Пять главных рисков Путина и Медведева в 2019 году

Всемирный банк поставил диагноз российской экономике

  
9276
Пять главных рисков Путина и Медведева в 2019 году
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Материал комментируют:

Всемирный банк назвал пять ключевых угроз для российской экономики в 2019 году. В своем докладе аналитики разделили риски на внешние и внутренние. При этом если даже часть этих угроз реализуется, рост ВВП России может составить даже меньше прогнозируемых сейчас 1,2%. Хотя только в начале июня министр экономического развития Максим Орешкин на встрече с президентом обещал, что рост экономики может превысить 1,3%.

Среди внешних рисков, которые практически не зависят от Москвы, Всемирный банк выделил возможное расширение экономических санкций против РФ, резкое падение цен на нефть, ухудшение настроений на финансовых рынках развивающихся стран и усложнение условий мировой торговли.

Санкционное давление традиционно связано с политикой, и предугадать, когда и в каком объеме будет введен очередной пакет и будет ли, очень трудно. Сейчас на рассмотрении Конгресса находится законопроект о санкциях против российского газопровода «Северный поток-2», точнее, против его европейских подрядчиков, но пока движений по нему не было.

Кроме того, еще в прошлом году был анонсирован пакет «драконовских» санкций, новости о котором вызвали локальный обвал рубля. Эти меры включают в себя ограничения против российских госбанков и ценных бумаг, однако и на этом фронте пока наступило затишье.

Что касается цен на нефть и ухудшения настроений на финансовых рынках, эти пункты связаны между собой. Нефть уже пошла вниз — на прошлой неделе баррель Brent опускался ниже 60 долларов, тогда как еще несколько месяцев назад котировки приближались к 75.

Читайте также
Чему огромная Россия может поучиться у маленькой Грузии Чему огромная Россия может поучиться у маленькой Грузии Москве давно пора прекратить глупость с выдачей виз гражданам соседней республики через Швейцарию

Всемирный банк прогнозирует рост в 2019 году средней цены по маркам Brent, WTI и Dubai до 66 долларов за барр., но признает, что вероятность ухудшения прогноза велика. Она связана с ростом сланцевой добычи в США и замедлением мировой экономики из-за торговой войны между Штатами и Китаем.

Торговая война может стать причиной ухудшения ситуации в мировой торговле и на рынках развивающихся стран. По прогнозам того же Всемирного банка, даже нынешний обмен пошлинами между Вашингтоном и Пекином будет стоить мировой экономике сотни миллиардов долларов. Если же война выйдет на новый уровень, под раздачу попадут все, но, в первую очередь, развивающиеся рынки, к которым относится и наш.

Что касается внутренних рисков, Всемирный банк называет двузначный рост в сегменте розничного кредитования в рублях и недостаточно эффективную реализацию инфраструктурных нацпроектов. По данным Банка России, на 1 мая 2019 года потребительский кредитный портфель вырос почти на 24% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

О проблеме в потребительском кредитовании много говорили и российские чиновники на недавно завершившемся Петербургском экономическом форуме (ПМЭФ). Так, глава Минэкономразвития Максим Орешкин предупредил, что из-за возможного пузыря на рынке потребкредитования возрастает риск рецессии в 2021 году.

На это глава Банка России Эльвира Набиуллина возразила, что причиной стремительного роста кредитования является бедность большинства россиян, и чтобы уменьшить темпы роста кредитов, необходимо улучшать ситуацию с доходами и уровнем жизни.

10 июня глава Министерства финансов Антон Силуанов сообщил, что одна из причин того, что реальные доходы россиян растут так медленно, заключается как раз в том, что значительная часть этих доходов уходит на обслуживание взятых ранее кредитов. Получается кредитно-финансовый замкнутый круг.

Пока что, по мнению Всемирного банка, ситуация с потребкредитами еще далека от критичной. Кредитование растет медленнее, чем в 2012—2013 годах, при этом процентные ставки ниже. Поэтому признаков роста проблемных кредитов пока нет. Кроме того, розничные кредиты почти полностью деноминированы в национальной валюте, и это защищает их от валютного риска.

Большое внимание в прогнозе Всемирного банка, как и у многих отечественных экономистов, уделено реализации нацпроектов. По мнению западных аналитиков, их успех будет зависеть от того, удастся ли властям обеспечить единые правила и условия для всех. В частности, улучшить условия конкуренции за госконтракты и финансировать экономически обоснованные программы развития.

Российские эксперты в комментариях «СП» неоднократно говорили, что сейчас реализация нацпроектов пробуксовывает. Власти до сих пор не приняли все необходимые законопроекты, например, о защите и поощрении капиталовложений, и если в работе не будет прорыва до сентября, то о каком-либо эффекте от нацпроектов в этом году придется забыть. В лучшем случае, они проявятся в 2020-м.

Аналитик группы компаний «Финам» Алексей Коренев в целом согласен с оценками рисков от Всемирного банка, но добавляет еще один важный фактор, который, вполне вероятно, приведет к дальнейшему замедлению экономики и не позволит ей превысить 1% роста в 2019 году.

— Всемирный банк совершенно прав в определении внешних рисков. Если цены на нефть уйдут вниз, страна потеряет значительное количество доходов от экспорта углеводородов.

Читайте также
Н.Кричевский: Кремль поднимет пенсионный тариф, но пока не время Н. Кричевский: Кремль поднимет пенсионный тариф, но пока не время Власть так скоропалительно решала «проблему 2022», повышая возраст выхода на пенсию, что забыла о дефиците ПФР

Если введут санкции не формальные, против отдельных персоналий, но бьющие по финансовой системе (а такие санкции грозились ввести), это тоже будет для нас очень неприятно. Но пока все новые меры касаются либо отдельных лиц и предприятий, либо вообще не доходят до реализации и остаются на этапе обсуждения в Конгрессе.

Третий риск — замедление глобальной экономики — абсолютно реален, он никуда не уходит и его тоже нужно принимать во внимание.

«СП»: — А что с внутренними рисками?

— С точки зрения внутренних, медленные темпы реализации нацпроектов несут в себе определенную угрозу. Но нужно иметь в виду, что сейчас нацпроекты реальной помощи экономике не оказывают, и это уже признают многие министры и чиновники. Они срабатывают только локально. Например, строили Крымский мост — на какое-то время увеличилась занятость, активизировался бизнес. Закончилось строительство — и все это снова ушло на задний план.

Надеяться, что нацпроекты нас как-то спасут, не стоит. Но и бояться, что из-за них у нас сильно замедлится экономика тоже не нужно. Она и без них замедляется.

Проблемы в секторе потребительского кредитования тоже вполне реальны. Пока еще ничего ужасного не происходит, но темпы кредитования а, самое главное, его качество внушают опасения.

«СП»: — Что значит «качество кредитования»?

— Кредитование растет у нас не из-за потребительского бума, а из-за того, что люди вынуждены брать деньги просто на жизнь. Это качество может стать основным негативом. Одно дело потребительский бум, когда люди постоянно покупают новые товары, берут кредиты на потребление, и у них есть деньги, чтобы их обслуживать. И совсем другая ситуация сейчас, когда более половины кредитов берется на то, чтобы погасить более ранние займы, или просто как деньги на жизнь.

Есть еще и третий внутренний фактор, который не озвучил Всемирный банк, но который также несет риски для нашей экономики. Это сжатие потребительского спроса в стране в целом. Нынешний невысокий уровень инфляции — это не показатель того, что у нас хорошо работают регуляторы, а экономика здорова. Просто люди не могут позволить себе покупать привычные товары и переходят в сегмент более бюджетной продукции. А производители и реализаторы не имеют возможности поднимать цены, потому что тогда они вообще ничего не продадут.

Это очень плохо, потому что сжатие потребительского рынка ведет за собой снижение темпов производства. Это достаточно серьезные структурные риски, которые маячат перед нами.

Так что в целом с мнением Всемирного банка я согласен, но внутренние риски распределил бы по-другому. Инфраструктурные проекты сейчас не главное, а вот сжатие потребительского спроса и нездоровая ситуация на рынке потребкредитования — это актуальные угрозы на текущий год.

«СП»: — Но ведь совсем недавно Максим Орешкин обещал ускорение темпов роста экономики под конец года…

— Орешкин, как министр экономического развития, должен докладывать президенту только хорошее. У него особого выбора нет. Когда он находится на аудиенции у президента, он должен обещать, что все будет хорошо.

На деле никакого роста в 1,3%, не говоря уже о более высоких показателях, в этом году у нас не будет. Нам хорошо бы получить 1%, о чем говорит и Алексей Кудрин.

Читайте также
Жить стало лучше: Кремль убаюкивает себя благостными опросами Жить стало лучше: Кремль убаюкивает себя благостными опросами Доходы населения падают, но ВЦИОМ констатирует удовлетворенность россиян материальным положением

По моим прикидкам при очень благоприятном развитии событий мы получим темпы роста ВВП в 1,3%, при нейтральном — 1,1%, а при негативном — менее одного процента. Но нужно иметь в виду, что до конца года еще далеко, и пока нельзя сказать, какой сценарий будет реализован и какие угрозы получат воплощение. То же снижение цен на нефть или введение новых санкций пока под вопросом, но совсем не исключены. В любом случае, даже при благоприятном развитии событий мы роста выше 1,3% не увидим.

«СП»: — Реализацию каких угроз можно считать негативным сценарием?

— Каждая из этих угроз будет влиять на нашу экономику негативно. Если сработают одновременно все, это будет настоящая катастрофа. Представьте: против нас вводят жесткие санкции, одновременно обрушиваются цены на нефть, вместе с тем начинает заваливаться вся мировая экономика, а такие признаки есть, и при этом у нас становятся острее перечисленные внутренние проблемы. Тогда мы можем вообще в минус уйти.

На самом деле ситуация, когда реализуются сразу все риски, случается нечасто. Это тот самый «черный лебедь», который периодически, но прилетает.

Скорее всего, каждый из этих рисков будет реализован, но частично. Санкции будут введены, но не масштабные. Нефть будет снижаться, но не обвально. Мировая экономика начнет замедляться, но не сейчас, а к концу года. Все эти риски будут иметь поступательное воздействие, то есть ударят не сразу залпом, а будут давить постепенно. Поэтому самая реальная оценка — это 1% роста по итогам года.


Бизнес в России: Пушкин ответит за все: Трагедия, бардак и фарс в Шереметьево

Пенсионная система: Минтруд заявил, что россияне окончательно запутались в пенсионных выплатах

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Зимовский

Политолог и медиа-консультант

Иван Антропов

Заместитель директора Института актуальной экономики

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Задай вопрос президенту
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня