Оборотни в погонах совсем потеряли страх

Кто виноват в том, что силовые структуры тонут в коррупционном болоте?

  
10150
Оборотни в погонах совсем потеряли страх
Фото: Global Look Press
Материал комментируют:

В минувшем году материальный ущерб от коррупционных преступлений вырос до 65,7 млрд. рублей (+66% к итогам 2017 года), а число выявленных коррумпированных сотрудников ФСБ возросло за год вдвое. Об этом говорится в поступившем в Совет Федерации докладе генпрокурора Юрия Чайки о состоянии законности и правопорядка в РФ в 2018 году.

«В результате активизации работы служб собственной безопасности правоохранительных органов в 2018 году выявлено больше коррумпированных сотрудников органов внутренних дел на 1,6% (рост с 956 до 971), СК России — на 38,1% (с 21 до 29), ФСБ России — более чем в 2 раза (с 17 до 39)», — цитирует отдельные положения документа РИА «Новости».

О чем свидетельствует эта статистика?

— Если раньше выявлялись какие-то факты коррупции и людей просто увольняли без возбуждения уголовного дела, то теперь, видимо, было принято кардинальное решение: ничего не скрывать и никого не покрывать. Более качественно и профессионально стали проводить проверки, в том числе и высокопоставленных чиновников, — говорит директор Национального исследовательского института проблем коррупции Сергей Сапронов.

Читайте также
Оборону России опять разворовали Оборону России опять разворовали В госкорпорациях, кующих щит Родины, вскрыты огромные хищения

«СП»: — А почему нельзя было дать такую команду раньше? Не было возможностей?

— Возможности-то были всегда. Просто, видимо, надо было до такого решения дозреть. Возможно, какие-то руководители раньше не хотели портить какие-то свои связи. Взять хотя бы то же МВД. Был выявлен подполковник Захарченко с восемью миллиардами, второе лицо, по сути, в УБЭПе.

В ведомстве того же Юрия Чайки тоже далеко не все в порядке. Зачем, например, сейчас продвигают идею, уже даже на уровне законопроекта в Госдуме, открытия при Следственном комитете собственного следственно-медицинского бюро? Но ведь у нас уже есть такая независимая организация! Неужели дубль понадобился затем, чтобы, как говорится, по звонку выписывать нужные заключения? Это, конечно, из серии догадок, но все-таки.

Раньше при таких раскладах министр сразу бы слетел с должности, но сейчас такого не происходит. И я никак не могу понять — почему? Я бы на месте президента сказал бы такому министру — все, дорогой, раз ты прошляпил, собирайся-ка тоже. Должна быть какая-то солидарная ответственность.

«СП»: — Получается, с коррупцией совсем сейчас беда?

— Мне кажется, сейчас ситуация в этом вопросе все же лучше, чем была в прошлые годы. Налицо эффект от выявленных преступлений, и лично меня радует, что большинство пойманных чиновников стало привлекаться к суду. И даже есть соответствующий указ президента, согласно которому служба собственной безопасности МВД перешла под кураторство ФСБ.

Однако, как уже «СП» сообщала ранее, у ряда экспертов есть иное мнение на этот счет.

— Безусловно, кто-то где-то лучше работать стал, и это нельзя сбрасывать со счетов. Но все же коррупция растет как снежный ком, — поделился своим мнением с корреспондентом «СП» действующий адвокат, экс-начальник криминальной милиции Евгений Харламов. — Говорю сейчас не как экс-начальник криминальной милиции, который поддерживает связь с коллегами, а как действующий адвокат — очень много информации об этой проблеме в СМИ не вообще не просачивается, так что многого граждане просто не знают. К тому же в открытом доступе нет данных о латентной преступности, когда сотрудники силовых ведомств продолжают на местах брать взятки. Там вообще вакханалия творится, особенно в некоторых подразделениях спецструктур.

А вспомните задержание известного вора в законе Шакро Молодого. Сколько, выражаясь профессиональным языком, подтянули по этому делу должностных лиц, причем очень серьезных? Тут и представители ГСУ СК РФ Москвы, и руководство Центрального управления. Как тут бороться с коррупцией, когда генералы и полковники встают в один ряд с задерживаемыми? Да, коррупцию нельзя победить, об этом уже много раз говорили и продолжают говорить криминологи. Но ее, по крайней мере, можно хотя бы контролировать, немного снизить. А у нас этого что-то не наблюдается.

«СП»: — И это при том, что вот уже без малого два десятка лет страной руководит как раз бывший разведчик.

— Можно, конечно, по-разному относиться к персоне нашего уважаемого президента, но тут уместно вспомнить расхожую истину о том, что короля делает свита.

Возьмем пример — министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев и сейчас, и в бытность начальником ГУВД Москвы не раз говорил, что будет жестко наказывать подчиненных за вытягивание статистики с помощью «палочной» системы вплоть до увольнения. Но в действительности как была у нас эта система, так никуда и не делась, просто перешла в завуалированную форму. Колокольцев пользуется уважением за свою принципиальность, но на местах по-прежнему оценивают эффективность работы сотрудников полиции через «палки».

Все условия для нынешнего разгула коррупции закладывались еще при первом президенте СССР Михаиле Горбачеве, полагает бывший сотрудник Сил специальных операций России (ССО РФ), экс-руководитель аналитического подразделения «Вымпел», полковник ФСБ в отставке Владимир Клюкин.

— А когда бразды правления были переданы Борису Ельцину началась чистка системы от старых кадров, вылившаяся в полную деидеологизацию. Раньше все сотрудники органов правопорядка и спецслужб служили Отечеству верой и правдой, получая за это жалованье, а не заработную плату. Причем, приняв присягу, отрабатывали честно и верно, зная, что государство стоит за их спиной. А в 90-х годах все было перевернуто с ног на голову, были отпущены вожжи. Рыба, извините, тухнет с головы. Вспомните-ка хорошенько, сколько директоров ФСБ сменилось только в девяностых годах прошлого века и чем они там занимались? Дурной пример, извините, заразителен.

«СП»: — То есть в наше время с идеологией в структурах спецслужб к лучшему ничего не изменилось?

— Давайте-ка вспомним, что такое государство в классическом понимании? Это территория с обозначенными границами, признанная на международной арене, с коренным населением и политической надстройкой. Силовые же структуры являются его инструментом, так что та политика, которая государством проводится, находит свое полное отражение в деятельности спецслужб. Какую идеологию тут можно восстанавливать? У нас буржуазная, вернее, капиталистическая экономика, банки правят бал. Такая же будет и идеология.

Отвечая на классический русский вопрос «что делать», кавалер ордена «За боевые заслуги», экс-заместитель начальника боевого отдела управления «Альфа» Центра специального назначения ФСБ, экс-заместитель председателя комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции, член КПРФ Олег Денисенко подчеркивает:

— Мы столько напринимали нужных законов, напрямую связанных с противодействием коррупции, что этого пакета вполне достаточно для обеспечения эффективного ей противодействия. Есть проблема в правоприменении. В свое время, помните, Франко сказал: врагам — закон, друзьям — все? У нас долгое время работал как раз такой принцип. Но это еще не все. В обществе, а под ним я понимаю не только граждан, но и чиновников с представителями силовых ведомств, нет понимания, что коррупция плоха с моральной точки зрения.

«СП»: — Что вы имеете в виду?

— Приведу конкретный пример. Вот в Академии ФСБ учится толковый курсант, который по всем показателям подходит для прохождения службы в «Альфе». Но когда мы делаем ему подобное предложение, он отвечает — а мне это не нужно, я лучше потом устроюсь куда-то поближе к земле, к экономике, чтобы мог как-то существовать в рамках своей мечты. То есть человек уже изначально стремится не рисковать, не стесняясь, об этом говорит, планирует в дальнейшем пристроиться поближе к денежным потокам… Только лишь наказаниями невозможно все исправить. И в этом, по большому счету, виноваты мы все.

Читайте также
Путин зря удивлялся про обувь: На самом деле, все гораздо хуже Путин зря удивлялся про обувь: На самом деле, все гораздо хуже Росстат признал: несмотря на телевизор, не ждите ничего хорошего

«СП»: — Каким же именно образом?

— Говорят, что коллективная вина — плохо, но посмотрите, чем мы в последнее время пичкали и продолжаем пичкать наших детей через то же телевидение? Вот все эти фильмы, которые вроде бы смешные. Взять того же «Полицейского с Рублевки». Да, комедия. Но она показывает, что собой представляют сотрудники органов внутренних дел и как они отличаются друг от друга в зависимости от места прохождения службы.

«СП»: — Как переломить ситуацию?

— Нужно создавать «мягкую» общественную силу. Снимать фильмы. Писать книги про хороших людей, чтобы в обществе понимали — хотя без денег и плохо, но не они одни все решают в жизни, есть и другие ценности. Вспомните, сколько в советское время было снято фильмов про хороших милиционеров, которых мы видели, что важно, не только на экране, но и в жизни! У американцев, которых сейчас, правда, не модно приводить в пример, была одно время проблема с набором рекрутов в военно-воздушные силы. Они сняли фильм Top Gun («Лучший стрелок» — СП), и вопрос начал решаться. По аналогичному пути пошли и мы, когда рязанское училище ВДВ испытывало проблемы с набором. После фильма «В зоне особого внимания» ситуация поменялась в корне.


Новости экономики: Генпрокуратура выявила хищение миллионов в «Роскосмосе» и «Ростехе»

Проблемы борьбы с коррупцией: Ошибка Ишаева: «Папа» Дальнего Востока не понял, что Кремль поменял правила игры

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владимир Рожанковский

Эксперт «Международного финансового центра», LIFA

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня