Миллиарды без возврата

Почему с треском провалилась многолетняя антиофшорная кампания правительства

18933
Миллиарды без возврата
Фото: Александр Колбасов/ ТАСС

Чиновничий план подъема экономики России за счет возвращения капиталов из офшоров на родину с треском провалился. Закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК), обязывающий российских граждан и компании платить налоги со своих иностранных активов, заработал с начала этого года. И результат говорит сам за себя — менее 4000 уведомлений. Не помогла даже сопутствующая амнистия на офшорные капиталы, которую объявило правительство. Пока в России не будут созданы нормальные условия для бизнеса, никакие законы не помогут вернуть капиталы в страну — что и требовалось доказать!

Борьба чиновников с офшорами началась еще четыре года назад, когда тогда еще премьер-министр Владимир Путин потребовал от всех госкомпаний в двухмесячный срок провести «проверки на наличие связей с офшорами». Это касалось и крупнейших компаний энергетического сектора — «Газпрома», «Роснефти» и «Транснефти», руководство которых должно было «заканчивать с офшорным наследием» и доложить о принятых мерах, заявил тогда Путин. Но, никакого результата это ни принесло — все госкомпании, как имели финансовые компании на Британских Вирджинских островах, так и имеют их до сих пор.

Между тем, по новому закону, до 15 июня 2015 года надо было подать в ФНС уведомления о своих долях в иностранных компаниях более 10%. Но пока особой активности в этом среди российских бизнесменов не наблюдается. В установленный законом срок было сдано всего 1004 уведомления от юрлиц, и 2199 — от физлиц. Правда, некоторые — чисто по-русски, подавали документы уже после 15 июня, но в итоге было получено всего 3858 уведомлений. И это почти на четыре миллиона частных компаний и предпринимателей в России! Как говорится — «без комментариев»…

Вот и официальный представитель ФНС от комментариев прессе воздержался. Дескать, «результат в пределах ожиданий», и на большее рассчитывать было бы неправильно. Прямо как в басне Крылова «Лиса и виноград»! Правда, учитывая чисто символические штрафы за неуведомление, большего ожидать, действительно, в общем-то и не стоило. Ведь по закону, штраф за неподачу уведомления всего 50 000 рублей — такая сумма не очень стимулирует раскрывать офшоры, если учесть, сколько денег можно «скроить» с их помощью!

Бизнес не торопится открывать карты

Проблема в том, что российский бизнес по-прежнему настороженно относится к антиофшорной кампании правительства, поясняет бизнес-омбудсмен Борис Титов. По его словам, предприниматели заняли выжидательную позицию, чтобы посмотреть, насколько эффективно Федеральная налоговая служба будет искать КИК, если о них не будет подано уведомлений. И если налоговики смогут сами раскрыть зарубежные структуры и публично наказать провинившихся, то дело пойдет, и в следующем году «раскрывшихся» будет гораздо больше. Но если правительство молча проглотит эту «пилюлю», то бизнес раскрываться не будет.

Причины такого отношения отечественного бизнеса к антиофшорной кампании правительства называются разные. Одна из них — нежелание возвращать состояния в Россию потому, что «европейский образ жизни глубоко проник в российские элиты». Оно и не мудрено, ведь в России практически весь малый и средний бизнес имеет офшорную «прописку». В итоге может оказаться, что эта деофшоризация будет полезной только для чиновников, которые смогут, наконец, легализовать свои коррупционные деньги. Правда, через подставных лиц.

Аудиторские компании «большой четверки» не оценивали, у скольких российских налогоплательщиков есть иностранные активы. «Можно сказать лишь, что в структуре большинства владельцев среднего и крупного бизнеса России они имеются», говорит партнер PwC Екатерина Лазорина. Пока же, по ее словам, перед ФНС отчитались менее 4% российских компаний, владеющих иностранными активами.

Причем, сроки подачи уведомлений были специально передвинуты с 1 апреля на 15 июня, чтобы сначала заработал закон об амнистии капиталов, возвращающихся из офшоров. Но, по словам юристов, амнистия практически не повлияла на решение бизнесменов «открыть карты». При этом региональный средний и малый бизнес вообще даже не относит эту амнистию к себе, по его мнению — она нужна только для крупных капиталов.

И даже наоборот — после вступления в силу законодательства о КИК, многие российские бизнесмены предпочли использовать все открывшиеся легальные возможности, чтобы не раскрывать свои иностранные активы. Член бюро правления РСПП и высокопоставленный чиновник правительства рассказали РБК, что для этого предприниматели даже начали обсуждать возможную смену налогового резидентства.

Дело в том, что правило декларирования КИК распространяется только на налоговых резидентов России, а ими считаются лишь те предприниматели, которые проводят в стране более 183 дней в году. А если предприниматель находится на территории России меньше этого срока, то он утрачивает статус налогового резидента и, как следствие — не обязан уведомлять налоговые органы об участии в КИК. Вот такую отличную возможность скрыть свои капталы за рубежом дали законодатели бизнесменам!

Ну а формальная смена налогового резидентства по новому закону — вовсе не проблема для крупных бизнесменов, которые итак по четыре месяца в год находятся за рубежом «по работе». И добавить к этому сроку еще два месяца — раз плюнуть. Есть ведь еще и каникулы — зимние и летние, а также участие в заседаниях советов директоров, переговорах и тому подобное. При этом сидеть за границей 183 дня подряд по закону вовсе не обязательно. Как говорят злые языки, многие участники бюро правления РСПП именно по этой причине в нынешнем году очень долго не возвращались с новогодних каникул.

А чиновники-коррупционеры и некоторые «официальные» бизнесмены, которых хранили свои наворованные капиталы в офшорах, воспользовались и другой возможностью не «светить» их, которую предоставляет закон — перевести на родственников. Например, как сообщило РБК, один из участников бюро правления РСПП уже так и сделал, переписав траст на сына, проживающего за рубежом. Другой участник бюро правления союза часть своих зарубежных активов передает несовершеннолетним детям. По данным Forbes, это делается для того, чтобы избежать уведомления о КИК. Вот вам и деофшоризация!

Аналитики Boston Consulting Group подсчитали, что несмотря на антиофшорную кампанию правительства России, объем российских капиталов в офшорах до 2019 года будет расти примерно на 10% ежегодно. Ведь законодательство о КИК вовсе не запрещает использование низконалоговых юрисдикций и не предписывает переводить активы в Россию, а лишь предоставляет налоговые стимулы для возврата. Но, судя по всему, эти стимулы недостаточны. Нужно еще и обеспечить бизнесу нормальные условия работы в России — без налоговых поборов и взяток каждому «приходящему» чиновнику.

В общем, большинство экспертов не верят, что ФНС в принципе сможет раскрыть все иностранные активы российских бизнесменов. К тому же, на предварительных совещаниях в правительстве представители ФНС честно, но весьма неосмотрительно публично признавали, что «будут трудности». И наш отечественный бизнес, как водится, воспринял это как сигнал к действию — первые два года после вступления закона в силу можно особо не бояться! Ну а к тому времени, когда государство научится ловить «уклонистов», наши ушлые бизнесмены уже успеют усложнить свои «серые схемы».

— Офшоризация российских компаний самая высокая в мире. Правда, следует иметь ввиду, что деньги за границей в основном просто лежат на счетах в банках, а не инвестируются. И если правительство создаст условия для инвестиций, то они охотно вернутся в страну, — говорит главный экономист Центра развития ГУ-ВШЭ Валерий Миронов. — Но для этого сначала правительство должно улучшить инвестиционный климат в стране, а уже потом ждать возврата капиталов из офшоров. И если компании увидят не пустые заявления, а реальное улучшение условий ведения бизнеса, то они сами начнут встречное движение. Пока же, кроме чиновничьих поборов, в России до сих пор неясна ситуация с итогами приватизации, и постоянно возникают разговоры о национализации незаконно приватизированных предприятий. Поэтому бизнесмены попросту опасаются потерять активы, которые они выведут их из офшоров. И если правительство заявляет, что сначала компании должны вывести деньги из офшоров, а нормальные условия для их работы в России будут созданы потом, то деофшоризация выглядит трудноосуществимой на деле.

Вообще-то, выводить финансовые компании в офшоры — это вовсе не российское изобретение. Многие зарубежные компании имеют «дочерние» компании в офшорах. Офшор — понятие для бизнеса чисто техническое. Например, многие финансовые «дочки» американских транснациональных корпораций зарегистрированы по всему миру. Но если они видят выгодные проекты на территории США, то инвестируют в них и без всякого принуждения со стороны правительства.

Весь вопрос в том, какая часть доходов компаний идет через офшоры, а какая попадает под национальную юрисдикцию для налогообложения. Другой вопрос, куда вкладывается прибыль, полученная компаниями через офшоры, а это напрямую зависит от инвестиционного климата в России. Пока компании, в том числе и государственные, не торопятся вкладывать деньги в российскую экономику. Здесь играет свою роль плохой инвестиционный климат в стране: отсутствие перспективных проектов, высокое налогообложение производства, излишнее бюрократическое давление на бизнес и так далее. И пока ситуация не изменится, никакие капитальные амнистии не помогут.

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Шапкин

Председатель Национального союза защиты прав потребителей

Борис Шмелев

Политолог

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article