Экономика / Курс валют
5 мая 2020 10:03

Саудиты и американцы вынесли приговор рублю: Третий на рынке нефти — лишний

Россию вытесняют с рынка, лишая валютных поступлений в бюджет

11549
Материал комментируют:

На фоне негативных мировых новостей российский рубль ушел в очередное пике. В понедельник торги открылись резким падением российской национальной валюты, курс доллара впервые с 22 апреля превысил 75 рублей.

Эксперты связывают падение рубля с общей нестабильной обстановкой в мире из-за пандемии коронавируса. Почти каждая новость бьет российскую валюту по больному месту, так или иначе затрагивая нефтяные котировки, к которым жестко привязан рубль.

А цены на нефть в понедельник продолжили заметно снижаться на информации о том, что США пригрозили Китаю повышением пошлин в качестве одной из мер привлечения к ответственности за сокрытие информации о COVID-19. Президент США Дональд Трамп заявил что Китай, по его мнению, «совершил ошибку», пытаясь скрыть распространение коронавируса.

При этом Трамп отметил, что введение пошлин является «важным инструментом» в переговорах с КНР. А госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что в Вашингтоне располагают достаточным количеством свидетельств того, что коронавирус начал распространяться по миру из лаборатории в китайском Ухане.

В общем, все это очень напоминает ситуацию с «бурей в пробирке», переросшей в реальную войну в Персидском заливе. Но теперь, вроде, США намерены ограничиться своим таможенным контингентом.

Читайте также
Девальвация: Доллар скатится в яму, рубль упадет в пропасть Почему в Америке ополчились на золото

Первыми «беженцами» в этой возобновленной торговой войне стали биржевые игроки, старающиеся избавиться от ближайших нефтяных фьючерсов, чтобы избежать обвала их стоимости, как это случилось в апреле с майскими контрактами.

26 долларов за баррель Brent — это, конечно, уже распродажа, но еще не паника — от нее спасает надежда на вступившую в силу 1 мая сделку стран ОПЕК+ по снижению нефтедобычи с целью балансировки рынка.

«Планируемое сокращение добычи будет рекордным, однако эксперты не забывают об огромном избытке нефти на мировом рынке, что ограничивает подъем цен», — цитирует «Интерфакс» предупреждение аналитика Price Futures Group Фила Флинна.

Поэтому умеренно пессимистичным выглядит прогноз Сбербанка, аналитики которого ожидают увидеть в 2020 году средний курс доллара с повышением на 6 рублей — в районе 70,7 рублей, хотя еще в феврале их базовый прогноз был на уровне 64,5 руб. Такой макропрогноз скорректирован с учетом последних событий на финансовом рынке, в том числе на базе информации о пандемии коронавируса и общемировом спаде производства.

Эксперты в расчетах опирались на цену барреля нефти российской марки Urals. По их данным, следующие годы будут наблюдаться незначительные колебания: в 2021 году банк прогнозирует средний курс валюты на отметке в 70 рублей, в 2022 году — 70,5 рубля.

Хотя ранее аналитики оценивали вероятность подорожания американской валюты до 100 рублей за доллар. Как напоминает «Агентство Бизнес Новостей», глава «Сбербанка» Герман Греф не исключал, что в рамках негативного сценария нефть упадет до 20 долларов за баррель, а российская валюта — до 100 рублей за доллар.

Но сейчас важнее угадать — удастся ли США и Саудовской Аравии выдавить Россию с нефтяного рынка: для нашей страны с ее углеводородной зависимостью это сейчас чуть ли не главная опорная точка для всех расчетов по валютному курсу, считает аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев:

— Многие предрекают, что в этом году ситуация будет сильно ухудшаться. А в следующем — быстро восстанавливаться. На самом деле, ситуация по нынешнему году еще более-менее прогнозируемая. Сейчас можно приблизительно оценить, сколько времени мы не работаем, как глубоко просядет ВВП, что будет с рынком труда. А вот восстановление после 2020-го года — это уже прогнозы приблизительные…

Я, конечно, снимаю шляпу перед аналитиками Сбербанка, потому что прогнозировать на следующий и далее годы — крайне тяжело. Ну, скажем так, можно оценивать, что будет с рублем и долларом в ближайшие месяцы, исходя из стоимости той же самой нефти.

Мы знаем, что даже если ОПЕК+ сумеет реализовать меры по сокращению добычи, то эти меры приведут к тому, что рынок немножечко стабилизируется. То есть нефть придет к 30 долларам за баррель по Brent и 26 долларов с небольшим по WTI. Но в любом случае — вряд ли больше. Мировая экономика просто физически не способна переварить большее количество нефти, она ей не нужна.

А вот что будет с нефтью на следующий год — непонятно. Какими темпами будут восстанавливаться мировая и российская экономики — непонятно. Какая доля России останется на мировом рынке — непонятно, потому что США и Саудовская Аравия постараются выдавить Россию с нефтяного рынка. И для этого у них появляются достаточно весомые механизмы.

Поэтому подходить к долгосрочным расчетам нужно с вероятностной точки зрения, то есть такой прогноз осуществим с вероятностью коэффициента 0,5 или 0,3. Если прогноз на лето или на осень имеют достаточно высокую вероятность, то прогноз на следующий год — это уж совсем вилами по воде. Даже на конец года трудно предсказать — мы даже не знаем когда выйдем из карантина. При такой динамике заболеваний нельзя исключить, что еще и часть июня будем сидеть по домам.

Непонятно также, насколько пострадал бизнес, особенно малый и средний. Пока оценить масштабы потерь просто невозможно. Когда бизнес выйдет из карантина, может оказаться, что потери тяжелые и значительная часть бизнеса будет обанкрочена или поглощена другими компаниями. Либо заморожена, либо снизит обороты. Плюс сюда — снижение потребительской активности населения, ведь многие сейчас сидят без денег, многим понизили зарплату.

«СП»: — То есть, вроде как затишье перед бурей…

— Пока мы на карантине, как ни странно, ситуация выглядит довольно стабильной. Потому что все сидим на месте. А вот когда сидение закончится…

Читайте также
Кошмарный май, адский июнь: До середины лета Россию будут атаковать коронавирус, жара и смерть Замедление темпов эпидемии и снятие ограничений может произойти только ближе к июлю

Пик проблем я ожидаю в конце второго — в начале третьего квартала. Проблемы сейчас только копятся, а начнут выходить с окончанием карантина. Тогда можно будет прикинуть, в каком состоянии экономика, в каком состоянии рынок труда, насколько упало массовое потребление. А при снижении потребления ни о каком росте промышленности говорить не приходится, потому как предприятия не смогут реализовать произведенные товары. Поэтому даже на конец года трудно дать прогноз.

«СП»: — А если не брать во внимание временные рамки, то как валютный курс будет реагировать на фактическое оживление в экономике? Когда люди начнут ездить, покупать и продавать товары — и не только внутри страны — потребуется валюта…

— Это, конечно, повлияет позитивно. Но у нас в стране на доллар влияет много факторов. Один из главных — доллар очень сильно привязан к ценам на энергоносители. У нас большая часть бюджета формируется за счет продажи энергоносителей, а они существенно упали в цене.

Второе — нас активно выдавливают из этого рынка. Это сейчас очевидно. То, что сейчас происходит со сделкой ОПЕК, может завершиться тем, что основную долю сохранят за собой США и Саудовская Аравия. А выпадающие за счет нас объемы ими же будут замещены. К этому все идет. Они ведут себя достаточно агрессивно по отношению к России. И будут стараться нас оттуда выдавить, как говорится — третий лишний. Вот это вызывает опасения.

Завтра люди будут выходить из отпусков, и им, дай бы бог, рассчитаться с кредитами, займами и купить остро необходимое. Теперь — не до айфонов, не до импортных телевизоров, не до автомобильных иномарок.


Финансовые новости: Девальвация: Доллар скатится в яму, рубль упадет в пропасть

Курс валют: Курс доллара в мае: Рубль доживает спокойные деньки последний месяц

Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Евгений Валяев

Политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия»

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня