хорошо Христово учение, объятое интеллигентским умом. Всё в нём тонко, сложно и правильно. Да вот только куда остальных девать? И кто за этих остальных перед полностью раскрепощённой свободой совести заступится? Пошли люди, скажем, в театр, кучу денег потратили. А там «современная постановка». Ушли после первого действия; деньги за билеты тю-тю. Для интеллигентного человека пустяк, проходной случай, а неинтеллигентному обидно. Он, может, в театр раз в десять лет ходит…

Интеллигента от Церкви отец Андрей защищает, ладно. Но должен же кто-то Церковь защищать от интеллигента? Особенно — от бывшего, с его философией торгового центра и костюмированной вечеринки. Колдуны и ведьмы в наше время не так опасны (хотя ещё как посмотреть, и этого добра хватает), а вот в болоте консюмеризма и постмодернистской всеядности христианское учение не увязнет ли? Если уж «Гарри Поттер» чаще Нового Завета цитируется…

Последние новости
Цитаты
Александр Рар

Немецкий политолог

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня