Орешкин успокаивает президента мантрами о росте ВВП

Эксперты не видят причин для роста экономики, который обещает глава МЭР

  
5381
На фото: президент РФ Владимир Путин и министр экономического развития РФ Максим Орешкин (слева направо) во время встречи в Кремле
На фото: президент РФ Владимир Путин и министр экономического развития РФ Максим Орешкин (слева направо) во время встречи в Кремле (Фото: Михаил Климентьев/ТАСС)
Материал комментируют:

Глава Министерства экономического развития РФ Максим Орешкин убежден, что пик инфляции в стране уже пройден, а рост ВВП начнет ускоряться к концу года и, возможно, даже превзойдет спрогнозированные 1,3%. Такое заявление министр сделал в ходе рабочей встречи с президентом Владимиром Путиным 3 июня.

«В целом по году прогноз — 1,3%. Но мы видим, что цифры могут оказаться лучше, чем мы сейчас ожидаем, мы пока прогноз не пересматриваем. Будем смотреть, как ситуация разворачивается», — цитирует Орешкина сайт Кремля.

По мнению министра, спад в экономике в первом квартале года был ожидаем, в частности, из-за такого решения правительства, как повышение НДС. Однако в целом этот шаг переносится «лучше, чем прогнозировали». Кстати, как подсчитали экономисты Института Гайдара и РАНХиГС, повышение ставки НДС с 18% до 20% пока не привело к увеличению бюджетных поступлений относительно ВВП, несмотря на номинальный рост суммы поступлений на 14,5%. Это связано, в том числе, с тем, что из-за возросшей налоговой нагрузки падает потребление товаров и услуг.

Что касается инфляции, она, по словам Орешкина, составила 5,3% в марте, и это «самая слабая цифра в этом году». После этого пика рост цен начнет замедляться, а экономика, напротив, расти.

Для ускорения темпов ВВП ведомство работает по двум основным трекам — региональному и инвестиционному. Региональный заключается в установлении для каждого региона ключевых показателей эффективности (КПЭ, KPI) во всех сферах и помощи в их достижении. Самым проблемным областям, а таких выбрано 10, будет выделен куратор внутри правительства. Самому Орешкину, к примеру, досталась Республика Тыва.

Читайте также
Китайцы научат русский бизнес работать Китайцы научат русский бизнес работать Будут ли предприятия Поднебесной спасаться в РФ от американских санкций?

Инвестиционный трек заключается в привлечении инвестиций, которые в прошлом году продемонстрировали рост в 4,3%. Сейчас МЭР вместе с Минфином работают над устранением барьеров, которые мешают привлечению инвестиций. Причем подход будет «точечным», по каждой отрасли, потому что в одних есть прогресс, а другие можно назвать провальными.

В докладе Минэкономики «Картина деловой активности. Май 2019 года» сообщается, что в апреле 2019 года ВВП увеличился до 1,6% в годовом выражении, тогда как в январе-марте рост российской экономики достигал 0,8%.

Несмотря на это, в ускорение роста российской экономики помимо Орешкина мало кто верит. Например, 27 мая глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что рост ВВП не превысит не то, что 1,3%, а 1%.

«Я в конце прошлого года при утверждении бюджета говорил о моих оценках выполнения цели по экономическому росту. Официальная цель была 1,3%, а я всегда говорил, что она будет около 1% или ниже. Я сохраняю свой прогноз. Ну, то есть он будет положительный, но ниже 1%», — сказал Кудрин.

Да и по предварительной оценке Росстата, в первом квартале рост экономики составил всего 0,5%, то есть даже ниже обещанных МЭР 0,8%. Опрошенные «СП» экономисты тоже не видят причин, по которым рост экономики вдруг должен ускориться к концу года. Нацпроекты пока буксуют, и эффект от них станет заметен не раньше 2020-го, да и то, в лучшем случае.

— Динамика инфляции действительно показывает, что пик пройден и в течение нескольких месяцев она приблизится к 4%, — говорит экономист, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС при президенте России Сергей Хестанов. — Другой вопрос, что это не повод для бурной радости, поскольку один из важнейших факторов снижения инфляции — это падение платежеспособного спроса населения. Когда у населения нет денег на траты, то и ценам некуда расти.

Что касается экономического роста, здесь все упирается в желание государства тратить деньги. Если оно начнет массировано реализовывать нацпроекты, а их запланировано немало, скорее всего, мы увидим некоторое ускорение экономического роста и формально цифру в 1,3% можно будет превысить.

Если же этого не произойдет, скорее всего, мы увидим итог, близкий к прогнозу Алексея Кудрина. Желание государства тратить деньги — это ключ к ускорению роста экономики.

«СП»: — Прошла уже почти половина года, о нацпроектах пока больше говорят, чем реализуют их. Хватит ли времени, чтобы они как-то повлияли на экономические результаты 2019-го?

— В случае таких масштабных проектов достаточно и трех месяцев, чтобы госрасходы материализовались в экономический рост. Но нюансов здесь очень много, нацпроекты сложно согласовываются, они разные по характеру, поэтому единой точки зрения тут быть не может.

Скорее всего, уже к сентябрю-октябрю мы сможем сделать выводы о том, пошла ли реализация нацпроектов, или она приторможена.

Читайте также
От Урала до Сыктывкара: Протест набирает обороты по всей стране От Урала до Сыктывкара: Протест набирает обороты по всей стране На митингах звучат уже не только экономические требования, но и политические

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов считает, что в этом году даже 1,3% достичь будет крайне сложно.

— Темпы роста ВВП по сравнению с прошлым годом сильно замедлились. В первом квартале они по оценкам Росстата составили 0,5%. Это даже ниже, чем 0,8%, которые ожидали в Минэкономразвития. Если снять сезонность, можно сказать, что роста не было вообще.

Возникает вопрос, насколько обоснован этот оптимизм Максима Орешкина. Изначально ожидалось, что цены на нефть будут положительно влиять на нашу экономику. Но сейчас мы видим, что котировки вновь начали снижаться.

С одной стороны, на это влияет торговая война США с Китаем. С другой, геополитические риски, которых опасался нефтяной рынок, вроде бы снизились. США пытаются умерить враждебную риторику по отношению к Ирану, в Венесуэле намечаются выборы, и дело уже не идет к гражданской войне. В Ливии тоже ситуация стабилизировалась. Все эти факторы могут вызвать дальнейшее снижение цен на нефть. А это негативно влияет на российскую экономику.

Есть и положительные факторы. В начале этого года снижались удельные трудовые издержки. Это значит, что производительность труда росла быстрее, чем расходы на зарплату, что стимулировало экспортную экспансию российских компаний и импортозамещение.

Но мы пока не может говорить о том, что выйдем на темпы роста хотя бы 1,3% по году.

«СП»: — Почему?

— Во-первых, как я уже сказал, это негативная динамика цен на нефть. Во-вторых, мы видим серьезное падение инвестиций. После 4 с лишним процентов в прошлом году, в этом замедление всего до 0,5% по целому ряду отраслей. Это тоже вряд ли будет способствовать росту экспорта, который нуждается в повышении качества продукции за счет инвестиций.

Когда министр экономики говорит, что ожидает более высоких темпов, хотелось бы понять, за счет каких факторов это возможно. Если это просто некая мантра и попытка внушить рынку оптимизм, она вызывает меньше доверия.

Мне кажется, что выйти даже на 1,3% будет сложно. Пока об этом не говорят ни опросы, ни данные Росстата, которые свидетельствуют о том, что и во втором квартале особого улучшения не будет.

Видимо, Орешкин связывает рост с тем, что деньги от нацпроектов пойдут в экономику. Но мы это почувствуем не раньше 2020-го. В лучшем случае, что-то начет происходить в четвертом квартале. Но по итогам года, скорее всего, рост составит 0,8−1% ВВП.

«СП»: — То есть особых драйверов для роста экономики сейчас нет?

—  Учитывая задержки с финансированием нацпроектов, о которых говорила Счетная палата, эффект от них переносится, в лучшем случае, на 2020 год, так как быстро эти вливания результаты приносить не будут.

Цены на нефть снижаются, что, может, и хорошо для мировой экономики, но для нас, как для поставщиков этого товара, это плохо. Этого никто не ожидал, но стабилизация цен на нефть на низком уровне может стать реальностью в этом году.

Более того, исчезли факторы, которые вели к росту экономики в прошлые годы. Такие, как подготовка и проведение к Чемпионату мира по футболу, строительство Крымского моста. В этом году все уже построено, не ожидается ни притока туристов, ни рост интереса к России, который мог вызвать поток инвестиций, ни масштабного строительства.

Сельское хозяйство, в отличие от прошлого года, тоже вряд ли станет источником прорыва. В 2018-м благодаря очень большому урожаю зерна мы смогли выйти на новые рынки, например, Вьетнама. В этом году такого урожая уже не будет.

Начались проблемы и с экспортом вооружений из-за усиления американских санкций против нашей оборонной отрасли и против наших потенциальных покупателей. Да, это несправедливая конкурентная борьба, но это нужно как-то преодолевать и нивелировать.

Читайте также
Россия потеряла пятую часть территории Россия потеряла пятую часть территории Почему страна не может нормально распорядиться миллионами гектаров плодородных земель

Получается, что тех факторов, которые в прошлом году позволили выйти на темпы роста в 2,3% и опередить прогнозы, о чем Максим Орешкин сразу напомнил президенту, уже нет. Нужны новые драйверы роста экономики. Но их пока не видно. В этом качестве пока называют только нацпроекты, но, как я сказал, в этом году они действовать не будут.

Другие драйверы относительно маломощные. Если посмотреть, что у нас выросло в январе-апреле, то максимальный темп показали: производство лекарств — на 21%, ремонт машинооборудования на 10%, производство изделий из дерева — 9%, производство стройматериалов и бумаги — тоже по 9%. Но все это не самые крупные отрасли экономики.

В то же время, ведущие секторы экономики сокращают производство. Из крупнейших отраслей сокращают показатели девять. На 4% упало производство электрического оборудования, прочее машиностроение — на 1,8% и так далее. В связи с падением внутреннего спроса производство упало. Значит, нам нужно выходить на внешние рынки, а для этого нужна поддержка.

Возможно, улучшение отношений с Украиной помогло бы улучшить и отношения с Европой, и, как следствие, деловой климат. Но даже если это произойдет, то не сейчас, а только после выборов парламента на Украине.

Поэтому я не вижу оснований для быстрого роста экономики. 0,8%-1% - это самый реальный показатель. Вот в следующем году, если нацпроекты будут запущены, ускорение возможно, особенно с учетом той низкой базы, какая будет в 2019-м.


Новости экономики: Медведев отказался говорить про кризис — нет его

Новости внутренней политики: Песков заявил, что в Кремле знают, как повысить благосостояние людей

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Андрей Дмитриев

Сопредседатель партии «Другая Россия»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня