Культура
27 мая 2014 14:45

Любимец публики

Почему Вячеслав Шалевич не попал в сборную СССР по хоккею

2036

Народный артист России, который отмечает свой 80-летний юбилей, сыграл в более чем в ста фильмах. Однако особняком стоит в творческой биографии Шалевича картина, где он исполнил роль спортсмена. Это — «Хоккеисты». В этом году исполняется 50 лет со дня выхода фильма на экраны страны.

После этой картины актер стал любимцем публики — идеалом для женщин, примером для мужчин. Тогда ему было всего тридцать лет…

Корреспондент «СП» побеседовал с юбиляром.

— Я всегда смотрю фильмы со своим участием как бы со стороны. И не только на себя… — задумчиво говорит Вячеслав Анатольевич. — Эта картина, снятая по сценарию замечательного писателя Юрия Трифонова и сегодня смотрится. Простой, но емкий сюжет — виден конфликт, есть интрига. Если кто-то из спортсменов и тренеров посмотрел картину, возможно, сделал какие-то выводы. Получается, фильм еще и результативный. Лента о хоккее и хоккейный термин к ней подходит…

Назову — с величайшим уважением, людей, снявшихся в фильме — Георгий Жженов, Николай Рыбников, Михаил Глузский, Эльза Леждей, Люсьена Овчинникова, Владимир Ивашов.

Кстати, позже появилась идея продолжить фильм, где мой герой — Дуганов был бы уже тренером, и все уроки жизни мог преподать своим воспитанникам. Но отчего-то не сложилось.

«СП»: — Соглашусь с вами, что фильм и сегодня смотрится с интересом. Но он, простите, кажется мне наивным.

— Только потому, что мой герой не только играет в хоккей, но и защищает диссертацию (улыбается). В остальном же — с точки зрения борьбы, отношения к делу, желания победить во чтобы то ни стало — это сегодняшний день в чистом виде.

«СП»: — В картине играют команды «Ракета» и «Метеор». А эпизоды каких матчей вошли в картину?

— Игры «Спартака» и ЦСКА, армейцев и динамовцев. Перед началом матчей диктор в Лужниках объявлял, что снимается фильм о хоккее, и игроки изображают его героев. Судья, кстати, был настоящий. Как и зрители: среди них — первый космонавт Юрий Гагарин, который отчаянно переживает на трибуне.

Фильм снимали почти месяц, причем многие сцены ночью, так что измучился я основательно, потому что вечерами играл в театре Вахтангова.

«СП»: - Вас, кажется, консультировали знаменитые братья Майоровы и Старшинов…

— Они в основном наблюдали за съемками. Перешучивались: «Научится он кататься или нет…» Кстати, мне это удавалось с трудом. Сначала, когда выходил на лед, то вообще опирался на клюшку. Я же катался только в детстве, да и то коньках, привязанных к валенкам… Но самое неприятное было, когда меня бросали на борт! Синяков и шишек набил себе достаточно, палец сломал…

«СП»: — Но зрители были уверены, что вы — игрок экстра-класса…

— Немудрено — во время съемок «восьмерку», то есть, меня изображал Старшинов, которому даже сделали парик «под Шалевича». И его мастерское катание, финты и броски принимали за мое творчество… От зрителей даже приходили письма, где они спрашивали, почему я не играю за сборную СССР (смеется)?

Во время матчей я сидел на скамейке вместе с хоккеистами, но когда они уходили в перерыве в раздевалку, то спартаковский тренер Бобров говорил: «А ты, артист, с нами не ходи…» Всеволод Михайлович не хотел, чтобы я узнавал какие-то их секреты. Когда хоккеисты возвращались, я шел на свое место…

«СП»: — Дебютом в кино для вас стала роль Швабрина в фильме «Капитанская дочка». Там вы сражались на шпагах с Олегом Стриженовым, исполнителем роли Гринева. Вас специально готовили к этому поединку?

— Да, был учитель фехтования, но мы тренировались на спортивных шпагах, а во время съемок выдали старинные шпаги, весом чуть ли не полтора килограмма. С ними было труднее… Начался поединок, я стал теснить Стриженова, он вышел из кадра, ударился об осветительный столб.

«СП»: — Вы играли в фильме «Моя улица», где актер Геннадий Сайфулин исполнял роль футболиста Бориса Забродина.

— Да, по сценарию он человек известный и играет за сборную СССР. В фильме звучит отрывок из репортажа, который ведет Николай Озеров. Родители Забродина слушают репортаж о матче, который наша команда проводит в Будапеште. И проигрывает — во многом из-за слабой игры Забродина. Затем происходит его конфликт с тренером, и Борис уходит из спорта.

В фильме я имел лишь косвенное отношение к футболу — играл роль не очень порядочного ректора института Семена Семеновича, который хочет «по блату» пристроить Забродина к себе, чтобы он стал визитной карточкой вуза.

«СП»: — В фильме «Красная площадь» вы очень профессионально ездили верхом…

— Да, этому меня научили неплохо… Кстати, на съемках произошел забавный случай. Некоторые эпизоды снимали в Лиепае, пригнали массу солдат. Грохотали пушки, строчили пулеметы. В общем, у окрестных жителей могло создаться ощущение, что где-то рядом идут настоящие бои…

В перерыве между съемками мы — я и еще один актер — решили размяться. Так в форме офицеров царской армии и поскакали на лошадях… Возле домика на небольшом хуторе спешились. Смотрим, пожилая женщина возится в огороде. «Извините, нам бы водички попить…» Она внимательно посмотрела на нас, но ничего не ответила. И ушла в дом.

Ждем — десять минут, двадцать… Думаем, может она нас не поняла. Уже решили ехать дальше, как вдруг открывается дверь. На крыльцо выходит принаряженная женщина и ее муж — аккуратно причесанный, в костюме. Держит поднос, на нем — вода, вино в бокалах.

Подходят, почтительно здороваются и говорят: «Господа, а вы к нам на время или надолго?» В общем, старики решили, что вернулась старая власть (смеется).

«СП»: — Вячеслав Анатольевич, а вы каким-нибудь видом спорта увлекались?

— В детстве занимался академической греблей — был в четверке с рулевым. На Москве-реке, там, где сейчас памятник Петру Великому, находилась гребная стрелка. От нее мы гоняли на лодках по Москве-реке. Но это увлечение это было недолгим…

Признаюсь честно, что в школе частенько прогуливал уроки физкультуры. Или имитировал недуги — падал, клал в рот мыло, оно пенилось (улыбается)… Да и слабоват был — бегал неважно, по канату лазил с трудом.

А в футбол, как все мальчишки, играл с удовольствием. Только мы чаще гоняли не мяч, а консервную банку, поскольку мяч был редкостью и признаком достатка. За кого болел? Конечно, за ЦДКА — название клуба ассоциировалась с Победой в Великой Отечественной войне. Когда из черной тарелки репродуктора слышалась хриплая скороговорка Вадима Синявского, сердце замирало: как там наши?

«СП»: — Стекла били?

— А как же! Однажды я расколотил окно знаменитому артисту Театра Вахтангова Николаю Олимпиевичу Гриценко, который был моим соседом. Он принес маме счет за стекло. Потом мы с Гриценко стали коллегами…

«СП»: — Другие интересные встречи со спортсменами были?

— Расскажу про одну… В Театре Вахтангова готовили спектакль «Артем». Там была сцена допроса, где мой герой после удара должен отлетать на несколько метров. На репетициях все было нормально, но на прогоне получил сильный ушиб.

Меня отвезли в ЦИТО и поместили в палату, где лежали футболисты и хоккеисты. Правда, их фамилии в памяти не остались. Зато помню, что к пациентам приходил Лев Иванович Яшин.

Так вот эти спортсмены и в больнице бегали, но — на короткие дистанции, в магазин за спиртным (смеется). Я жене говорил: «Принеси мне водку, а то неудобно пить за чужой счет…»

«СП»: — Я у вас не спросил про рыбную ловлю, Вячеслав Анатольевич…

— Этого увлечения вообще не понимаю. Это так же, как носить часы за три тысячи долларов. Чем они лучше тех, которые стоят тысячу рублей? Они что, показывают другое время? Или на дорогих часах жизнь течет медленней?

Фото: ИТАР-ТАСС.

Последние новости
Цитаты
Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Леонид Зюганов

Политик, заместитель руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня