Без штанов, но в шляпе: «Подушка безопасности» России оказалась виртуальной

В реальности россияне остались вообще без госрезервов в наступившем кризисе

21488
Без штанов, но в шляпе: «Подушка безопасности» России оказалась виртуальной
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

По состоянию на 1 марта 2020 года все рублевые и валютные активы нашей федеральной власти составляли в общей сложности 15,3 триллиона рублей. В эту сумму вошли средства Фонда национального благосостояния (ФНБ), валюта, которую успел приобрести Минфин в этом году до начала падения цен на нефть, а также остатки финансов на счетах федерального бюджета и внебюджетных государственных фондов. Кроме того, на банковских счетах региональных правительств на тот период было зарезервировано еще 2,4 триллиона рублей.

Таким образом к началу весны антикризисная «финансовая подушка» российских властей достигла 17,7 трлн рублей или более 16% ВВП. Об этом, в частности, сообщил портал РБК на основе анализа данных Банка России, уточнив, что к началу апреля резервы могли вырасти в рублевом эквиваленте еще как минимум на 1,2 триллиона рублей.

Некоторые отечественные СМИ и приближенные к правительству эксперты на этом фоне поспешили заявить о внушительности российских резервов, которые помогут стране пережить последствия кризиса любой глубины. Однако в достаточной ли степени учтены текущие и потенциальные потери нашей экономики для подобных утверждений?

Обсуждая с «СП» заявления российских чиновников высшего эшелона о том, что золотовалютных резервов и грандиозных средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) России даже в условиях экономического кризиса хватит на 10 лет, чтобы полностью выполнять свои социальные обязательства, директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков сказал:

Читайте также
Путин хотел «обнулиться» сам, но «обнулится» весь Кремль, включая Пескова Путин хотел «обнулиться» сам, но «обнулится» весь Кремль, включая Пескова Лимоны по 500 рублей, имбирь по 2 тысячи, масок нет, а нам предлагают утешиться байками Первого канала и «России»

 — Послушайте, неужели кто-то вообще верит подобным заявлениям? Еще свежо в нашей памяти заявление 2008 года, что Россия является тихой финансовой гаванью в кризис. Можно вспомнить и 1998 год, когда за день до памятных событий «черного августа» Борис Ельцин на летном поле под вертолетом уверял население в том, что никакого обвала и дефолта не будет. Нынешним чиновникам не остается ничего другого, кроме как тоже делать подобные заявления. Но ситуация на самом деле сейчас очень плохая и зашла уже очень далеко.

Наш бюджет, сверстанный из расчета стоимости нефти 42 доллара за баррель, уже сейчас является дефицитным. Значит, для покрытия этого дефицита надо использовать средства Фонда национального благосостояния. Но с учетом пандемии коронавируса и уровня существующих цен они закончатся очень быстро, примерно к июню, и тогда деньги придется у кого-то занимать.

Такая оценка государственным закромам была дана экспертом еще в марте, однако в нее верится все охотнее.

Особенно после того, как буквально на днях экономист Леонид Хазанов в беседе с «СП» отметил: в случае реализации наиболее тяжелого сценария распространения коронавирусной инфекции Россия рискует потерять самое малое 15% от общего уровня годового ВВП.

К тому же над российской экономикой нависла угроза массовой безработицы. Которая, по оценкам руководителя Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономист Николая Ахапкина, по окончании режима самоизоляции российских регионов может приобрести такой размах, какого не наблюдалось в стране даже в начале 90-х годов прошлого века.

— Из-за этого, — подчеркнул эксперт, — потери Пенсионного фонда России будут нарастать, и в данной ситуации не останется ничего другого, кроме как наращивать его бюджетную поддержку. Удастся ли консолидированному бюджету страны свести концы с концами, если это произойдет, я лично совсем не уверен.

Так на сколько хватит России этой «подушки безопасности»? На годы, на месяцы?

— На самом деле 18 триллионов — цифра довольно лукавая, потому что она уже рассчитана на основе посткризисного курса рубля на уровне 75−80 единиц за доллар, — пояснил СП" профессор НИУ ВШЭ, эксперт по вопросам бюджета и инвестиций Иван Родионов. — Так что валютные резервы уже переоценены, а если рубль в перспективе упадет до сотни за доллар, размер «подушки» увеличится еще процентов на 15. Кроме того, опыт 2014 и 2008 годов показывает, что подобные «подушки» создаются для того, чтобы приближенный к государству крупный бизнес не пострадал. А всех остальных эти резервы никак не касаются.

Вот и теперь совершенно ясно, что нынешнюю «подушку безопасности» копили на случай нефтяной войны, которую мы в очередной раз начали, уронив цены на нефть, и надеемся как-то продержаться. Все эти триллионы запасных рублей предназначены исключительно для этого, и никакого отношения к коронавирусу и всему остальному они не имеют.

«СП»: — Тогда за счет чего будут выводить нашу экономику из кризиса?

— В крайнем случае, если надо будет помочь экономике, поурезают все выплаты, в том числе заработные платы, и примут решения в духе «поувольнять всех безжалостно».

«СП»: — То есть с последствиями кризиса будут бороться, вышвыривая миллионы людей на улицы?

— Здесь надо понимать, что подобные меры затронут максимум 8−10 миллионов человек. В нашей стране уже насчитывается, по крайней мере, около 40 миллионов пенсионеров, есть порядка 25 миллионов так называемых самозанятых. Что для нашей власти еще 8−10 миллионов нищих, если их и без того армия?

«СП»: — На что же люди будут жить, если резервные триллионы, как выясняется, заначены властью не для них?

— Еще в начале нынешнего года в выступлениях и президента, и премьер-министра, прослеживался такой простой тезис, что минимальная заработная плата — это наше всё. И если в кризисном январе 2015 года первые лица страны говорили, что сейчас нам всем предстоит потуже затянуть пояса, но зато потом их можно будет распустить, то теперь из их слов стало понятно, что ничего распускать не надо. Надо, наоборот, снова ушивать пояса, чтобы потом не стало еще хуже, чем сейчас.

В этом же направлении двигаются и все последние государственные меры социальной поддержки. Понятно, что от государства их ждут, но о пенсионерах в них вообще не упоминается. Видимо, считается, что живут как-то эти несчастные десятки миллионов стариков, ну и бог с ними, проживут как-нибудь.

«СП»: — Но зато ведь говорят о поддержке семей с детьми…

— А почему государство об этом говорит, позвольте спросить? Да просто потому, что семей с детьми в России банально в 6−7 раз меньше, чем пенсионеров. Так что, как видите, все эти резервные фонды никак не касаются простых людей. Эти «подушки» только предназначены только тем, кому надо.

«СП»: — А кому, собственно, надо-то?

— Государству хочется широко шагать. Ему хочется удивлять мир каким-то новым оружием. Ему хочется демонстрировать какие-то высокие достижения, власти хочется жить в парадигме «мы можем». Но на самом деле понятно, что это нам не по силам, а, широко шагая, немудрено и штаны порвать. Да, собственно, мы уже, образно выражаясь, без штанов, хоть и в шляпе, то есть с «подушкой».

«СП»: — Ну так если все эти резервы сугубо для власти и ее прихлебателей, народ ведь может, что называется, и психануть.

— Полагаю, что никакого социального взрыва на этой почве у нас все же не будет. Потому что 80% россиян уже давно живут в нищете. И, как я уже говорил выше, прирост этой армии еще процентов на 10−15 погоды никакой не сделает. Ну да, попил средний класс французских вин и поел испанских сыров, поездил за рубеж. А теперь придется от всего этого отказаться, как минимум на два года. Неслучайно же президент накануне кризиса говорил, что средний класс в России — это те, кто получает зарплату в полтора раза выше минимальной.

Читайте также
Коронавирус бьет по пенсионерам, их становится меньше, но у оставшихся пенсии не вырастут Коронавирус бьет по пенсионерам, их становится меньше, но у оставшихся пенсии не вырастут Элита создает личные пенсионные фонды, до стариков им дела нет

«СП»: — Так как же все-таки относиться к «подушке безопасности» в почти 18 триллионов рублей? Это национальное благосостояние страны или все же нет?

— Да о них вообще бессмысленно говорить. Потому что это никакое не национальное благосостояние. Как рубль, на котором в свое время можно было прочитать, что он обеспечивается всем национальным достоянием Советского Союза. Все смеялись над этой фразой, потому что понятие «национальное достояние» было эфемерным. Никто не знал, как оно выглядит.

Ровно то же самое и с этими триллионами. Ведь не нужно забывать, что наш объем внешнего госдолга очень большой. Да, он по большей части корпоративный, но корпорации-то эти государственные. Неужели кто-то думает, что государство не будет отвечать по долговым обязательствам «Газпрома»? Будет. Государство не будет отвечать по долговым обязательствам «Роснефти»? Еще как будет. Точно так же дело обстоит и по другим госкомпаниям с большими долгами. Так что рассуждать, надолго ли нам хватит этих без малого 18 триллионов, значит, впустую сотрясать воздух. Это тот же самый разговор, что чисто по бухгалтерскому учету на балансе бюджета все равно остается триллион-другой рублей. Только вот в реальности этих средств нет. Это чисто бухгалтерские, виртуальные деньги.

Наличие этой «подушки безопасности», резюмировал Иван Родионов, наглядно показывает, что сейчас существует две параллельные России. В одной живет власть, а в другой — население. И у населения, у российских семей, не оказалось абсолютно никаких резервов перед лицом кризиса.


Новости экономики: Президент Superjob пообещал бои за буханку хлеба в Москве

Проблемы экономики: Трудящиеся требуют субсидирования зарплат и упрощения системы пособий, а не вот это все

Последние новости
Цитаты
Леонид Калашников

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня