Экономика / Нефть и газ

Сигнал для Кремля: Цены на нефть и газ обвалятся на 95%

Из энергетической сверхдержавы мы рискуем превратиться в ненужный придаток

  
28130
Сигнал для Кремля: Цены на нефть и газ обвалятся на 95%
Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Материал комментируют:

Нефть и газ к 2050 году будут стоить копейки. Из-за борьбы с глобальным потеплением климата стоимость углеводородов рухнет на 95%, а уголь вообще окажется невостребованным. Такой апокалиптический для России прогноз представила международная консалтинговая компания Mercer.

Доклад о том, как изменятся цены на сырье и другие активы в условиях потепления климата и борьбы с этим явлением — не какое-то шарлатанство. Достаточно сказать, что Mercer предоставляет услуги компаниям, совокупные активы которых составляют $ 10 трлн. Нынешний документ адресован инвесторам, которые хотят учесть климатические риски. Как отмечает Bloomberg, это одна из первых попыток смоделировать долгосрочные инвестиционные риски во время мирового потепления.

Читайте также
Пенсионная реформа убила мечту россиян о достойной жизни Пенсионная реформа убила мечту россиян о достойной жизни Зарплатные ожидания населения РФ превзошли возможности правительства Медведева

В прогнозе рассматриваются три сценария повышения температуры на планете до 2100 года: на 2, 3 и 4 градуса по Цельсию.

Первый является наиболее благоприятным с экономической точки зрения. Но даже в этом случае, считают аналитики Mercer, правительства стран должны будут действовать агрессивно, чтобы сдержать темпы потепления. Вот что от них потребуется:

— полный отказ от использования угля при выработке энергии;

— перевод 50% новых автомобилей на электромоторы;

— перевод 25% автомобилей на использование сжиженного газа;

— полная электрификация энергетического сектора.

При таком развитии событий к 2030 году газ и нефть потеряют 42% стоимости, к 2050 году — 95% по сравнению с ценами 2015 года. Уголь подешевеет на 58,9% к 2030 году и на 100% к 2050 году, спрогнозировали в Mercer.

Для инвесторов эффект такого понижения может быть уравновешен развитием возобновляемой энергии: отчет прогнозирует рост ее стоимости на 177%.

​При сценарии с повышением температуры на 3 градуса, предсказывают в Mercer, погодные катаклизмы начнут негативно влиять уже на сельское хозяйство и строительство. Повышение температуры еще на градус усугубит эти тенденции.

Заметим, в том же ключе рассуждают не только Mercer. В начале марта стало известно, что Государственный фонд Норвегии — крупнейший в мире инвестор, управляющий активами в объеме более $ 1 трлн. — рекомендовал правительству страны полностью вывести активы фонда в размере $ 40 млрд. из нефтегазодобывающей отрасли. Как заявил министр финансов Норвегии Сив Йенсен, это решение призвано «снизить уязвимость» норвежского фонда «до того, как наступит постоянное снижение цен на нефть».

Если это и есть реальная перспектива, России не позавидуешь. Получается, технологический перелом не за горами, и он совершенно точно будет связан с уменьшением роли углеводородов. А никакого другого ценного сырья, кроме углеводородов, Россия мировому рынку предложить не может.

Итоговым ударом по Кремлю — если он не примет экстренных мер — может стать полное вытеснение России из мировой экономики. Либо переход ее крупнейших компаний под контроль Запада — под угрозой полного блокирования нашего энергетического экспорта.

Насколько реалистичны прогнозы Mercer, сумеем ли мы избежать катастрофы?

— Падение цен на углеводороды связано не только с изменением климата, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Глобальное потепление, скорее, является идеологическим основанием для снижения выборов. Но сути это не меняет — в мире действительно полным ходом идет энергетическая перестройка.

Замечу, еще в 1997 году был опубликован доклад Римского клуба «Фактор четыре. Затрат половина, отдача — двойная». Его авторы — Эрнст фон Вайцзеккер, Эймори Ловинс и Хантер Ловинс — развили тему знаменитого доклада 1972 года «Пределы роста». Доклад 1997-го года остался незамеченным для широкой публики, хотя Эймори Ловинс — известный специалист в области энергетики — представил в нем десятки способов замены энергоносителей и десятки технологий энергосбережения. Многие из них базировались на изменениях в образе жизни и ведении бизнеса, которые бы способствовали сбережению энергии.

Название «Фактор четыре» объяснялось просто: в перспективе, утверждали авторы, можно вдвое увеличить мировой ВВП — обеспечить двойной рост глобальной экономики, — и при этом вдвое сократить потребление энергии.

Этот доклад вышел более 20 лет назад. С тех пор, если присмотреться, развитые страны придерживаются курса, обозначенного в «Факторе четыре» — хотя не слишком его декларируют.

«СП»: — В чем конкретно выражается этот курс?

— Речь идет не только о внедрении альтернативных источников энергии, но — что гораздо важнее — об изменении технологий в других отраслях. В строительстве, когда строятся дома, потребляющие мало энергии. В сфере хранения энергии, в использовании компьютеров для оптимизации энергопотребления.

Читайте также
Яблоки раздора: Москва изгоняет белорусские фрукты из торгового "рая" Яблоки раздора: Москва изгоняет белорусские фрукты из торгового «рая» Россельхознадзор полагает, что под видом местной продукции к нам поступает товар из стран санкционного списка

Но ключевой фактор для сокращения энергопотребления — это изменения в образе жизни людей. Скажем, мы вряд ли можем представить, что будет, если люди практически перестанут пользоваться автомобилями. Между тем, изменения в этом направлении уже идут в Америке и Европе.

Автомобили, видимо, будут электрическими и беспилотными. Если эти беспилотные машины будут управляться единым компьютером, не будет ни аварий, ни пробок. И люди смогут отказаться от личного транспорта — надобность в нем банально отпадет: можно будет сесть в беспилотный электромобиль, и ехать, куда надо.

Изменению образа жизни мешают привычки людей. Но привычки, как известно, часто меняются: сейчас люди хотят так, а завтра изменится мода — и они захотят по-другому.

Кроме того, для изменения образа жизни могут быть применены административные меры. В том же Китае и Индии уже вводятся административные ограничения на потребление энергии, и в эту сторону разворачивается налоговая система. И это — только начало. Если китайцы смогли административно запретить рожать детей, почему они не смогут запретить населению пользоваться автомобилями с двигателями внутреннего сгорания?!

«СП»: — К чему все это ведет?

— К тому, что упадет спрос на традиционные энергоносители. Этот спрос, я считаю, уже сейчас находится близко к своему пику — но в России этого никто не учитывает. У нас считается, что пик спроса на нефть придется на 2030−2035 годы. На деле, это вовсе не очевидно.

Я считаю, фазовый переход — когда отношение бизнеса и населения к проблеме энергопотребления кардинально изменится, и спрос на углеводороды упадет — не за горами. Именно поэтому, на мой взгляд, в мире сокращаются инвестиции в разведку новых нефтяных месторождений. Гиганты индустрии понимают, что и нынешних месторождений достаточно, чтобы обеспечить спрос — до тех пор, когда осуществится фазовый переход.

Читайте также
Русские идут: НАТО раздул Кремль до «стратегической угрозы» Русские идут: НАТО раздул Кремль до «стратегической угрозы» Альянс придумал фейковую проблему, и успешно с ней борется

Эти гиганты уже сами начинают перестраиваться, и прикидывают, как будет сокращаться энергетический баланс. Уже сейчас, замечу, на нефтяном рынке существует навес предложения — при том, что из-за геополитических факторов с рынка вытеснены нефтеносные Венесуэла и Иран. Куда уж в такой ситуации разведывать новые месторождения?!

«СП»: — Когда может случиться массовый отказ от традиционных энергоносителей?

— Это может произойти совершенно неожиданно. Как показывает жизнь, фазовые переходы происходят вдруг — их никто не может предсказать день в день. Если это назрело, мы увидим вирусное распространение практик, методов, способов ведения бизнеса, которое перевернут привычный уклад, и поменяют конфигурацию развития мировой экономики. Ну и, конечно, этот переход подкреплен административным и налоговым давлением — со стороны не только развитых, но и развивающихся стран.

Думаю, это будет даже не 2050-й год — изменения произойдут гораздо раньше. Нефть, газ и даже уголь в энергетике будут и дальше использоваться — но только в бедных странах. Соответственно, и стоить эти «товары прошлого» станут намного меньше.

«СП»: — Что в этом случае ждет Россию?

— Переход к новому укладу не означает, что мы должны забросить наш энергетический экспорт. Но нам нужно уже сейчас, используя доходы от нефти и газа, максимально быстро создавать отрасли, которые будут востребованы в будущем. Иначе мы окажемся выброшенными из мировой экономики, и поставим под удар наши геополитические позиции. Для России это может обернуться подлинной катастрофой.


Новости экономики: Россияне рассказали, какой нужен доход для достойной жизни

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня