Культура
26 сентября 2015 14:45

«Список кораблей», «корниловский мятеж» и «Дядя»…

Профессор МГУ Елена Корнилова об опасности превращения образования в сферу обслуживания

7510

Острая ситуация на журфаке МГУ проливает свет на отношение преподавателей к новым образовательным стандартам.

Профессор МГУ Елена Корнилова выступила с публичной критикой сокращения часов, отведенных на изучение литературы на журфаке МГУ. Материалы своих писем, последующее описание Ученого совета и реакции студентов и коллег профессор разместила на своем сайте.

На первый взгляд — цеховые неурядицы, внутрикафедральные проблемы. На самом деле, этот сюжет высвечивает отношение профессионального преподавательского сообщества к тому, что происходит в последние годы в образовании и размежевание преподавательского и студенческого сообществ на сторонников «нового» и «старого» подходов.

«Кого мы воспитываем: профессионалов или интеллектуалов?» Такой вопрос, заданный в рамках Ученого Совета в стенах МГУ еще совсем недавно показался бы надуманным. Где здесь бинарная оппозиция? В чем интрига? Чем, скажем «бритва Оккама» повредит профессиональному юристу, а «апории Зенона» — врачу? Не говоря уже о том, занятие «мысль разрешать» было чуть ли не национальным видом спорта.

Однако с последовательным внедрением Болонской системы постепенно становится ясно, что вопрос это не праздный. «Профессионалу» достаточно навыков и умений, которые можно «продать» рынку. «Интеллектуала» (в русской культурной транскрипции — интеллигента) помимо задачи «как снискать хлеб насущный» затачивают еще и на поиски мировоззренческих просторов — не в лоб, а многочасовыми курсами общеобразовательных дисциплин. Такие «компетенции» карьере не помогут… Вопрос одного из членов Ученого Совета обнажил встречу двух образовательных трендов.

Болонская система, помимо наиболее очевидного членения на бакалавриат и магистратуру (4+2), имеет структурные особенности. Это унификация образовательных программ, повышение мобильности студентов (вспоминаются «номады», то есть кочевники Бодрийяра, по-новому озвучивающие «Где тепло, там и Родина!»). Это и система кредитов (не банковских, а тех, которые студент зарабатывает учебой, замена оценок), большая роль студентов в оценке работы преподавательского состава, трудоустройство студентов и ряд других. Все это отвечает задаче создания единого общеевропейского образовательного пространства (а впоследствии и транснационального!), в которое силятся влиться и некоторые самостийные государства СНГ, а до недавнего времени — и Россия. И стремиться вливаться в которое, к слову, после введения санкций, как-то странно…

В сердцевине этой парадигмы лежит задача — формирование работника, обслуживающего потребности работодателя, а шире — Бизнеса, то есть Дяди. «Дядя платит деньги, дядя и заказывает». Именно этот тренд как нельзя более ярко и откровенно озвучил замминистра связи Алексей Волин — в феврале 2013 года на открытии научной конференции на журфаке МГУ.

Встреча двух образовательных подходов — условно говоря, классического и нового — «отвечающего на вызовы времени». С одной стороны — воспитание личности с целостным мировоззрением и интеллектуальной панорамой. С другой — форматирование человека «рыночной ориентации» (по Фромму), легкозаменяемого и мобильного винтика рынка, торгующего своими «компетенциями». Это не просто встреча «старого» подхода и «нового», это встреча двух парадигм отношения к человеку и воспитуемому.

В новой системе преподаватель — «наемный работник», так же легко заменяемый, как и те, кого он учит: студенты составляют рейтинги преподавателей и напрямую влияют на заключение с ними договора. В традиционной системе Преподаватель, как и Учитель — все-таки фигура, которой не диктуют, а внимают (хотя бы иногда, в перерыве между не менее захватывающими делами).

Сегодня можно констатировать разделение профессионально преподавательского сообщества на сторонников и противников «нового».

«СП»: — Елена Николаевна, в связи с чем вы решились выступить публично?

 — Вся история началась с приказа декана о том, что провести можно не более одного коллоквиума в семестр. Я спросила ребят на лекции: вы хотите? Они начали собирать подписи, это стало известно в деканате, девочек-отличниц вызвали в учебную часть и спросили, мол, зачем вам эти занятия, и что вы устроили…

Всегда есть две категории студентов: которые пришли учиться и которые пришли за дипломом. И декан ссылается как раз на тех студентов, которые ей пишут, мол, «на фига нам столько литературы».

«СП»: — «За Гомером — на филфак»?

— Ну да. Но позиция кафедры (а раньше и всего факультета) была такова, что мы должны тянуть планку как можно выше. И Московский Университет должен ориентироваться на лучших студентов. А сейчас — ориентация идет на посредственность.

Все-таки, когда Засурский был деканом, основной задачей было готовить журналистов, которые могут делать аналитические материалы, людей с широким образованием, которые могли бы, собрав разнородный материал, проанализировать его. А теперь нужны люди, которые будут писать «информашки» и рекламные блоки.

«СП»: — Для этого действительно не нужен Гомер, и пять лет специалитета. Вспоминается строчка из БГ: «Список кораблей никто не прочтет до конца — кому это нужно…»

— Вот на меня и обиделись, когда я написала, что Университет превращают в провинциальный финский колледж. Магистратуру и аспирантуру на кафедре зарубежной журналистики закрыли. Весь этот новый тренд носит прикладной, прагматический характер, все очень рационально, по-американски.

«СП»: — Интересно, что спрашивают мнение студентов. Ведь это утрачивание традиционной вертикали, иерархии, которая была в традиционном образовании. Большая роль студенческих союзов прописана в положениях Болонской системы. Солдаты диктуют генералам…

— Вот декан и кивает на то, что «многие студенты не желают изучать лишнего».

«СП»: — То есть, образование становится обслуживанием пожеланий клиентов…

— Да, какие у нас вызовы, такие и ответы. Кто платит, тот и заказывает музыку. Я пригласил девушку, я ее и танцую. То есть образование превращается в сферу обслуживания. И вся профессура должна ориентироваться на самый средне-низкий уровень. Чтобы им было удобно и комфортно мы должны превратить Университет в ПТУ столичного масштаба. Сознательная ориентация на посредственность!

«СП»: — Рушится традиция русского гуманитарного образования, которое старалось воспитать целостную личность, а не узкого специалиста?

— Она уже утрачивается. Потому что с этим выпуском бакалавриата это видно: людям дипломы дали, а образование — нет. А ведь треть платит за это «образование» огромные деньги.

«СП»: — Елена Николаевна, как Вы видите ситуацию с положением высшего образования в целом с введением Болонской системы? — с позиции человека, обучающего студентов. Что редуцируется?

— Это даже не редукция. Это деградация российского образования — причем не только гуманитарного. Все вузы, которые перешли на систему бакалавриат+магистратура отмечают резкое падение уровня образования. ЕГЭ тоже нанес страшный урон. Прежние абитуриенты журфака — люди абсолютно грамотные, могли писать какие-то материалы. Сейчас у нас нет ни одного студента, который обладал бы стопроцентной грамотностью! Есть персонажи, которые жи/ши пишут через «ы» — это ведь из школы. На выпускных Госэкзаменах бакалавры не в состоянии сказать, Победу в какой войне мы отмечаем 9 мая! Это шок…

«СП»: — То есть, ЕГЭ +Болонская система…

— И получается Джейн Псаки, которая уверена, что в Белоруссии есть море!

«СП»: — Карьера-то у девушки хорошая, а многие защитники новой системы именно это видят главным… В чем особенность новой системы — не в формальном описании, а изнутри ?

- Раньше общий объем считался исходя из аудиторной работы, а сейчас — половина отведена на самостоятельную работу, плюс сокращение — остается треть от того, что было! Но когда перед тобой жонглируют этими цифрами — человек неосведомленный теряется.

Система бакалавриата все курсы порезала пополам, а все остальное отдали на самостоятельную проработку — ну мы-то пронимаем, что такое самостоятельная работа у студентов! Раз в две недели он появился на лекции, половину проболтал; зачеты и экзамены поснимали; проверить мы их не можем, а их самостоятельная работы — чепуха! В традиционном 5-летнем обучении, которое сейчас обозначают как специалитет, была общая система: в ней были и лекции и коллоквиумы, и зачеты-экзамены, которые надо было сдать. Сейчас обучение — 3, 5 года, при этом не больше трех пар в день — не более 27 часов в неделю. Нагрузка — как в младших классах.

«СП»: — Вернее, как для слабоумных…

-А так и есть: в России слишком много грамотных — это ни к чему. Будут курсы обходчиков трубопроводов. Если не хотим этого, то надо что-то менять. Надо избавляться от системы 4+2 (бакалавриат+магистратура). Мы предлагаем перейти на систему 5+1 — на эту систему перешел физический факультет МГУ. То есть, как бы остаться в рамках европейского 6-летнего цикла, но если мы сохраняем 5 лет, то мы сохраняем специалитет… Надо спасать образование! Это мы говорим только о Московском Университете, а то что в среднем по стране — еще страшней!

«СП»: — Ректор МГУ Садовничий ведь резко высказывался против введения системы вообще и в МГУ в частности — мол, приняв эту систему, Россия будет готовить «лаборантов для Запада», как он выразился однажды, до того, как МГУ принял новые правила…

—  И декан журфака Ясен Николаевич, который остался Президентом факультета, много раз говорил, что это погубит образование… Тем не менее, МГУ приняло бакалавриат — как им выкрутили руки, мы не знаем! Тайна, покрытая мраком! Все, начиная с Садовничего приняли это. Хотя Московский Университет и обладает правом на самостоятельное составление программ.

«СП»: — Лобби этой реформы высоко, повыше, чем Садовничий и Засурский.

— Повыше. Еще в 2003 году на государственном ровне были подписаны все бумаги по принятию системы. МГУ сопротивлялся до последнего. В 2008 году все перешли, мы — только в 2011. Сейчас — первый выпуск бакалавриата в МГУ, и сверху спустили депешу, что могут быть внесены изменения! Но какие? Планируется — не расширение, а дальнейшее сокращение программ! Это формулируется как «оптимизация процесса обучения» и — грядет с первого сентября.

«СП»: — Как ваши коллеги отнеслись к вашей столь резко и публично озвученной позиции? Ведь известно, что кулуарно многие выражают недовольство ситуацией, но открыто протестовать никто решается.

— Я думала, что я в очередной раз буду одна — как в 2011 году, когда на факультете вводили Болонскую систему. Но в этот раз меня не тронули. Почти все члены Ученого Совета — на моей стороне. Люди видят какой ужас происходит. И 29 апреля с утра они принимали ГОСы у бакалавров, а потом, придя на Совет, были готовы разорвать на части администрацию!

Против меня на кафедре подписались только трое…

На Ученом Совете прозвучало: «Кого вы хотите воспитывать? Профессионалов или интеллектуалов?» А где тут противоречие? Почему профессионал не может быть интеллектуалом и наоборот? Звучит риторика типа «они сейчас ничего не читают, библиотеки стоят пустые». Но я принимаю экзамены два раза в год, я знаю, что процентов 60 читают. И смешна констатация того, что, мол, сегодняшние студенты пользуются не языком классической литературы, а интернет-слэнгом, мемами. Ну, а мы для чего тогда? Не для того ли, чтобы вернуть их к классическому языку?

«СП»: — Но они озвучивают некий тренд, который для многих — реальность. Мол, мир меняется, «список кораблей» карьере не поможет. Работодатель заказывает образованию работника — замминистра так и говорит. Таких людей много…

-Но они не должны быть профессорами Московского Университета! Ведь это государственный ВУЗ, ведущее учебное заведение страны, и задачи перед нами должны стоять гражданственные. Мы должны работать на сохранение национальной культуры и интеллектуального фонда. Или такая позиция не нужна нашей стране? Вот в чем вопрос!

Последние новости
Цитаты
Алексей Неживой

Руководитель Лаборатории политических и социальных технологий

Александр Зимовский

Политолог и медиа-консультант

Сергей Марков

Политолог, директор Института политических исследований

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня