Силуанов дал понять бизнесу — с таким правительством будущего у него нет

В Кабмине винят «нигилизм» предпринимателей, которые не хотят вкладываться в нацпроекты

  
9513
На фото: Антон Силуанов
На фото: Антон Силуанов (Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС)
Материал комментируют:

Министр финансов Антон Силуанов, выступая в ходе Петербургского экономического форума 6 июня, заявил, что главная задача правительства — в стимулировании бизнеса, развитие которого должно привести к росту доходов населения. Однако уже на следующий день оказалось, что тот же бизнес, по мнению министра, не ценит усилия властей, а свои доходы выводит в офшоры, чем и объясняется медленный экономический рост.

«У нас по-прежнему у бизнеса существует какой-то нигилизм в его действиях. Все плохо. У Александра Николаевича Шохина, (РСПП) огромные прибыли бизнес имеет, прибыль растет, прет просто на глазах! У [основателя и председателя совета директоров группы компаний „Р-Фарм“ Алексея ] Репика бизнес вообще супермаржинальный, да! Но все плохо», — заявил Силуанов.

По словам главы ведомства, многие предприятия у нас работают по-старому: «заработал — в офшор». Другие компании просто ждут льгот, а без них отказываются вкладываться в проекты развития. И, наконец, есть третий тип бизнеса, который работает, и на него-то власть и собирается делать ставку.

Эта речь Силуанова стала ответом на выступление Шохина, который призвал провести настоящую перестройку системы госуправления, чтобы стимулировать участие инвесторов в нацпроектах. Причем ситуацию он сравнил с горбачевской перестройкой, сказав, что мы близки к повторению пройденного. Впрочем, не лишним напомнить, что после перестроечных «институциональных реформ» последовали «лихие девяностые», во время которых в рынок вписались далеко не все граждане РФ.

Читайте также
Россиянам, как жителям богатейшей страны, продадут еду в долг Россиянам, как жителям богатейшей страны, продадут еду в долг Падение реальных доходов населения достигло дореволюционного уровня

Глава РСПП, надеемся, не имел в виду таких радикальных последствий для экономики, а говорил о необходимости улучшить систему госуправления, реформировать надзорно-контрольную деятельность и изменить отношение правоохранителей к бизнесу.

«Эта неопределенность в отношениях бизнеса с правоохранительными органами, отсутствие веры в судебную систему как независимую и систему быстрых решений, в том числе использование уголовного процесса для регулирования хозяйственных споров, — это все тоже, безусловно, снижает активность бизнеса», — сказал Шохин.

В ответ Антон Силуанов признал, что правительство действительно «немного затянуло» с принятием закона «О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в РФ». Но все равно возмутился, что бизнес не ценит работу правительства, которое так старается ему во благо.

«Мы делаем инвестиционный кодекс по сути дела, отменяем все действующие до сегодняшнего дня законодательные акты и делаем кодекс, где все будет прописано. Стабильность для тех, кто вкладывает в новые проекты, и еще дополнительно возврат налогов на инфраструктуру — все, что просит бизнес. Мы слышим бизнес, работаем с ним, но все равно все плохо», —посетовал глава ведомства.

В общем, как обычно, власть и бизнес указывают друг на друга, виня другого в экономических проблемах. По сути же, претензии оправданы ко всем. С одной стороны, отсутствие институциональных реформ, затягивание с нацпроектами и необходимым законами, помноженное на падающую платежеспособность населения, приводит к тому, что новым предприятиям крайне трудно выжить на рынке.

Как писала вчера «СП», в прошлом году в России закрылось в два с лишним раза больше компаний, чем открылось. Высокая налоговая нагрузка, административные барьеры и низкий спрос делают мелкий и средний бизнес нерентабельным.

С другой стороны, крупный бизнес, зачастую государственный (а на государственные предприятия у нас приходится около 50% ВВП) процветает и получает сверхдоходы, но делиться ими совершенно не желает, выводя огромные суммы в офшоры. Только с начала года отток капитала из страны составил 40 миллиардов долларов, в два раза больше чем за аналогичный период прошлого.

Власти даже речи не ведут о таких шагах, как, скажем, прогрессивная шкала налогообложения. А такие меры, как дополнительные налоги на сверхдоходы, о которых говорил в прошлом году помощник Андрей Белоусов, вообще вызывают бурю возмущения в бизнес-кругах.

Как сказал в комментарии «СП» экономист, ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников, сейчас бизнес ждет четкого сигнала от правительства, которое, несмотря на громкие слова, затягивает с нацпроектами и пока не приняло почти ни одного закона, связанного с инвестиционной деятельностью, о которых давно говорит.

Похожую мысль 7 июня на ПМЭФ выразил глава Счетной палаты Алексей Кудрин, который сравнил работу правительства России с тигром, замершим в прыжке. Правда, и сам Алексей Леонидович имеет отношение к этой работе.

«Тигр вроде как прыгнул, нам представил национальные проекты, мы теперь видим, как страна собирается достигать эти цели и эти показатели национальных проектов. С другой стороны, у меня скорее ощущение, что тигр замер в прыжке», — сказал он.

Президент «Союза предпринимателей и арендаторов России», кандидат экономических наук Андрей Бунич считает, что говоря о «бизнесе» власти должны разделять это понятие на крупные корпорации, которые и выводят миллиарды в офшоры, и мелкий и средний бизнес, страдающий от административного и налогового давления.

— Для начала в правительстве должны определиться, кого они имеют в виду, когда говорят про бизнес, который не хочет сотрудничать в области нацпроектов. Зачастую они относят к бизнесу крупные олигархические структуры и компании с госучастием.

Если деловой завтрак проводит председатель Сбербанка Герман Греф, он относится к бизнесу, а не к правительству. То же касается остальных крупных игроков — ВТБ, Газпрома. Все эти корпорации формально находятся в статусе акционерных обществ.

Нужно разобраться, говорит ли Силуанов о компаниях с госучастием, которые располагают гигантскими суммами, но не хотят сотрудничать в сфере нацпроектов. Или, может, это государственные банки и крупнейшие частные структуры, которые часто уполномочены правительством на деятельность и, соответственно, имеют перед ним обязательства.

Или же он имеет в виду действительно независимый частный бизнес, которого у нас не так уж много и который постоянно исчезает и убывает. Я даже не говорю про малый бизнес и индивидуальных предпринимателей. Но и средний бизнес разоряется и банкротится. Нужно определиться, иначе мы никогда этой дискуссии не будет конца.

«СП»: — Почему это так важно?

 — Если речь идет о крупнейших структурах с госучастием, госкорпорациях и АО, то с ними правительство вполне вправе вести диалог на тему соучастия в федеральных целевых программах и нацпроектах, потому что само государство является управляющим. Оно выступает владельцем контрольного пакета акций. Это касается и крупнейших банков — Сбербанка и ВТБ. Правительство вправе говорить о том, что они должны совместно вырабатывать программы кредитования.

В этом есть логика, потому что у нас финансовое планирование осуществляется только правительством, при этом огромные потоки средств идут через крупнейшие госбанки-монополисты, которые искусственно стали таковыми и получили особые полномочия. Получается, что правительство распоряжается бюджетом, а огромные потоки средств идут через государственные корпорации, компании и банки.

При финансовом планировании было бы правильно им всем принимать совместные планы. Это настолько очевидно, что даже не требует объяснений, и непонятно, зачем все это вуалировать разговорами о каком-то абстрактном бизнесе. Если речь идет об этих структурах, то это называется «совместное принятие макрофинансовых планов и бюджета», а также согласование денежно-кредитной политики.

Почему этого согласования до сих пор нет, непонятно, ведь именно этим должно заниматься правительство. Формально у нас существует закон о стратегическом планировании, у Минэкономразвития есть полномочия по управлению госпредприятиями, но об этом почему-то все забыли.

«СП»: — С госкомпаниями понятно, а что с крупным частным сектором?

— Крупным частным компаниям правительство не имеет права что-то указывать. Но если речь идет об изменении налогообложения в законном порядке, прогнозируемом и понятном, это вполне допустимо, и у государства такое право есть.

Но если новые законы и порядок налогообложения уже приняты, они не должны постоянно пересматриваться. Если вдруг оказывается, что у государства нет денег, оно не должно апеллировать к тем, у кого эти деньги есть, и забирать их. Просто нужны четкие и жесткие правила, которые изначально позволяют не доводить до такой ситуации.

Что касается независимого бизнеса, конечно, у него нет никакой вины перед государством, как и обязательств перед правительством. Напротив, Кабмин должен все силы прикладывать для того, чтобы он нормально функционировал. Сейчас он подвергается нападкам со всех сторон.

Можно согласиться со спикерами ПМЭФ в том, что они говорили о безопасности бизнеса, защите собственности. Только 9% предпринимателей, по опросам, не боятся того, что у них отнимут собственность. Ну какие могут быть инвестиции, когда 91% бизнесменов считают, что их могут чуть что отправить в тюрьму? Они запуганы и не будут вкладывать деньги.

Кроме того, независимый бизнес подвергается нажиму из-за того, что рынок монополизируется, захватывается крупными структурами, в том числе с участием государства. Этим ведают и правительственные органы, которые отвечают за конкуренцию. Но вместо этого идет уничтожение более мелких игроков и этой самой конкуренции.

Без конца выдумываются новые налоги. Фискальная политика не является стимулирующей, так как в кризис налоги должны снижаться, а они у нас, наоборот, повышаются.

Денежно-кредитная политика тоже совершенно не щадит малый и средний бизнес. Налоговые службы без объяснения причин блокируют платежи, останавливают расчеты, и это носит серьезный характер.

Говорить, что в этих условиях независимый бизнес должен что-то инвестировать, просто смешно. Власти должны, в первую очередь, обеспечить нормальную институциональную среду для частных инвестиций. Без этого государство не сможет существовать, так как само оно всю инвестиционную нагрузку не потянет, а внешние вложения сейчас не возможны.

Если так все ранжировать, все сразу становится понятным. Не нужно мешать всех в одну кучу и называть их абстрактным словом «бизнес».

Читайте также
Бессилие Кремля: Старики умирают на работе, а бюджет лопается от денег Бессилие Кремля: Старики умирают на работе, а бюджет лопается от денег Путин заявил, что профицит за четыре месяца составил 683 млрд. рублей

«СП»: — Но что насчет нигилизма бизнеса и вывода капитала в офшоры, ведь такая проблема есть?

— Гигантский вывоз капитала, который идет сейчас, частично осуществляется структурами, которые непосредственно аффилированы с правительством. Более того, само правительство проводит весьма странную политику. Оно не инвестирует, а скупает валюту и размещает ее за границей в рамках бюджетного правила.

Почему, проводят такую политику только накопления резервов, правительство потом обращается к бизнесу, тут уже не важно, к малому или крупному, и требует от него другой позиции? Ведь бизнес смотрит на действия властей и повторяет их. Если Кабмин все свободные средства загоняет в валюту и хранит их за границей, выходя в кэш, почему все остальные участники не должны делать то же самое?

Они только убеждаются, что нужно готовиться к чему-то плохому. Они думают: «Раз правительство так действует, то и нам следует держать деньги в кэше». Правительство показывает, что оно не хочет вкладывать деньги в Россию, а готовится к тяжелым денькам и хочет пережить их покомфортней. Но при этом заявляет, что все остальные должны действовать по-другому. Это выгляди не искренне, и поэтому в эти призывы никто не верит.

Новости экономики: Зюганов рассказал о последствиях отмены советских ГОСТов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Андрей Дмитриев

Сопредседатель партии «Другая Россия»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня