Культура / Литература

Россия и Германия объединятся, чтобы спастись от краха

Александр Потёмкин о будущем Запада и всей цивилизации

  
12702
Россия и Германия объединятся, чтобы спастись от краха
Фото: DPA/TASS

Александр Потёмкин — писатель, бизнесмен, доктор экономических наук, а главное — человек, имеющий свой взгляд на происходящее. Он первым в России всерьёз заговорил о конструировании биоинтеллекта: данной теме посвящён последний роман автора «Соло Моно». Тем интереснее его мнение на мировые события и тенденции. Платон Беседин поговорил с Александром Потёмкиным о создании биоинтеллекта, его разнице с интеллектом искусственным, распаде империй, неминуемом крахе Евросоюза, новой цивилизационной повестке и, конечно, ситуации в русской литературе.

 — Александр Петрович, относительно недавно президент России Владимир Путин заявил, что лидер по созданию искусственного интеллекта станет властелином мира. Вы занимаетесь несколько другой научной темой — конструированием биоинтеллекта. Вот и последний ваш роман «Соло Моно» в том числе и об этом. В чем существенная разница между биоинтеллектом (БИ) и искусственным интеллектом (ИИ)?

— Биоинтеллект высокого уровня может быть создан в основном из органических сверхмалых субстанций, ИИ — из неорганических. БИ — должен быть живой субстанцией, ИИ — сверхмощный неживой автомат. БИ — усовершенствует генетическую, физиологическую, биохимическую, нейронную, гормональную основы жизни человека, главное — фундаментальную основу интеллекта, позволит сохранить лучшие выражения души, переживания, эмоции. ИИ — будет лишен этих качеств.

— Кто может лидировать в двух данных темах?

— История развития технического прогресса не дает основания для беспокойства о безоговорочном лидерстве одного государства, обладающего таким продуктом. Технологическая эволюция никогда еще не происходила лишь в одной стране; с разницей в несколько месяцев или пару лет человек осваивал одну и ту же техническую новинку в разных странах. Так было со стрелковым оружием, паровыми двигателями, с лифтами, холодильниками, созданием автомобилей, летательными аппаратами, атомным проектом, спутниками, межзвездными аппаратами и т. д. Это касается не только высоких технологий, но и предметов быта. Первое мужское нижнее короткое бельё привезли на Парижскую выставку в 1907 году сразу три страны-производителя. До этого мужское население пользовалось лишь панталонами (в России они были известны как подштанники). А современные предметы женского белья (бюстгальтеры) впервые появились в Лондоне в 1888 году благодаря пяти производителям: трем итальянским швейным фирмам, одной французской и голландской. Эти веселые мелочи снимут напряжение и подтвердят мысль, что для беспокойства нет оснований. Техническая эволюция делает лишь первые шаги…

Как человек конца 19 века, попавший сегодня на Тверскую в часы пик, обезумел бы в первые десять минут, так и мы, если бы оказались в мегаполисе в конце 22 века, в миг бы потеряли рассудок от непонимания мира вокруг себя.

— Есть инерция сопротивления техническому прогрессу. Несмотря на его ускорение в 21 веке по сравнению с 19-тым и даже 20-тым. Не быстро встраивается не только человек в новые технические новшества, но и сама экономика. И второе: всякая новая технология требует огромных затрат, связанных с обеспечением ее безопасности, или с предотвращением угрозы, исходящей от нее. Изобрели сверхмощные ракеты, тут же появились системы ПРО. есть ли у России шансы, возможности стать лидером в сфере ИИ или БИ?

— Российские ученые всегда доказывали свою интеллектуальную мощь. Советская академическая наука с 30-х по 80-е годы лидировала на поприще мировой научной мысли. Так что шансы есть и весьма высокие.

— А можно ли создать искусственную душу, если угодно? Или, расширяя вопрос, не превратится ли погоня за искусственным интеллектом в окончательное доминирование того, что принято называть бездуховностью? Какие риски вы видите здесь? Как вписать в грядущее будущее собственно человека? Помню, у вас было сочинение «Человек отменяется»…

- В какой-то заметке я назвал время жизни человека — около 650 тысяч часов, из которых лишь 200 тысяч могут являться продуктивными. Такое существо, как гомо сапиенс не может претендовать на вечное присутствие на Планете. Его сменят новые организмы, как это происходило с другими исчезнувшими животными — за восемь миллиардов лет (ученые дают разный возраст нашей Галактики — от 20 до 4 миллиардов лет) на Планете сменились тысячи самых разных видов живых существ. Человек, к сожалению, так же сменяем, как и существа прошлого, канувшие в Лету.

Душа — это, прежде всего, сознание, она его дополняет. Чем оно богаче, тем шире душа человеческая. У ИИ — сознание не органическое, создать в нем душу, я думаю, невозможно. Впрочем, загадывать на века — опасное занятие. Ошибка неминуема.

— Но если всё-таки загадать…

— Наступающие три десятилетия можно считать последними. Если человек не поймет, что ему срочно необходимо инвестировать в собственное евгеническое совершенствование, то во второй половине 21 века появятся первые брачные пары между человеком и ИИ. А в конце 22 века HIC (высшее выражение сознания) искусственного интеллекта достигнет 1500−2000 HIC, в то время как у человеческой массы оно останется на прежнем низком уровне — 65−70, у интеллектуалов — 100−120 HIC. Совместное проживание в таких условиях с ИИ станет невозможным, утвердятся неразрешимые социальные проблемы, практически исчезнут рабочие места, гомо сапиенс сократится на 80−90 процентов, вернется к земледелию, в пещеры, а чуть позже исчезнет навсегда.

Чем быстрее и основательнее человек избавится от концептуальных иллюзий, что его вид создан по божественному разумению, что он «венец» природы, тем быстрее он обратит внимание на свою неадекватность к феноменальному техническому прогрессу. Инструменты для конструирования сверхчеловека уже созданы. Один из самых эффективных — нано пинцет, способный собирать молекулы, а затем из них склеивать клетки.

— Возвращусь к вашему роману «Соло Моно». Одна из его страниц посвящена неминуемой гибели Евросоюза. Собственно, о закате Запада говорят давно, но он все никак не закатится. Какие тенденции на Западе в данном контексте, на ваш взгляд, являются упадочными?

— Основой распада древних и современных империй, прежде всего, был язык — культура, традиции и религия. Персидская империя — помимо национального языка, в ней были языки порабощенных народов: арамейский, дари, кабурский, точики, арабский, понтийский, мидийский, курдский, армянский, грузинский, лазский (мингрельский), тюркский, восточно-греческий, албанский. Византийская империя: греческий, арамейский, грузинский, армянский, мингрельский (лазский), славянские языки, тюркский, румынский, албанский. Римская империя: греческий, арамейский, иврит, понтийский, испанский, германские языки, арабский, кельтский, португальский, славянские языки, венгерский, корсиканский, армянский, мингрельский (лазский). Римская империя немецкой нации: более сорока языков. Распалась через сто пятьдесят лет. Британская империя: английский, ирландский, шотландский, кипрский (греческий), арабский, иврит, хинди, китайский, ирландский, индоарийский, дравидийский, австронезийский, тамильский, сингальский, малайский, ланкийский, португальский, санскрит, телугу, малаялам, бенгальский, пенджабский, хауса, сонгай, фула, догон, волоф, суахили, лингала, зула и т. д. Советский Союз: тоже множество языков. А язык — это, прежде всего, культура, традиции. Имперские миры были разрушены именно языками и культурой (религия — тоже часть культуры), придававших восставшим дух и волю к вооруженной и политической борьбе. Россию называли «империей наоборот». Русские создали племенным народам письменные языки, вырастили национальные элиты в новых этнических образованиях, которые и развалили СССР. Таким образом, культура способна быть как фактором объединения и развития, так и площадкой разрушения.

— В данном контексте как обстоит ситуация в Евросоюзе? Какие у него, если угодно, перспективы?

— В ЕС — около тридцати языков. Это объединение не имеет типичных черт, присущих предыдущих империям. В конструкции «свободного вхождения» заложен «силовой» фундамент — не военный, а экономический. Я бы назвал такое «свободное» объединение стран современным имперским концептом. Культурное неравенство тут очевидное. Поэтому трудно себе представить, что ЕС ждет другая судьба, чем истории из прошлого. Ведь мы становимся свидетелями, что сегодняшняя цель граждан старой Европы по развалу ЕС постепенно становится все более волевой, убежденной и привлекательной.

Я представляю будущее ЕС по Римскому сценарию: около семисот лет со всех стран, уголков Древнего мира бежали в Римскую империю за лучшей жизнью (в Европу продолжают бежать и сегодня). Многие из таких этносов давно уже вымерли, ассимилировались. Если пришелец (раб) в течение десяти лет корректно выполнял законы страны, он получал статус гражданина Римской империи. Определить этнический коктейль римлян было невозможно. В Риме складывались многие юридические нормы, дошедшие до наших дней. Кстати, когда современные граждане Европы, России, других регионов мира с ужасом узнают, что в некоторых североевропейских странах туалеты уже не делят по гендерному принципу, то часто не знают, что этот «демократический концепт» был освоен и повсеместно внедрен в публичных туалетах Древнего Рима. Как две с лишним тысячи лет назад набеги варваров разрушили Рим, похожие процессы и сегодня характерны для стран ЕС. Даже небольшая региональная война в приграничье ЕС вызовет «массы перемещенных лиц». Этот поток, эта энергия будут способны разрушить европейскую цивилизацию. Если страны Евросоюза не выберут себе единый язык (а такое голосование в ближайшие десятилетие вряд ли возможно), то судьба ЕС повторит историю развала Римской, других империй.

— А что сегодня объединённый Запад реально может предложить миру?

— Я наблюдаю за регулярными встречами «Большой двадцатки». Возьмем последнюю июльскую встречу в 2017 году в Гамбурге. Столько глобальных вопросов «двадцатка» способна была обсудить, но гамбургский саммит, впрочем, как многие другие, заканчивается общим фото, тостами и деликатными встречами между лидерами. В феврале 2018 на всех языках «двадцатки» на сайте prointellekt.com будет размещен мой глобальный цивилизационный, инфраструктурный проект «ЕВРИКАА». Его также получат все правительства, участвующие в «двадцатке». Кроме того, все материалы проекта будут направлены организатору саммита 2018 — Аргентине и организатору встречи «двадцатки» в Токио в 2019 — правительству Японии.

«Большая двадцатка» должна обсуждать глобальные мировые инфраструктурные проекты, а не только улыбаться миру, поднимать тосты и фотографироваться.

— Какими вы видите отношения России и Европы? На что Россия может рассчитывать?

— Многое будет зависеть от самой Европы, ее положения и статуса. Ее будущее мне представляется в объединении доминантных государств — России, Германии, Италии, Франции и Испании в новый единый союз государств — Евразия. Россия объединит славянский этнос и создаст новый общий славянский язык между белорусским, украинским, польским, чешским, словацким, сербским, хорватским, болгарским, словенским, литовским, латвийским. Германия — германский язык, на основе языков Дании, Швеции, Норвегии, Голландии, Австрии, части Швейцарии. Италия объединит романский этнос — Францию, Испанию, Румынию, Бельгию, Молдавию. Венгрия, не имеющая четких этнических корней с другими странами, Финляндия и Эстония войдут в новую мегаструктуру — Евразию — автономно, примкнув к одной из трех языковых групп. Этот проект может быть реализован между 2057—2063 гг. Государственными языками Евразии станут три: славянский, германский, романский (будет создан единый язык на базе испанского, португальского, французского, итальянского, румынского, молдавского). Все перечисленные языки — богатейшие языки мира, создавшие великую евроатлантическую культуру. Но как человечество простилось с десятками, а то и сотнями других языков прошлого, создавших замечательную культуру Древнего мира, так и эти языки уйдут в небытие. Глобальный мир требует этого. Без слияния языков и народов наступление нового этапа глобальной цивилизации не состоится, что явится смертельной опасностью для гомо сапиенса. Великобритания — наиболее амбициозное государство — присоединится к Евразии между 2069—2075 годами.

— Сейчас много говорят о демографических и миграционных проблемах. Какую они несут опасность?

— Помимо языка, культуры и экономики (ИИ радикально сократит рынок труда), разрушителем ЕС станут демографические проблемы. Эстонцев, латышей, словаков, чехов, словенцев, киприотов, норвежцев, датчан задушит этнический демографический коллапс.

Обратимся к предложенной мною математической формуле родственности, она выглядит так:

аk=а1·qk-1,

где:

ак — число кровников в поколении k;

а1 — число кровников в 1-м поколении (у меня а1=2, так как мы начинаем с двух детей, рожденных у каждой семьи);

q — знаменатель геометрической прогрессии (у меня q=2, так как через каждые 25—30 лет число кровников увеличивается в 2 раза);

k — число поколений (25—30 лет каждое).

Узнаем, в каком поколении k все население (у меня это 1 миллиард человек) станет кровниками, а в дальнейшем они будут вступать в брак между собой, то есть

ak=1 000 000 000 чел.;

a1=2;

q=2.

Подставив в формулу, получаем:

1 000 000 000 = 2х2k-1;

1 000 000 000 = 2k;

lg 1 000 000 000=lg2k;

то есть через 30 поколений 1 миллиард человек станут кровниками. А если этнос — государство, тем более амбициозное и самолюбивое, без компромиссов, — составляет 1 миллион человек, то через 10—12 поколений все станут кузенами и кузинами, племянниками, внуками, тетками и т. д. Например, эстонцы, латыши, греки, норвежцы — вся публика в этих странах, по сути, одна большая семья.

— В этом случае самое малое зло — разные стадии умственной неполноценности, ведущие к страшной беде — нерентабельности личности, а значит, и всего государства. Ведь при деторождении доминантный порочный ген заполнит генетический коктейль болезнями, что ослабит иммунную систему вида, а еще через десяток генераций приведет к полному вырождению. Причиной столь печального итога станет не какая-то темная сила или потусторонние заклинания, а интеллектуальная несостоятельность нынешнего вида, его неспособность предусмотреть развитие событий, ведущих к трагическому финалу.

Эта ситуация повторялась в истории человечества десятки раз. Этносы исчезали не в результате войн, а именно из-за вышеназванного фактора.

Лишь в случае реализации Евразией предложенного языкового сценария, она сможет просуществовать до 2191 года как единое государство. Затем ИИ вытеснит ее из демографической, политической карты мира.

— От вопросов глобальных, Александр Петрович, перейдём к более конкретной сфере — литературе. Мне часто доводится слышать такое мнение: человеку подсовывают очередную «лучшую книгу года» — он берет и разочаровывается. В этом есть своего рода обман, подлог. Премиальность нынешнего литературного процесса — это объективность или игры в своем кругу?

— Подробно ваш вопрос освещен на моем сайте prointellekt.соm. В декабре 2017-го я разместил несколько статей как раз по этой теме. Конечно, есть еще пару недосказанных фрагментов. Например, писатель А. создает высокохудожественное произведение. Бизнес делает маркетинговый расчет: эту книгу на рынке купят в количестве не более двух-пяти тысяч экземпляров. Писатель Б. составляет сочинение из шаблонов, художественная ценность — нулевая, продукт типа от госпожи Д. Бизнес уверен, что читатель разберет книгу миллионным тиражом. Что ожидать от бизнеса? Его интересует высокая литература? Или его интересует высокая доходность? Ответ — очевиден. Его осуждать никак нельзя. Так на рынок попадают низкопробные продукты, а премии получают авторы сереньких, бездуховных книжонок. Но их раскручивают, читателю они, видимо, нужны, и он их покупает. Можно ли обвинять бизнес? Конечно, нет! Бизнес можно «обвинять» только в том, что он выпускает лёгкое чтиво для развлечения, для необременительного времяпровождения читателя, диктует, о чем писать…

Можно обвинять Роспечать? И даже обязательно! Она полностью подчинена бизнесу, выполняя его правила игры. Госструктура нужна обществу, чтобы отстаивать лучшее, однако, она вместе с бизнесом лоббирует серых авторов премиями, дабы читатель ориентировался на «бестселлеры».

Россия — страна великой литературы, замечательной культуры, не имеющей равных на сценах мира, а в «художественных советах», в «общественных советах» Роспечати встречаешь не ученых-литературоведов, известных профессоров, а чиновников или хозяев издательских домов. Ни один российский центральный канал не имеет постоянной, регулярной (хотя бы раз в месяц) литературной передачи. Канал «Культура» настолько слаб и беспомощен в своем интеллектуальном насыщении, что мне трудно представить, кто его смотрит.

Роспечать полностью себя дискредитировала. Это совершенно не нужная российскому обществу структура. Необходимо создать Общественный Художественный совет при Министерстве Культуры РФ, формирующийся на ротационной основе. В его состав должны входить представители академических кругов из МГУ, ПГУ, других авторитетных университетов. И никак не дольше пяти лет!

Только в этом случае возродится великая русская литература! Талантливые люди начнут заниматься истинным творчеством, а не влачить статус «крепостных» в издательских домах. Хозяева этих домов приказывают авторам, что писать и как можно проще. Интересы бизнеса намного выше, чем глубокая художественная, философская мысль.

— А поддерживаете ли Вы связь с российскими писателями-современниками?

— Я общался с талантливыми русскими писателями, с ярким Александром Прохановым. Одно время был Гражданский Литературный Форум, куда входили Олег Павлов, Михаил Тарковский, Вера Галактионова и Захар Прилепин, Сергей Шаргунов и Константин Смородин. Мы издали два сборника современных рассказов «Для тебя».

— Впрочем, было и анекдотическое «общение». Когда я решил пригласить в Дом литераторов на свой творческий вечер г-на Акунина (я приглашал буквально всех известных литераторов) — я позвонил на его домашний телефон. Мне ответил женский голос, подтвердил, что я дозвонился в дом Акуниных. На свое учтивое приглашение я услышал отборный мат… Вот и пообщались с семьей писателя. Я полагал, что об инциденте узнает сам Акунин и перезвонит, или найдет другую форму, чтобы извинитmся за это чрезвычайное происшествие. Прошло семь лет…

— Ситуации нынешнего и прошлого в литературе — насколько они различны? И можно ли из прошлого, на ваш взгляд, взять, скажем так, полезные ориентиры?

— Энергия бизнеса продолжает извергать на читательский рынок макулатурные пены. Ее бездна определяется километровыми полками книжных магазинов, опускающих сознание читателей в черные дыры в век высочайших научных достижений. Эта мрачная картина отличает современность от недавнего прошлого. Непозволительно сравнивать положение писателей сегодняшнего и вчерашнего дня. Тогда были созданы благоприятные условия, способствующие развитию русской и национальных литератур. И тут полезно вспомнить русских писателей и лучших представителей национальных литератур последних двух-трех десятилетий СССР — Валентин Распутин, Василий Белов, Федор Абрамов, Чингиз Айтматов, Леннарт Мэри, Эдуардас Межелайтис, Ираклий Абашидзе, Грант Матевосян, Берды Кирбабаев, Расул Гамзатов, Мустай Карим, Кайсын Кулиев и другие своим творчеством обогатили русскую и национальные культуры.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня