Совкомфлот: 15 лет плавания в никуда

Крупнейшая судоходная компания все глубже увязает в многомиллионных убытках, пока руководство ссылается на «рынок»

  
403
Совкомфлот: 15 лет плавания в никуда
Фото: Руслан Шамуков/ТАСС

Ведущая российская судоходная компания «Совкомфлот» снова отложила первичное публичное размещение акций — IPO — обещанное еще десяток с лишним лет назад, объясняя свое решение «неопределенностью на фрахтовом рынке». «Неопределенность» эта, похоже, тоже длится много лет, ведь каждый год «Совкомфлот» докладывает о многомиллионных убытках. Их руководство традиционно объясняет еще и слабыми рынками.

О том, что IPO снова не состоится, руководство компании сообщило еще в январе. Гендиректор компании Сергей Франк признал, что «красивой истории» для инвесторов у них просто нет. Хотя, казалось бы, именно инвесторы могли бы придать «Совкомфлоту» новый импульс развития. Но привлечь их компании с флотом из 147 собственных и зафрахтованных судов (включая суда в СП) общим дедвейтом около 12,7 млн тонн, оказывается, нечем.

Франк бессменно управляет «Совкомфлот», специализирующемся на транспортировке энергоносителей, 15 лет. Эксперты не исключают, что несменяемость руководства может быть причиной отсутствия нового вектора развития компании. Более того, как только добыча нефти станет менее активной, компания может и вовсе потерять свои позиции.

Как уже было сказано, финансовые проблемы у компании начались давно. По данным finanz.ru «чистый убыток „Совкомфлота“ по МСФО за 9 месяцев 2018 года составил 57,5 млн долларов, что в 7,5 раз превышает убыток за аналогичный период 2017 года». При том, что по итогам позапрошлого года компания получила убыток в размере 113 млн долларов.

Не может не вызывать вопросов то, что госкомпания активно пользуется офшорами. У «Совкомфлота» на 31 декабря 2018 года только на Кипре названо в качестве аффилированных четыре лица: SCF Overseas Holding Limited, SCF Management Services, SCF Supply Vessels Limited, Novoship Holdings Limited. Еще одна компания SCF Tankers Limited базируется в Либерии, которая, по некоторым оценкам, считается второй крупнейшей офшорной юрисдикцией по количеству зарегистрированных кораблей в мире.

Читайте также
Инфляция-2019: Власть контролирует не рост цен, а наши деньги Инфляция-2019: Власть контролирует не рост цен, а наши деньги Прогнозы экспертов на ближайшее время и перспективу — самые нерадостные

Кроме этого, от государственного морского перевозчика такого уровня государство ждет крупных заказов для отечественной судостроительной отрасли.

В сентябре 2017 года было подписано соглашение по строительству пяти нефтяных танкеров Aframax, работающих на сжиженном природном газе. Строительство судов будет проходить на верфи «Звезда» в Приморье, их оператором станет «Совкомфлот». Предполагается, что этот проект должен получить конструкторско-технологическую документацию и опыт по строительству таких судов на южнокорейской верфи Hyundai, где «Совкомфлот» уже строит четыре аналогичных танкера для Shell.

Напомним, что в феврале 2017 года российская компания заказала строительство четырех танкеров класса Aframax на верфях южно-корейской Hyundai. Общая стоимость контракта предполагалась на уровне в $ 240 млн.

Крупные заказы — это, безусловно, хорошо, но еще лучше, когда компания соизмеряет свои возможности и может финансово их обеспечить. К сожалению, эффективность распоряжения средствами и управления компанией вызывает большие вопросы.

Эксперты могут вспомнить вливания в непрофильные проекты в «тучные годы» до кризиса, которые, по их мнению, красноречиво характеризует стиль корпоративного управления. Например, в 2010 году «Совкомфлот» в ходе реновации Морского вокзала Сочи, которую он проводил, нанял главного экипировщика олимпийской сборной России — Bosco di Ciliegi — для создания в историческом здании аналога московского ГУМа. Общая стоимость редевелопмента Сочинского порта по информации СМИ обещала составить около 15 млрд рублей. По курсу того времени — это около 500 млн долларов. Сейчас, в сложный период, эти средства наверняка бы пригодились компании для более насущных нужд.

Конечно, тогда сложно было представить, что начнутся санкции и замедление роста экономики, но даже в лучшие времена экстравагантные траты на дизайн — это вовсе не то, что помогает добиться успехов в судоходном бизнесе.

Неудивительно, что теперь морскому перевозчику приходится привлекать все новые кредиты, в частности, на сооружение СПГ-газовоза типоразмера «Атлантикмакс». Для привлечения этих инвестиций «Совкомфлот» заключил соглашение о займе с консорциумом из трех европейских банков на сумму в почти $ 150 млн. И эта сделка происходит на фоне общего долга судоходной компании, который на март 2018 года доходит до 226,8 млрд руб. по данным СМИ.

IPО: Миссия невыполнима?

При этом так и не ясно, что делать с IPO компании. Как уже было сказано, причина его неоднократного откладывания в последние десять лет одна и та же — «неблагоприятные условия на рынке».

«Нам необходимо, чтобы рынки вернулись к своим историческим средним показателям. Четвертый квартал порадовал нас, но цифры не являются рекордными», — сказал генеральный директор «Совкомфлота» предприятия Сергей Франк в январе 2019 года.

Франк имел в виду первые признаки восстановления фрахтового рынка, которые, по его словам, наметились в последней четверти прошлого года. В свою очередь, итоги трех первых кварталов непосредственной деятельности компании не могли не огорчить потенциальных инвесторов.

«Наверное, состояние фрахтового рынка такое, что прийти к инвестору и рассказать очень красивую историю сложно», — признался Франк, пообещав объявить результаты прошлого года в конце марта. То есть ждать осталось недолго.

Хотя и так понятно, что ухудшение своих показателей компания ожидаемо связывает с «беспрецедентно низкой конъюнктурой танкерного рынка».

Не изменил сложившейся традиции Франк и в этом году. По его словам, 2018 год — худший год для глобального рынка морских перевозок после 1992 года. «Экономика отрасли, что называется, оказалась ниже ватерлинии», — сказал он.

Но ведь все компании в аналогичной ситуации, но не все они пребывают в таком же кризисе, как «Совкомфлот».

Снова и снова на судебные грабли

Для потенциальных инвесторов, которые могли заинтересоваться акциями компании в ходе первичного размещения, бесспорно, важна долговременная репутация, в том числе и репутация главы компании.

Но этим, к сожалению, нынешнему менеджменту «Совкомфлота», карьерный рост которого некоторые СМИ связывают с одиозным олигархом 90-х Борисом Березовским, похвастать сложно. Особенно губительной для репутации, по мнению экспертов, может стать и многолетняя эпопея в британских судах, закончившаяся полным фиаско для российского морского перевозчика.

«Совкомфлот» обвинил нескольких бывших топ-менеджеров компании в мошенничестве и причинении многомиллионного ущерба. Любопытно, что в интервью СМИ участники спора рассказывали о переговорах, которые велись еще в 2006 году с целью урегулирования спора, но они закончились ничем, видимо решили, что в суде смогут выиграть больше.

В итоге британские судьи не только отказали в финансовых претензиях компании к бывшему менеджменту, но и обязали саму компанию «Совкомфлот» выплатить им компенсацию. Прямо скажем, такой исход дела можно записать в откровенные провалы.

Хотя ничего особо нового в этом нет. Разбирательства компании со своими бывшими топ-менеджерами не прекращаются в британских судебных инстанциях с 2005 года. Начиная с середины 2010-х годов, «Совкомфлот» постоянно преследуют неудачи в этих процессах. В июле 2014 года Апелляционный суд Лондона отказался взыскивать с ответчиков $ 108 млн по иску «Новошипа», который к тому времени уже почти на 100% принадлежал «Совкомфлоту». Затем, в ноябре того же года, подобное решение подтвердил Верховный суд Великобритании.

В сентябре 2016 года Высокий суд Лондона вынес решение взыскать с «Совкомфлота» в пользу одного из ответчиков компенсацию за незаконный арест, наложенный на подконтрольные ему активы в 2005—2010 годах. Ее сумма с учетом процентов и юридических расходов оценивалась в $ 80 млн.

Судья Высокого суда Лондона Стивен Мэйлс в своем вердикте пришел к заключению, что «действия Сергея Франка, генерального директора ПАО „Совкомфлот“, и его подчиненных „содержат большую степень вины, чем предполагаемые нарушения со стороны Никитина“. Судья Мэйлс также отметил „нечестность Франка“ и „фабрикацию доказательств“ со стороны истцов», сообщалось на сайте «Эха Москвы». Комментарии, как говорится, излишни.

Следившие за процессом эксперты и сами уже бывшие обвиняемые в интервью «Дождь» все происходящее охарактеризовали, как «результат подковерной борьбы».

Самое поразительное, что руководство госкомпании, судя по всему, изначально было абсолютно уверено в победе. В итоге же суд обернулся полным крахом не только для самого руководителя госкомпании, но и нанес ущерб репутации страны, и без того подвергающейся сейчас атакам со всех сторон. Поскольку в решениях судов оказались упоминания о первых лицах государства, топ-менеджерах крупнейших компаний.

В конце мая 2018 года Верховный суд Великобритании вынес окончательное решение по делу «Совкомфлота» против своих бывших топ-менеджеров. Британская высшая судебная инстанция отказала российскому морскому перевозчику в апелляции по претензиям к ответчикам. Верховный суд также обязал истцов оплатить расходы бывших топ-менеджеров «Совкомфлота». В общем, поражение по всем возможным статьям.

Тень Березовского на «Совкомфлоте»

У инвесторов вполне может возникнуть вопрос и о прошлом главы компании Сергея Франка. Например, о легенде из публикации «Совершенно секретно», о котором на днях писала «Независимая газета».

«Его столичная карьера раскручивалась просто блистательно. Заместитель директора департамента морского транспорта через год становится заместителем министра транспорта, через десять месяцев он уже первый заместитель, еще через одиннадцать — министр», описывала его путь газета «Совершенно секретно» еще 1 декабря 2001 года.

Объяснить столь стремительное продвижение по служебной лестнице исключительно способностями и трудолюбием вряд ли возможно. Но это если не знать публикаций СМИ того времени, в которых предполагалось, что Сергей Франк мог быть близок с «королем подковерных интриг» Борисом Березовским. Если эти доводы верны, тогда все становится на свои места.

Укрепил отношения весьма показательный случай, о котором сообщало то же издание. По данным газеты, в декабре 1996 года Борис Березовский и заместитель одной из крупных авиакомпаний Николай Глушков обратились к министру транспорта с просьбой подписать распоряжение, разрешающее аккумулировать все средства, собираемые представительствами за рубежом, на счетах швейцарской фирмы «Андава». Министр «ходокам» категорически отказал. «Березовский с Глушковым, дождавшись, когда он уедет в командировку, пришли к Франку, исполнявшему обязанности министра. И тот распоряжение подписал», — пишет «Совершенно секретно», по данным которой, по сути, десятки миллионов долларов тогда утекли на счет иностранных фирм.

Тогда же, как полагают некоторые участники рынка, Сергей Франк занялся переделом рыболовецкого флота страны. Он, вероятно, решил взять под свой контроль большую часть вылова и стать монополистом отрасли.

Читайте также
Кандидат №2 в Госдуме: Грудинин у стариков пенсии бы не забрал Кандидат № 2 в Госдуме: Грудинин у стариков пенсии бы не забрал Среди «народных избранников», принимающих антинародные законы и один может стать в поле воином

Сопровождалось все это развалом Балтийского морского пароходства (БМП) — крупнейшее пароходство России, имевшее более 180 судов, прекратило свое существование…

Существует версия, что Франк начал готовить для себя пост руководителя «Совкомфлота» еще в министерском кресле. Так, pravo.ru, освещая британский процесс, сообщало, что «У Дмитрия Скарги (бывший гендиректор „Совкомфлота“ — прим. ред.) и Тагира Измайлова (экс-президент „Новошипа“), ушедших в отставку в 2004—2005 гг., был конфликт с тогдашним министром транспорта Сергеем Франком, указывается в материалах суда со ссылкой на показания ответчиков. Франк выступал за объединение „Совкомфлота“ и „Новошипа“, бывшие руководители пароходств были против».

Однако в 2004 году Франк возглавил «Совкомфлот», а 2007 компании объединили.

Правдивые эти обвинения или нет, но можно с уверенностью сказать, что даже одни слухи подобного рода наносят серьезный имиджевый ущерб не только руководству, но и всей компании в целом.

Приватизация — выход из ситуации

Несмотря на финансовые проблемы «Совкомфлота» и репутационные вопросы к менеджменту, государство не отказывается от идеи приватизации компании. В феврале это намерение в интервью ТАСС подтвердила заместитель министра экономического развития Оксана Тарасенко. Она не озвучила, в каком формате будет проведена такая приватизация.

«Мы активно вместе с нашим агентом ВТБ-Капитал наблюдаем за фрахтовым фондовым рынком. Наши агенты говорят, что в этом году у нас возможен позитивный исход и повысится инвестиционная привлекательность „Совкомфлота“. Поэтому мы никуда не спешим, будем стараться найти этот правильный момент. Над вариантами сделки мы пока думаем», — сказала она.

Возможно, в сложившейся ситуации приватизация и стала бы ответом на некоторые вопросы к крупнейшей компании, которая год за годом терпит убытки, объясняя все это «слабым рынком» или «фрахтовой неопределенностью». Но, с другой стороны, о какой «инвестиционной привлекательности» можно говорить в таких условиях и не получится ли, что крупнейшую судоходную компанию продадут за бесценок, вызывая в памяти те самые смутные 90-е, с которыми связано прошлое руководства предприятия?

Новости мира: В США признали, что Россия выигрывает в санкционной игре

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
По опросам социологов Россияне мечтают о достойной зарплате в 66 тысяч рублей. А сколько выходит реально у вас?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня