Экономика / Нефть и газ
1 апреля 08:31

Лукашенко и Пашинян выкрутили «Газпрому» руки

Кризис обесценил льготы, с помощью которых Кремль давил на Минск и Ереван

6885
Лукашенко и Пашинян выкрутили «Газпрому» руки
Фото: Global Look Press
Материал комментируют:

Россия в кризис безбожно завышает цену на газ для Белоруссии и Армении. На такой точке зрения сошлись лидеры республик Александр Лукашенко и Никол Пашинян. Уровень цен они обсудили в телефонном разговоре, сообщила 31 марта пресс-служба президента Белоруссии.

Как отмечается в документе, «стороны обменялись мнениями относительно цен на углеводороды, которые и Беларусь, и Армения импортируют из России», и «констатировали завышенный уровень цен на природный газ, отметив, что он, очевидно, не соответствует мировому уровню и складывающейся ситуации в целом».

Не соответствует — это мягко сказано. «Газпром», как известно, поставляет голубое топливо по долгосрочным контрактам, цены в которых привязаны к нефти с лагом в полгода. Нефть в последнее время бьет антирекорды — Brent обвалилась до $ 22 за баррель. Спотовые цены на газ в Европе, вслед за нефтью, также достигли многолетнего минимума.

Так, в первые 20 дней марта котировки на наиболее ликвидном европейском хабе — нидерландском TTF — упали до $ 102 за 1 тыс. кубометров, а 19 марта цены падали до минимума в $ 90,3 за 1 тыс. кубометров.

Мало того, в результате карантинных мер из-за коронавируса потребление газа может резко сократиться. Так, власти Италии — а это второй потребитель «Газпрома» в ЕС после Германии — объявили об остановке всей промышленности, кроме жизненно необходимой. С другой стороны, запасы газа в европейских хранилищах достигли рекордного уровня 54 млрд. кубометров.

Читайте также
Сланцевая нефть США перехитрила Сечина Сланцевая нефть США перехитрила Сечина В российском плане по уничтожению американской добычи обнаружились изъяны

По мнению экспертов, теперь покупатели в Европе могут по аналогии c китайскими клиентами заявить о форс-мажоре из-за коронавируса, и снизить объемы закупок. Также есть риск требований пересмотра объемов выборки по take-or-pay, как это было после кризиса 2009 года.

В такой ситуации требования Минска — а теперь и Еревана — выглядят обоснованно.

Напомним, в феврале в Сочи состоялись переговоры Владимира Путина и Александра Лукашенко. По итогам замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак объявил, что поставки газа Минску сохранятся на условиях 2019 года. Позже первый вице-премьер республики Дмитрий Крутой уточнил, что Белоруссия не исключает «небольшой корректировки» цены газа, но «как базовый вариант цена $ 127 за тысячу кубометров зафиксирована на уровне президентов».

Но жизнь не стоит на месте — цены на нефть, которые в феврале падали до $ 30 за баррель, теперь уверенно тяготеют к $ 20 за баррель. И белорусская сторона настаивает, что российский газ для Минска должен стоить дешевле.

И вот что показательно. Лукашенко заявлял, что «Газпром» на поставках газа Белоруссии зарабатывает в три раза больше, чем на поставках в Германию. Батька также требовал выполнения договоренности о переходе на внутрироссийские цены при поставках Минску.

По его словам, российская сторона давала такое обещание в 2011 году — при покупке газотранспортного предприятия «Белтрансгаз», которое сегодня является «дочкой» «Газпрома».

Но концерну, по-видимому, не до исполнения обещаний. Из-за кризиса и коронавируса он в текущем году может получить рекордные убытки. Переложить их во внутренние цены нельзя по политическим соображениям. А вот переложить на союзников РФ — Белоруссию и Армению — видимо, допустимо.

Правда, как раз такие меры превращают в перспективе союзников во врагов.

— Ситуации с карантинными мерами по всему миру прежде не бывало, и эта ситуация приводит к резкому кризису, в том числе, на рынке углеводородного сырья, — отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Сокращается потребление как нефти, так и газа, при неизменном предложении. В результате, цены на голубое топливо на спотовых рынках упали очень низко — в той же Европе ниже $ 100 за тысячу кубометров газа.

При этом цены по долгосрочным контрактам, привязанные к нефти, постепенно тоже снизятся — котировки на нефть также очень сильно упали. В результате цены на газ в Белоруссию и Армению, которые прежде, благодаря скидкам «Газпрома», были ниже европейских — теперь выше спотовых в ЕС.

При этом контракты с «Газпромом» обе республики заключили на год вперед — никто тогда не знал, что цены упадут. А теперь получается, что в Европе цены ниже $ 100 за тысячу кубов, а Белоруссия газ покупает дороже $ 120, Армения — за $ 150 за тысячу кубов. Вот Лукашенко и требует снижения — логика в этом есть.

«СП»: — Пойдет ли «Газпром» ему навстречу?

— Не знаю. Сейчас концерн снизит расценки, а завтра цены опять поднимутся — и что потом делать?! По идее, можно частично привязать цены в долгосрочных контрактах к спотовому рынку. Но это — предмет переговоров Москвы и Минска, которые состоятся в ближайшее время.

Проблема и в том, что никто не знает: как разрешится в мире ситуация с коронавирусом, как будут выходить из нее различные экономики?

Китай вроде бы возобновляет производство, а в ряде стран эпидемия только-только начинается — что будет с потреблением? Так что, если биржевые цены на газ будут и дальше находится на нынешнем низком уровне, «Газпром» какие-то уступки Белоруссии и Армении, я считаю, предоставит.

«СП»: — На рынке США уже возникли отрицательные цены на нефть. Из-за падения спроса в условиях пандемии производители низкокачественной сернистой нефти не могут найти покупателей на нее. Хранилища переполнены, и, чтобы избежать остановки добычи, им приходится доплачивать за отгрузку. В газовой сфере такая ситуация возможна?

— Такого никогда не было. С нефтью отрицательные цены возникают, когда хранилища забиты, и добываемую нефть некуда деть. С газом, я считаю, умнее сократить добычу, чем приплачивать, чтобы его у тебя забирали.

Причем, газ сейчас стоит дешевле, чем даже уголь — Европе в теории выгодно перевести котельные на голубое топливо. Но на практике этому мешает европейское законодательство, для которого приоритет — возобновляемая энергетика. Возможно, в кризис европейцы откажутся от этой нормы, как-то ее пересмотрят — но пока она действует, хотя газ достается чуть не даром.

«СП»: — Украину мы пытались удержать в сфере своего влияния низкими ценами на газ — и проиграли. Как далеко мы готовы зайти на этом пути с Белоруссией?

— Еще в начале 1990-х Москва и Минск объявили, что будут строить союзное государство. Обе стороны декларировали, что двигаются в этом направлении. Но насколько я понимаю, в те годы у Лукашенко была надежда, что именно он возглавит единое государство.

Борис Ельцин был болен, и было очевидно, что вскоре ему понадобится сменщик — на это место и метил Лукашенко. К тому периоду относится активная пропаганда Минском белорусского опыта — в том числе, через работу с региональными российскими элитами.

Читайте также
Нефтяной джихад: Россия ищет подходы к арабам, но шейхи отвечают жестко Нефтяной джихад: Россия ищет подходы к арабам, но шейхи отвечают жестко Ответственность за падения цены на нефть и крах рубля Москва спишет на коронавирус

Батька демонстрировал, какой он прекрасный управленец — как классно Белоруссия поддерживает хороший уровень жизни, развивает промышленность. Лукашенко давал понять: если допустить его к руководству, он и Россию поднимет.

Но когда в Кремле появился Путин, Лукашенко понял: рассчитывать на пост главы союзного государства не приходится. Тогда начался другой этап отношений: Лукашенко требовал, чтобы Москва давала ему максимальные льготы — дешевые нефть и газ, выход на российский рынок, кредиты — в обмен на поддержку в политических вопросах.

Но Лукашенко в этой поддержке никогда не доходил до логического конца. Например, он так и не согласился на размещение российской военной базы на территории республики, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии, не признал присоединение Крыма.

В итоге, Лукашенко получал льготы в обмен на красивые слова поддержки и обещания — и только.

И в какой-то момент Путину это надоело. Потому что мы Белоруссии предоставляем реальные экономические льготы, а в обмен — ничего. На Минск начали давить, пошел нефтегазовый конфликт. Но коронавирус внес в ситуацию коррективы: в условиях сверхнизких цен наши льготы Белоруссии — вообще ни о чем. Так что, если на Минск давить не получается, остается одно — идти на уступки.


Нефть и газ: Сланцевая нефть США перехитрила Сечина

Новости экономики: Цена нефти Brent упала до уровня 2002 года и готова продолжать

Последние новости
Цитаты
Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня