Дореформировались: Как правительство Медведева ищет деньги на пенсии

Посчитали, прослезились: Средств на индексацию пособий старикам просто не оказалось

  
29158
На фото: министр финансов РФ Антон Силуанов и вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова
На фото: министр финансов РФ Антон Силуанов и вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова (Фото: Алексей Никольский/ТАСС)
Материал комментируют:

Вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова рассказала, что прежде чем принять решение о пенсионных выплатах отдельным категориям граждан, о котором Владимир Путин сообщил в послании Федеральному собранию, они вместе с президентом и первым вице-премьером, министром финансов Антоном Силуановым долго не могли договориться о конкретных цифрах.

«Перед посланием Федеральному собранию мы с ним (с президентом, — прим. ред.) очно обсуждали, как все-таки рассчитывать в рублях по конкретным людям, мы даже считали в столбик, я честно вам говорю», — сказала вице-премьер в интервью России-1.

По словам Голиковой, она и Антон Силуанов были вызваны в Кремль, чтобы разобраться в сути разногласий между финансовым и социальным блоками правительства.

«Конечно, мы с Антоном Германовичем нашли консенсус в присутствии президента, извинились, что мы такие несговорчивые в его отсутствие», — сказала Голикова.

Выработанное в итоге решение и было озвучено в ходе послания президента. Напомним, что Владимир Путин поставил задачу, чтобы все пенсии и единые денежные выплаты были проиндексированы сверх прожиточного минимума пенсионеров. Также было дано поручение досчитать и пересчитать те пенсии, которые были получены в начале года.

Читайте также
Сигнал Кремлю: Не унижайте россиян подачками – дайте работу Сигнал Кремлю: Не унижайте россиян подачками — дайте работу Власть продолжает развивать экономику Садового кольца, а президент забыл, что к 2020 году обещал создать 25 млн рабочих мест

В понедельник, 25 февраля региональные отделения Пенсионного фонда России (ПФР) уже отчитались о готовности пересчитать доплаты неработающим пенсионерам, хотя правительство только приступило к разработке соответствующего механизма.

Возможно, Татьяна Голикова рассказала о том, как согласовывали пенсионные доплаты, в качестве положительного примера работы. Но картина, когда вице-премьеры собираются с президентом и в столбик считают доплаты пенсионерам, выглядит, мягко говоря, несерьезно, если не сказать смешно. Вряд ли отлаженная пенсионная система должна функционировать таким образом, чтобы цифры в ней вот так приходилось подгонять вручную в присутствии президента. Осталось только взять деревянные счеты и по ним сводить индексацию.

Хотя учитывая, что накрутило наше правительство с пенсиями, такие трудности неудивительны. Дело в том, что у нас в стране нет понятия «минимальная пенсия». Есть только прожиточный минимум, который на первый квартал 2019 года для всего населения России составляет 10444 рублей. При этом для пенсионеров этот показатель заметно ниже, чем для работающих граждан — 8538 руб. против 11280 руб.

Вот ниже этих восьми тысяч человек и не может получать пенсию, но во многих случаях все-таки получает. Для этого был придуман механизм федеральной социальной доплаты (ФСД), которую регионы выплачивают пенсионеру, чтобы его обеспечение все же дотягивало до прожиточного минимума.

С 1 января 2019 года страховые пенсии по старости у нас в стране проиндексированы на 7,05%. Но вышло так, что люди, получавшие свой минимум, индексации не почувствовали вовсе — им просто сократили социальную выплату на этот размер и все.

«В этом году были проиндексированы пенсии в рамках пенсионной реформы. Но если доход пенсионера превысил прожиточный минимум, то ему перестали выплачивать социальную доплату в прежнем размере, или вообще перестали, или снизили её. В результате прибавки к пенсии либо вообще нет, либо она оказалась гораздо меньше, чем человек ожидал. И многие люди с полным на то основанием чувствуют себя обманутыми», — так сказал об этом Владимир Путин в своем послании.

Озвученное им решение призвано исправить сложившуюся ситуацию. А ситуация с пенсиями действительно выглядит не слишком оптимистично. После повышения пенсионного возраста власти обещали, что теперь-то выплаты начнут расти. Самое время, потому что пока в 2018 году средний размер пенсий сократился, причем впервые с 2015 года. Без разовой выплаты в 5000 рублей номинальный размер средней пенсии в 2018-м оказался лишь на 0,4% выше, чем годом ранее.​ А реальный размер с поправкой на прирост потребительских цен, по данным Росстата, сократился на 2,4%.

Возможно, с учетом решения президента самые малообеспеченные пенсионеры все-таки почувствуют индексацию. Хотя, как считает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков, оно может привести к дополнительным проблемам региональных бюджетов.

— Реформировали-реформировали и дореформировались. Пенсионная система стала такой непрозрачной, что даже я, будучи профессором, который специализируется на этой теме, некоторые моменты не могу понять. Власти взывают к мировому опыту, а сами ведут себя как маленькие дети, которые выковыривают изюм из булочки, а хлеб выкидывают. Наши руководители считают, что если у них на печах министерские погоны, то они все знают и все могут. Им социальная система представляется в виде конструктора Лего, в котором можно переставлять детали, как хочешь, и что-нибудь получится. А получаются химеры, которые выкидывают совершенно странные фокусы.

«СП»: — В чем заключаются эти фокусы?

— Например, в том, о чем говорил президент в своем послании Федеральному собранию. В российской пенсионной системе есть странная дыра — у нас отсутствует понятие минимальной пенсии. В связи с тем, что у нас в стране произошла постперестройка, масса народа потеряла пенсионный стаж. Они где-то работали, но документов об этом нет. Кроме того, до 2001 года не было и учета пенсионных взносов, которые за них должны были вносить работодатели.

Когда эти люди начали выходить на пенсии, им назначили совершенно мизерные выплаты, особенно в регионах. Потом правительство услышало их плач и скрежет зубовный и сделало хитрый финт, который имел финансовую природу — скинуло обязательства федерального центра на регионы. А именно, обязало их пенсии ниже прожиточного минимума в регионе дополнять социальными выплатами до этого прожиточного минимума.

При этом если у человека есть другие доплаты — на детей, на квартиру, на инвалидность — все это из социальной выплаты устраняется. В итоге минимальный прожиточный уровень стал верхним пределом того, что может получать такой пенсионер.

Когда идет индексация пенсий по федеральным правилам, регионы, потирая руки, сокращают эту социальную выплату, оставляя только прожиточный минимум. В результате колоссальное количество пенсионеров, причем беднейших пенсионеров в регионе, не ощущают никакого эффекта от индексации.

Президент сказал: «Хватит», нужно индексацию 2019 года проводить уже с учетом выхода пенсии на прожиточный минимум в регионе. Региональные выплаты при этом трогать не будем. В такой схеме регионы оказались крайними.

«СП»: — Почему?

— Они-то считали, что проведут индексацию, и они, как всегда, смогут сократить социальные выплаты беднейшим пенсионерам. Но им сказали, что их выплаты останутся в прежнем объеме, а доплату федеральный бюджет, уж так и быть, возьмет на себя. Хотя, думаю, Минфин хотел бы и эту доплату переложить на региональные бюджеты. Но поскольку ни один региональный бюджет, даже Москва, не показывает профицитность, ничего не оставалось.

Штука в том, что информация по этим выплатам очень своеобразная. Минфин ее не проверял, просто скинул на регионы. ПФР платил свои 7−8 тысяч и в эти дела не совался. Нужно учитывать и то, что социальная доплата неоднородна. Во-первых, прожиточный минимум у нас варьируется от региона к региону. Во-вторых, при начислении доплаты учитываются и прочие выплаты от пособия на детей до выплат по инвалидности. И получалось так, что индексация пенсий — хорошо для региональных бюджетов, но плохо для людей, которые получают пенсию ниже прожиточного минимума, потому что они эту индексацию не чувствовали. Это почти такая же глупость, как отсутствие индексации пенсий у работающих пенсионеров.

«СП»: — А что похожего в этих ситуациях?

— Власти совершенно не приняли во внимание тот факт, что работающие пенсионеры пенсии платят сами себе. А именно, отчисляют страховые взносы в ПФР, а потом получают оттуда пенсии. И эти цифры близки друг к другу. Работающий пенсионер получает в среднем 13 тысяч, при этом со средней зарплаты в 44 тысячи отчисляет 22%, то есть 9 тысяч. Получается, что на самом деле, он получает всего 4 тысячи из ПФР.

Читайте также
Какими лекарствами травят россиян, уничтожив свою фармацию Какими лекарствами травят россиян, уничтожив свою фармацию Правительство обещает навести порядок на лекарственном рынке, но с водой выплескивает и ребенка

Но пенсии неработающим пенсионерам составляют 14 тысяч. Вот эту тысячу правительству стало жалко. Поэтому работающих пенсионеров лишили индексации. Пенсионеры проголосовали ногами и стали работать нелегально. В результате, они перестали платить ОМС, ФСС, подоходный налог, отчисления в пенсионный фонд. В среднем с их заработка исчезли поступления в 40%. А это уже 18 тысяч. Таким образом, тысячу сэкономили в Пенсионном фонде, а несколько тысяч потеряли на других направлениях.

Именно поэтому Силуанова, Кудрина и прочих называют бухгалтерами. Они шире своего предмета не видят. Чуть что, «это не мой вопрос, это к Минтруду». При этом расстояние между Минфином и Минтруда — 200 метров. Но это расстояние, наверное, больше, чем до Луны. Пройти их и поговорить они не хотят.

«СП»: — Возвращаясь к индексации, после решения президента подводных камней уже быть не должно?

— Регионы уже привыкли считать индексацию ПФР мерой, которая снижает их социальные расходы. После принятия Путиным этого решения и выполнения его Минфином в течение ближайших месяцев, получится, что в региональных бюджетах образуется дыра по соцрасходам. Значит, эти деньги надо где-то взять. Может возникнуть ситуация увеличения дефицита, который непонятно, как покрывать.

Так что эффект от этого решения двойной. С одной стороны, увеличение выплаты из федерального бюджета, с другой, рост дефицита бюджетов региональных, на покрытие которого тоже придется давать деньги. Думаю, именно эта тема была весьма острой в дискуссиях Силуанова и Голиковой.


Новости политики: Эксперт: экономический ущерб от санкций для России не велик

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В Казахстане власть сменилась через 30 лет. Для России такой вариант подходит?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня