Экономика / Коронавирус
27 апреля 14:19

В 8 раз ужаснее Великой рецессии: При смертности 5 человек на 100 000 убили экономику

Политик США Дэвид Стокмэн о реальной причине, по которой «закрытие» правительства вызвало коллапс

5306
В 8 раз ужаснее Великой рецессии: При смертности 5 человек на 100 000 убили экономику
Фото: AP/TASS

Интервью, которое Дэвид Стокман дал International Man актуально сегодня для любой страны мира. Речь идет о мерах, которые власти предпринимают против коронавируса, нанося своим странам непоправимый вред.

International Man: Реакция правительства на COVID-19 хуже самого вируса? Что Вы об этом думаете?

Дэвид Стокмэн: Думаю, на этот раз Дональд Трамп был прав, когда на днях вслух выразил свои страхи того, что лекарство может быть намного хуже, чем болезнь.

Губернаторы — главным образом, губернаторы-демократы и мэры основных районов страны — навязали «Закрытие Нации». И это — полная экономическая катастрофа.

С точки зрения общественного здравоохранения и с экономической точки зрения, это — неправильная политика.

Она, как тонна кирпичей, бьет по крайне хрупкой и уязвимой экономике, которая и так едва сводила концы с концами из-за того, что за последние 30 лет у нас проводилась крайне контрпродуктивная денежно-кредитная и фискальная политика, а также наращивание задолженности.

Читайте также
СOVID-19: Об "успехах" лечения коронавируса Путину докладывают бухгалтеры СOVID-19: Об «успехах» лечения коронавируса Путину докладывают бухгалтеры Менеджеры от здравоохранения научились считать койки, убив медицину своими реформами

Если вы посмотрите на данные по Нью-Йорку, который является эпицентром всей пандемии COVID-19, то совершенно очевидно, что COVID — это не какая-то чума «Черный мор» последних времен, которая убивает молодых, старых, здоровых, больных и всех, кто находится между ними.

Это своего рода супер-«зимний грипп», который смертельно, почти полностью поражает пожилое население, которое и без того страдает от многих угрожающих жизни заболеваний или того, что технически называют коморбидностями*.

Нынешнее закрытие, которое я называю «политикой полного, безоговорочного и неограниченного закрытия», является неправильным. Закрытие всех предприятий — за исключением крошечного, произвольного набора основных операций — безо всяких уважительных причин приводит к катастрофе.

Вот что недавно продемонстрировали нам данные из Нью-Йорка.

Нью-Йорк — точка отсчета и эпицентр. Но если вы посмотрите на разбивку этих данных по возрасту и состоянию здоровья, то вас это потрясет.

В штате Нью-Йорк среди тех, кто моложе 50 лет, уровень смертности составляет чуть менее 5 человек на каждые 100 000.

Это не катастрофа. Это, повторюсь, не чума и не бедствие.

Пять на каждые 100 000 — это половина от уровня самоубийств в год на 100 000 среди населения в возрасте до 50 лет. Это небольшая часть из тех 90 смертей на 100 000 ежегодно, которые происходят по разным иным причинам — в результате несчастных случаев и болезней, а также самоубийств.

В хоть сколь-нибудь нормальном мире вы не закрыли бы всю экономику и не заблокировали бы все, когда у вас уровень смертности 5 человек на 100 000 среди подавляющей части населения.

С другой стороны, если в штате Нью-Йорк вы посмотрите на население в возрасте 80 лет и старше, то смертность в этой группе составляет 1086 смертей на 100 000 человек. Другими словами, это как день и ночь.

Вирус не является фатальной проблемой для подавляющей части этого населения.

Заражаются многие. У большинства это заражение протекает бессимптомно. Некоторые заболевают и соблюдают постельный режим на протяжении нескольких дней, и они поправляются. У крошечной части населения в возрасте до 50 лет заболевание протекает в серьезной форме, и их для лечения госпитализируют, а для бесконечно малого числа болезнь заканчивается смертельным исходом. Это касается здорового населения в возрасте до 50 лет.

А вот именно в возрастной группе старше 70 лет, и особенно в возрастной группе старше 80 лет, сформировалась подавляющая доля тех самых тяжелых случаев.

«Полное, безоговорочное и неограниченное закрытие» не должно быть стратегией. Правильный подход состоит в том, чтобы отслеживать, идентифицировать, изолировать, поддерживать и лечить уязвимое население, у которого уже имеется множество болезней.

Если мы вновь обратимся к Нью-Йорку, у 60% умерших среди пожилого населения была гипертония, т.е. высокое кровяное давление, у 31% - диабет и т. д. Почти все они, по крайней мере, в подавляющем большинстве случаев, страдали от одного, двух или трех сопутствующих заболеваний.

Нам не надо, чтобы губернатор Куомо «закрыл» штат. Нам нужно, чтобы губернатор Куомо сказал департаменту здравоохранения мобилизовать врачей и медицинский аппарат Нью-Йорка для выявления уязвимого пожилого населения. Эта группа населения уже во многих случаях лечится от серьезных респираторных, сердечных и других заболеваний. И нам необходимо заботиться о том, чтобы они были настолько изолированы и защищены от этого плохого зимнего гриппа, насколько это вообще возможно.

Это не просто вопрос меры. Дело в том, что все делается задом наперед.

Ни к чему блокировать население. Надо брать на прицел субпопуляцию, небольшое меньшинство очень уязвимых людей, и делать все возможное, чтобы оградить их от этого вируса. А затем вирус натолкнется на летние температуры и на нормальной «стадный иммунитет», в результате чего он в конечном итоге исчезнет.

International Man: Это отличные пункты. Не говоря уже о том, что в США двое из трех американцев имеют избыточный вес или страдают ожирением и имеют предхроническое или хроническое заболевание. И риск значительно возрастает для тех из них, кто страдает от двух или более заболеваний. Это подвергает их более высокому — смертельному — риску со стороны чего-то вроде COVID-19.

Дэвид Стокмэн: Думаю, что это так, но даже если вы посмотрите на данные по Нью-Йорку, то опять же, ни поражают.

Для населения моложе 50 лет — и как я этого ни подчеркивай, этого всего равно будет недостаточно — это 5 случаев на 100 000 человек. Это — ошибка округления в более масштабной картине.

Невозможно управлять обществом, основываясь на риске 5 случаев на 100 000 человек.

Нам следует подумать о том, сколько еще — и мы говорим не о месяцах и кварталах, а о днях и неделях — мы можем выдержать «закрытие», которое за четыре недели уже сделало 22 миллиона человек официально безработными.

Давайте сравним это с худшими четырьмя неделями Великой Рецессии, которая является худшим экономическим бедствием, которое мы пережили со времен Великой Депрессии.

В течение наихудшего трехнедельного периода зимой 2008/2009 годов общее число новых заявок на получение пособия по безработице составило 2,7 млн — не 22 млн. Таким образом, это в восемь раз хуже.

Мы могли бы добавить, что их будет 30 миллионов или больше — и очень скоро.

Наша экономика находится в состоянии свободного падения — в отличие от всего, что мы видели когда-либо прежде. А наше правительство пребывает в состоянии полной истерии и пытается компенсировать тот самый экономический коллапс, который само же правительство и заказывает.

Я говорю о «Списании Всего», решение о чем было подписано без официально зарегистрированного голосования в палате представителей США, без слушаний — на 2,2 триллиона долларов. И это — поверх двух или трех других законопроектов, которые были приняты ранее. А есть еще один законопроект «о пополнении» на триллион, который, как они говорят, находится в процессе разработки.

Более того, они ведут речь о законопроекте по стимулированию и инфраструктуре, где торги начинаются с 2 миллиардов долларов. Это безумие.

Давайте просто посмотрим, что происходит здесь и сейчас.

Правительство пытается обезопасить всех в Америке и обезопасить каждый бизнес в Америке из-за массовых неурядиц, сбоев денежных потоков бизнеса и прерывания зарплат, вызванных этими приказами о «закрытии».

Куда это нас ведет?

Только в этом году — и это не мои цифры; они принадлежат наиболее авторитетной организации в Вашингтоне, частью которой я являюсь, Комитету за ответственный федеральный бюджет (The Committee for a Responsible Federal Budget). Это своего рода оксюморон, но он существует. Их прогноз состоит в том, что в течение текущего финансового года, который был наполовину закончен до начала полного «закрытия» в связи с COVID, этот дефицит составит 3,8 триллиона долларов.

Читайте также
Академик Ремыга: «Коронакризис» даст экономике Китая новые возможности для роста Академик Ремыга: «Коронакризис» даст экономике Китая новые возможности для роста Нашей стране есть чему поучиться у Поднебесной

И я говорю не об общих расходах. Я говорю только о дефиците. Это примерно 19% от ВВП.

Это дефицит того же порядка, что и в самые мрачные дни Второй мировой войны. В течение того времени вся экономика производила военные материалы, снаряжение и вооружение. И никто не мог тратить деньги на что-либо, кроме предметов первой необходимости, потому что все остальное подвергалось либо нормированию/рационированию, либо не производилось. Поэтому выпускалась масса государственных военных облигаций.

То, где мы сейчас оказались, — внезапно, в одну ночь -это в катастрофической финансовой ситуации.

Это потрясение, которое мы нанесли сами себе, превратило ежегодный триллион долларов США в вершину делового цикла.

Оно превратило ужасную ситуацию в ситуацию катастрофическую, в которой власти собираются занять 3,8 триллиона долларов только в этом году. Цифра на 2021 финансовый год, который начинается в октябре, составит как минимум еще 2,5 триллиона долларов или, возможно, больше.

Причина, по которой я говорю об этом, заключается в том, что мы рассматриваем двухлетний период. Совокупный дефицит в течение этих двух лет, вероятно, превысит 6 триллионов долларов. Эти цифры настолько огромны, что для обычных людей — или даже людей, которые регулярно изучают этот предмет — их почти невозможно понять.

Думаю, что лучший способ взглянуть на это — увидеть, что новый долг в 6 триллионов долларов за два года эквивалентен тому, что потребовалось произвести 43 президентам на протяжении 213 лет. Вот сколько времени понадобилось, чтобы «получить» первые 6 триллионов долларов государственного долга.

Вот насколько это плохо, и это уничтожит все остальное подобие рыночного капитализма, которое мы имеем в этой стране.

Читайте также
Россияне взмолились о пощаде: «Забота» власти страшнее коронавируса Россияне взмолились о пощаде: «Забота» власти страшнее коронавируса Похоже, сбывается мечта о «цифровом концлагере»…

Если у вас от восточного побережья до побережья западного очередь за супом в бесплатной столовке, когда правительство фактически списывает 100% того, что все получали в январе 2020 года, просто прибавляя эти суммы к государственному долгу, а затем печатая деньги ФРС для его финансирования, то вы напрашиваетесь на бедствие — на финансово-экономическую катастрофу библейских масштабов.

Примечание (американского — С.Д.) редактора: волновые эффекты правительственного «закрытия» только начинают обретать свою форму. И это — не говоря о беспрецедентной сумме денег, которую Федеральный резерв закачивает в каждый уголок экономики.

Последствия которых для среднего человека могут быть разрушительными.

Именно поэтому автор бестселлеров по списку NY Times Даг Кейси и его команда только что выпустили срочное видео. В нем показывается, как все это закончится и что вы можете с этим поделать.

Автор: Дэвид Стокмэн — David Alan Stockman — бывший член Палаты представителей США (республиканец от штата Мичиган) и директор Службы управления и бюджета в администрации президента Рейгана.

Публикуется разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

* Коморбидность — сосуществование у одного пациента двух или более заболеваний, синдромов или психических расстройств, связанных между собой единым патогенетическим механизмом или совпадающих по времени.

Новости России: Росстат: доходы россиян рухнули

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Николай Бондаренко

Депутат Саратовской областной думы от КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Коронавирус в России
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня