Когда лопнет пузырь: Россия не успевает платить по кредитам

Объем просроченных долгов граждан растет с каждым днем и грозит обвалом финансового сектора

  
9593
Когда лопнет пузырь: Россия не успевает платить по кредитам
Фото: Гавриил Григоров/ТАСС
Материал комментируют:

Банк России предупреждает о том, что кредитная нагрузка россиян приблизилась к критической отметке. По данным ЦБ, за первую половину 2019 года коэффициент обслуживания долга по потребительским кредитам у населения, который рассчитывается как отношение плановых платежей по кредитам к располагаемым доходам домохозяйств, увеличился с 8,3 до 8,8%. Это близко к пиковым значениям кризисного 2014 года.

Именно необеспеченные потребительские кредиты вносят основной вклад в рост долговой нагрузки россиян. С учетом всех прочих займов общая долговая нагрузка населения за первое полугодие увеличилась с 9,9 до 10,4%. В целом просроченная задолженность физических лиц перед банками на текущий момент превышает 759 миллиардов рублей. Однако с учетом процентов и штрафов эта сумма может быть в два раза больше.

Для борьбы с рисками от увеличения долговой нагрузки граждан в ЦБ уже пообещали увеличить надбавки к коэффициентам риска для финансовых организаций.

В свою очередь, в Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) подсчитали, сколько конкретно должны россияне просроченных кредитов. По данным президента НАПКА Эльмана Мехтиева, их число подобралось к 14 миллионам. Всего с начала года количество просроченных кредитов выросло на 12%.

Читайте также
Пенсионная реформа: Оскандалившийся ПФР выступил с новой идеей Пенсионная реформа: Оскандалившийся ПФР выступил с новой идеей Обещанное государством пособие съёжится до неприличия

«На текущий момент просроченными кредитами со сроком больше 90 дней являются порядка 13−14 миллионов ссуд, причем данный показатель постоянно увеличивается. Напомним, что 3 года назад лишь 10 миллионов кредитов были дефолтными, а в начале этого года — 12,5 миллиона ссуд», — сообщил Мехтиев.

Глава НАПКА связал увеличение числа безнадежных кредитов со «сложной ситуацией с реальными доходами населения, когда денег не хватает на очередной платеж». Как сообщал Росстат, реальные располагаемые доходы россиян в первом полугодии 2019 года снизились на 1,3% в годовом выражении.

Глава Министерства экономического развития Максим Орешкин неоднократно заявлял, что рост закредитованности россиян может привести к тому, что уже в 2021 году кредитный пузырь лопнет, что может негативно сказаться на всей российской финансовой системе.

26 августа глава МЭР заявил о том, что соотношение платеж/доход у 15% заемщиков выше 70%, что приводит к значительному ухудшению уровня жизни, и это приобретает масштаб настоящей социальной проблемы. В частности, на это явление в министерстве во многом списали ухудшение прогноза по росту доходов на 2019 год до всего 0,1%.

«Свободная пресса» уже писала о том, что если не предотвратить такое развитие событий, экономика может обвалиться сразу на 3% и уйти в рецессию. От чего пострадают, прежде всего, обычные граждане.

Но, как пояснил «СП» ведущий эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский, на фоне падения доходов ситуация все больше заходит в тупик, и не исключено, что властям вскоре придется выбирать между взрывом кредитного пузыря или более медленным скатыванием экономики в рецессию.

— Ситуация, когда экономика не растет, но при этом на 25% в год растут необеспеченные потребительские кредиты, радовать никого не может, — говорит Рожанковский. — Как бы наши финансовые ведомства ни говорили, что все под контролем и образуется само собой, это лукавство, потому что относиться к этому нормально нельзя.

Максимальная совокупная пороговая кредитная нагрузка обычно оценивается в 40%, максимум в 50% от ежемесячных доходов домохозяйств. Эти оценки международные и приняты в Европе и США. При нагрузке выше 50% от совокупных доходов домохозяйств, происходит необратимый крен в их функционировании.

По сути, домохозяйство работает, как любая корпорация. Когда уровень долга превышает определенную величину, его обслуживание съедает все возможности для развития.

«СП»: — В каком смысле?

— В данном случае персонального — человек не может следить за своим здоровьем, получать дополнительное образование, записать ребенка в платную секцию из-за отсутствия свободных средств.

Кредитная нагрузка на каких-то этапах помогает решить эти проблемы — не нужно копить, а можно просто взять кредит в банке. Это и соблазняет наших не сильно финансово грамотных сограждан. Но это только на первом этапе. Дальше по всем законам жанра идет нарастание волны.

Когда обслуживание обязательных платежей превышает 50% совокупного дохода, начинается деградация. Домохозяйство, как и корпорация, начинает не прирастать капиталом, а терять его, причем сумасшедшими темпами.

В конце концов, это превращается в самораскручивающуюся спираль. Вы уже не можете ничего с ней сделать. Единственный способ выбраться из этой ямы — это реальное повышение доходов.

И как раз в этом контексте меня больше всего заботит вторая часть прогнозов МЭР. Пока что ведомство, наоборот, снижает свои оценки по росту ВВП и реальных доходов населения. Это значит, что, переводя с русского на русский, Минэк не прогнозирует роста доходов, но при этом прогнозирует дальнейший рост кредитной нагрузки. Это два встречных поезда, которые на всех парах мчатся друг другу на встречу по одним и тем же путям.

Читайте также
Российская авиация опять угодила в «воздушную яму» Российская авиация опять угодила в «воздушную яму» Из-за роста цен на билеты в стране может начаться новая волна банкротств

Если их не замедлить, будет столкновение и, конечно, будут жертвы. Поэтому сейчас перед властями стоит задача либо что-то ускорить, либо что-то замедлить. Но пока что МЭР не прогнозирует ускорения экономического роста, а только снижает оценки.

Я пока что тоже не вижу секторов, которые могли бы стать локомотивом роста. У нас до недавнего времени эту роль худо-бедно исполнял строительный сектор, но теперь, когда приняли закон об ограничении долевого строительства, они не могут больше собирать дешевые деньги для будущих проектов. Получается, что у нас нет серьезных отраслей, которые могли бы вывести нас на новый уровень роста.

«СП»: — Что же делать?

— Решение кажется однозначным — необходимо замедлять активность банков в отношении выдачи необеспеченных потребительских кредитов. Да и обеспеченных, честно говоря, нужно выдавать поменьше. Иначе банкам придется массово изымать у россиян автомобили и квартиры. А что они будут делать с ними дальше, кому продавать? Это не слишком улучшит ситуацию.

Проблема в том, что уменьшение выдачи кредитов приведет к еще одной самораскручивающейся спирали. По комментариям того же МЭР, примерно 0,5−0,6% роста ВВП в первом полугодии приходилось на рост объемов потребительского кредитования. Люди получали деньги от банков и что-то тратили.

Конечно, ЦБ может заставить остальные банки ограничивать выдачу кредитов, для этого у него есть множество механизмов. Но уже существующая кредитная нагрузка выше 50% совокупного дохода никуда не денется. Соответственно, люди просто перестанут покупать обязательные вещи, которые покупают сейчас. Вплоть до того, что они будут экономить на еде. Причем это касается людей работающих.

На мой взгляд, ситуация почти безвыходная. Если оставить темпы роста потребительского кредитования — эти два локомотива неизбежно столкнутся. А если замедлить — мы еще дальше столкнем нашу экономику в состоянии рецессии.

По моим приблизительным подсчетам, если мы сейчас снизим совокупную нагрузку до 40%, мы получим отрицательную динамику ВВП уже к концу этого года. По четвертому кварталу это примерно минус 0,2−0,3%. Европа еще балансирует на грани, но мы окажется в полноценной рецессии. Каким образом это коррелирует с майскими указами и прочими вещами — вопрос риторический.

«СП»: — Есть ли какой-то выход из этой ситуации?

— Необходимо повышать объем фондов оплаты труда в структуре затрат компаний. Эти фонды у нас очень низкие и занимают примерно 1% от такого показателя, как совокупные производственные затраты предприятий, которые включают все затраты, необходимые для того, чтобы произвести и продать продукт.

Другой показатель, на сей раз бухгалтерский, это фонд оплаты труда в полной структуре затрат компаний. И здесь у нас тоже все очень печально. Фонд оплаты труда в этой структуре занимает у нас 5−7%, в то время, как в развитых странах на него приходится 12−20%. То есть у нас отставание в три-четыре раза по этому показателю.

Часто у нас можно услышать отговорку, что в России ниже производительность труда, поэтому ниже и зарплаты. Да, она действительно ниже, но всего лишь на десятки процентов, а не в разы.

Кроме того, у нас совершенно не развит такой институт, как мотивация работников. Либо премий нет, либо им, как в некоторых предприятиях, выплачивают обязательную премию в конце года. Хотя обязательная премия — это сам по себе оксюморон.

Читайте также
Крым: Жертвы «кровавого режима» обнаруживаются в самых неожиданных местах Крым: Жертвы «кровавого режима» обнаруживаются в самых неожиданных местах Куда ведут следы «пропавших» татар из городов и сел Тавриды

Российские компании могли бы увеличить отчисления в фонд оплаты труда, что привело бы к росту доходов населения. Более того, они обязаны это сделать, учитывая ситуацию. Все наши экспортеры получают колоссальнейшую выгоду за счет снижения стоимости производства, а оно достигается как раз за счет снижения фонда оплаты труда.

Но у нас нет настоящих профсоюзов, соответственно, бороться за это некому. Кто согласился, тот и пошел работать, кто не согласился — скатертью дорожка, на его место пришел другой. Но если так будет продолжаться, внешний сектор будет и дальше процветать за счет низких издержек и девальвации рубля. Зато внутренний сектор, то есть предложение и потребительский спрос, и дальше будут ухудшаться.

Они и раньше падали, но постепенно. А затем банки внезапно нарастили объемы потребительского кредитования и ситуация вроде бы стала улучшаться. А теперь эта кривая очень быстро может воткнуться в ноль, и это беспокоит больше всего.

Без повышения доходов населения мы можем снизить объем кредитования, но это приведет к стагнации, а затем к рецессии. Если у людей появится стимул хорошо работать, чтобы возвращать кредиты, это исправит ситуацию. Но я сомневаюсь в том, что это возможно. Для этого необходим закон на федеральном уровне, предписывающий компаниям иметь фонд оплаты труда не ниже какого-то процента, но у нас сейчас даже дискуссии такой не ведется.


Экономический кризис:Пенсионная реформа пустила под откос экономику Путина

Новости экономики: Центробанк обещает россиянам рост реальных зарплат

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня