Экономика / Санкции

Запад нагрел Кремль на $ 6,3 млрд

Как сильно санкции тормозят экономику РФ

  
8017
Запад нагрел Кремль на $6,3 млрд
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС
Материал комментируют:

Против России на сегодня действует 159 ограничительных мер — их ввели 62 страны. Ущерб от них в 2018 году составил $ 6,3 млрд. Такие цифры приводятся в отчете Минэкономразвития РФ «О работе по устранению барьеров на внешних рынках».

Рекордсменом по числу ограничений стал Европейский союз (25), в список также попали Украина (22), Индия (16), Белоруссия (13), Турция (12), США (9), Австралия (6), Бразилия (5), Таиланд (5) и Вьетнам (5).

Наибольший ущерб, как отметило министерство, нанесен ограничительными мерами со стороны ЕС (около $ 2,4 млрд.). На втором месте по размеру предполагаемого ущерба США (около $ 1,1 млрд.), на третьем — Украина ($ 775 млн.). В десятку вошли также Турецкая Республика ($ 713 млн.), Индия ($ 377 млн.), Иран ($ 320 млн.), Китай ($ 174 млн.), Мексика ($ 120 млн.), Таиланд ($ 102 млн.), Белоруссия ($ 42 млн.).

Отмечается, что больше всего пострадали такие российские отрасли, как металлургия, химическая промышленность и сельское хозяйство.

Читайте также
Качаем нефть как арабские шейхи, а живем хуже Гондураса Качаем нефть как арабские шейхи, а живем хуже Гондураса Российская экономика: нищета и упадок при несметных богатствах

С учетом, что в 2018 году ВВП России составил $ 1 652,5 млрд., санкции суммарно «нагрели» нас менее чем на 0,5% ВВП.

Это вполне стыкуется с выводами, сделанными ранее. Так, по расчетам Евсея Гурвича, руководителя Экономической экспертной группы, накопленный эффект от санкций в период с 2014-го по середину 2017 года составил 2,5% ВВП за весь этот период. Известно, кроме того, мнение Алексея Кудрина: в первые годы санкции стоили нам 1,5% ВВП в год, потом мы адаптировались к ним и снизили ущерб до 0,5% ВВП.

Правда, западные аналитики смотрят на ситуацию более сурово. В ноябре 2018 года Bloomberg Economics обнародовал исследование, где утверждалось: российская экономика сейчас на 6% меньше, чем могла бы быть — если бы США и ЕС не ввели в 2014-м ограничительные меры.

Внушительную разницу между фактическим и потенциальным темпом роста ВВП экономисты Bloomberg объяснили структурными ограничениями экономики РФ. Впрочем, они же признавали, что карательные меры не оказывают на Россию шока, как можно было бы ожидать.

Но и российские, и зарубежные эксперты сходятся в одном: технология США — не столько вводить новые санкции, сколько тянуть и нагнетать ситуацию — прекрасно работает на подрыв инвестиционной привлекательности России. Фактически, она делает невозможным серьезные договоренности по инвестпроектам и кредитованию, плюс негативно влияет на ряд торгово-экономических сделок.

В Америке это прекрасно понимают, и демонстрируют решимость в закручивании гаек. В феврале стало известно, что сенаторы США Линдси Грэм и Роберт Менендес попытаются вновь провести через Конгресс законопроект о «драконовских» санкциях против России, который не прошел в прошлом году. Новый документ предполагает запрет инвестиций в новый российский госдолг, проекты по добыче нефти в РФ, введение санкций на зарубежные проекты российских госкомпаний и на проекты СПГ за пределами РФ.

Причем, эксперты отмечают, что в России многие отрасли уязвимы для санкций. Так, гражданская авиация у нас на 99% западная, софт, компьютерная техника и станкостроение — на 95%, а ведь без станков невозможен экономический рывок.

Как в реальности выглядит ущерб от санкций, можно ли свести зависимость от Запада к минимуму?

— В недавнем исследовании Bloomberg сказано, что российские миллиардеры богатели быстрее остальных, — почти на 11% в год — и это несмотря на санкции, — отмечает директор ЗАО «Совхоз имени Ленина», зампред Комитета по развитию агропромышленного комплекса ТПП РФ Павел Грудинин. — У богатейшего россиянина — совладельца НОВАТЭКа Леонида Михельсона — по оценке Bloomberg, $ 21 млрд. Как отмечает агентство, состояние Михельсона (плюс $ 4,3 млрд. за год), другого акционера НОВАТЭКа, Геннадия Тимченко, (плюс $ 4 млрд.) и владельца ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова (плюс $ 3,5 млрд.) увеличилось на фоне роста цен на нефть. При таком раскладе ущерб от санкций в $ 6,3 млрд. вообще не впечатляет.

На мой взгляд, российская экономика несет ущерб, прежде всего, от действий собственного правительства, а не от ограничительных мер Запада.

Напомню, в апреле 2018 года министр финансов Антон Силуанов заявил, что российские компании, подпавшие под санкции США, запросили у кабмина 100 млрд. рублей помощи ($ 1,63 млрд. по текущему курсу). И заверил, что государство «ликвидность» им предоставит — через Промсвязьбанк, на базе которого создается опорный банк для гособоронзаказа и крупных госконтрактов.

По сути, государство пошло на компенсацию олигархическим структурам убытков от санкций, и предоставило им преференции по налогам.

Поэтому я считаю, что Минэкономразвития нужно не подсчитывать ущерб от ограничительных мер, а заниматься собой — российской экономикой. Например, направлять нефтяные доходы в бюджет, а не в компании-«прокладки». Тогда мы, возможно, даже не заметим, что Запад вводит против нас санкции.

«СП»: — Насколько Россия уязвима для западных санкций?

— Я считаю, оценки этой уязвимости сильно завышены. Иначе бы власти РФ не хранили деньги в казначейских бумагах США.

— У нас доля экспорта в ВВП за 2018 год поднялась с 5,5% до 10% - это серьезный показатель нашей зависимости от глобального хозяйства, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Вместе с тем, $ 6,3 млрд. — не слишком значительные потери: достаточно сопоставить их с $ 114, 9 млрд. профицита счета торговых операций платежного баланса.

Словом, потери неприятные для экономики РФ, но не критичные. Притом, надо иметь в виду, что в этих $ 6,3 млрд. не только санкции, но и любые другие протекционистские меры. Например, меры ВТО в рамках расследования по демпингу наших металлургов и производителей минеральных удобрений.

Читайте также
Нищие россияне с жирными талиями раздражают власть Нищие россияне с жирными талиями раздражают власть Утопив население в пальмовом масле, чиновники задумались, как заставить его худеть

Замечу, поскольку наша зависимость от глобального хозяйства усиливается, возрастает и наша уязвимость от санкций. В 2017 году доля нефтегазовых доходов в формировании бюджета составила 40%, а в 2018 — уже 46%. Это можно рассматривать как тревожный сигнал.

Важнейшей в таких условиях, я считаю, становится стратегия по стимулированию неэнергетического экспорта, и прежде всего машиностроительного. Подчеркну, важно именно не импортозамещение, а экспорт, поскольку именно это направлении прибавляет отечественным товарам конкурентоспособности и на внутреннем рынке.

«СП»: — Будет ли Запад ужесточать санкции?

— Ситуация на сегодня неоднозначная. Мы научились приспосабливаться к санкциям в краткосрочном плане, но часто сами себе ставим подножку. Последний тому пример — задержание 15 февраля основателя и управляющего инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви вместе с пятью другими фигурантами дела. Следствие утверждает, что банкиры под видом сделки с акциями похитили у ПАО КБ «Восточный» около 2,5 млрд руб. в 2017 году. Как считает обвинение, Калви вступил в сговор с остальными фигурантами, чтобы оформить соглашение об урегулировании долга на заведомо невыгодных для банка условиях.

Так или нет, Калви — гражданин США, и его арест — крайне негативный сигнал инвесторам. Думаю, теперь можно ждать и ответной реакции — ужесточения санкций со стороны Конгресса США.


Новости санкций: Вице-премьер Италии заявил, что Рим будет бороться за отмену антироссийских санкций

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня