Девальвация рубля на нас обрушится уже в мае

Включение печатного станка ЦБ РФ окончательно обесценит последние сбережения россиян

14214
Девальвация рубля на нас обрушится уже в мае
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

В экспертной среде все большее число экономистов склоняется к тому, что в среднесрочной перспективе девальвация российского рубля неизбежна. Пока специалисты затрудняются четко сказать, когда конкретно начнется этот процесс. Однако сигналов в пользу скорейшего старта этого разрушительного процесса все больше.

Как, в частности, заметил экс-сотрудник Минфина Олег Буклемишев, мировой нефтяной рынок сейчас пребывает в состоянии острейшего кризиса. В ближайшее время торгов на биржах на уровне 60 долларов за баррель нефти явно не предвидится. Следовательно, у государства в условиях низких цен на углеводороды, по сути, только один способ пополнения выпадающих доходов бюджета.

«У нас бюджет сверстан из цены на нефть более чем в два раза выше тех цифр, что мы имеем сейчас. И простейший способ его балансировки заключается как раз в ослаблении, а не в укреплении курса рубля. Что уже не раз власти проделывали в России. Об этом же говорит и опыт всех последних 30 лет российской экономики», — пояснил «СП» доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов.

Читайте также
Мечта Белоусова: Власть готовит «крестовый поход» на деньги богачей Мечта Белоусова: Власть готовит «крестовый поход» на деньги богачей Дело мытаря Мишустина даром не пропадет, вместо поддержки бизнес получит новые налоги, а чего ждать простому населению?

И сравнительно крепкий курс рубля на фоне рекордно низких за всю историю нефтедобычи падений стоимости углеводородов, добавил он, скорее, следует рассматривать как аномальную ситуацию, как раз сильно намекающую на то, что существует приличная вероятность его скорого ослабления.

Озвучивать какие-то конкретные уровни падения курса рубля эксперт отказался, мотивируя это тем, что сейчас мировая экономика сразу под двумя серьезными прессами — очередным циклическим кризисом и пандемией коронавируса. Когда порожденная этими событиями мировая истерия пройдет, подчеркнул он, — никто не знает. Но если это затянется дольше, чем оценивалось изначально, нетрудно предположить, что будет в такой ситуации с курсом рубля.

И первой ласточкой из доказательств, что девальвация национальной валюты уже не за горами, можно считать снятие нашими монетарными властями табу с экономических рецептов «лихих девяностых»: уже в мае они намереваются ввести в банковскую систему в форме долгосрочных репо порядка 1,5 триллионов рублей. Этот механизм позволит властям печатать рубли, чтобы избежать дополнительных расходов из Фонда национального благосостояния (ФНБ), поскольку, как отметил экс-замминистра финансов Олег Вьюгин, президент «очень боится» тратить эти средства.

Впрочем, в самом факте «включения» монетарными властями печатного станка опрошенные «СП» эксперты никакой особой проблемы не видят.

Так, аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев отметил, что особо сильного разгона инфляции он не ожидает по одной простой причине — потребительский спрос сжался, а доходы граждан на фоне пандемии коронавируса резко упали. «В таких условиях инфляция развиваться не может», — резюмировал он.

Кроме того, подчеркнул профессор кафедры экономики и финансов фирмы, эксперт по вопросам бюджета и инвестиций НИУ ВШЭ Иван Родионов, полтора триллиона — сравнительно небольшая сумма. Просто монетарные власти, пояснил эксперт, напечатают как раз столько рублей, на сколько они продали валютных резервов, активно поддерживая курс национальной денежной единицы.

Проблема, по мнению знатоков вопроса, заключается в том, что, отпуская курс рубля, в краткосрочной перспективе власть в целом, конечно, получит положительный эффект. Однако сделано это будет, как всегда, за счет обычных граждан. По нашим карманам девальвация ударит очень больно.

— В 2014—2015 годах подобный механизм с государственной точки зрения сработал достаточно успешно, — напомнил Иван Родионов. — Нам сказали, что ничего страшного не произойдет и все социальные обязательства будут сохранены, удвоив выпуск рублей по сравнению с объемом получаемых долларов. Результат был очевиден — на 80% выросли цены на товары повседневного спроса. Однако благодаря тому, что официальная статистика тогда посчитала инфляцию по ним вместе с промышленной продукцией, которая практически перестала выпускаться, в отчетах это было отражено как инфляция на уровне 3−4%. И государство поняло, что это — хороший для него механизм.

«СП»: — Чем же конкретно он хорош?

— С одной стороны, позволил властям индексировать, например, те же пенсии за 2019 год всего лишь на 3%. Что, конечно же, никак не соответствовало реальному уровню роста цен.

С другой стороны, появилась возможность продажи по ценам, близким к западному уровню, абсолютно неадекватных этому самому уровню товаров. Что мы, собственно, увидели на примере тех же сыров и молока. Которые по ценам стали почти европейскими, а вот по качеству — гораздо хуже. И поскольку народ тогда эту «штуку», как говорится, скушал, то искушение повторить ее будет велико.

«СП»: — Какой же резон государству эту «штуку» повторять снова?

— Эмбарго на западные продовольственные товары, в том числе и пресловутый хамон, о котором в России до этого, к слову сказать, мало кто знал или слышал, связано с тем, чтобы народ как можно больше покупал, например, дорогой плохой сыр вместо дорогого хорошего. Потому что деньги от продажи плохого дорогого сыра условно останутся в России и напрямую за границу не уйдут. В отличие от продажи иностранных сыров.

«СП»: — Что ж, резоны государства в очередной девальвации рубля понятны и очевидны. Но если девальвации, как видно, России избежать все-таки не удастся, могут ли граждане как-то нивелировать ее последствия? Может быть, тем, у кого еще остались хоть какие-то накопления, имеет смысл вложить их не только в соль и гречку, а во что-то более существенное? Например, в акции каких-то перспективных предприятий или в золото?

— Об акциях вообще-то лучше забыть, потому что это удел сугубо профессионалов, а не обывателей. Золото для России — тоже ресурс очень специфический. Хотя бы в силу того, что есть такая вещь, как налог на добавленную стоимость (НДС). То есть при любых сделках с золотом вы должны будете отдать государству 20%.

«СП»: — А как насчет евро и доллара?

— Евро — это, конечно, такой своеобразный немецкий доллар. Но у этих валют есть существенные различия.

Читайте также
Над вкладами населения навис призрак заморозки Над вкладами населения навис призрак заморозки Правительство обещает не трогать деньги людей на банковских счетах, но веры ему нет

Во-первых, США побогаче и поресурснее Германии. Во-вторых, у Германии на ногах висит Евросоюз, в составе которого, скажем, Болгария или Хорватия высасывает из европейской валюты силу. У США же подобного груза на ногах нет, хотя американские военные присасываются к доллару ничуть не хуже.

Так что совет тут простой — вложить все накопленные на «черный день» денежные запасы в доллары и держать их в наличной форме.

Да, существует риск, что эти доллары запретят, отнимут или каким-то иным способом ограничат в обращении. Это один из любимых методов в нашей стране, применявшийся уже не единожды. Но даже если это случится в реальности, то сжигать их не придется — спрос на валюту так или иначе появится. Вспомним хотя бы роман Булгакова «Мастер и Маргарита».

Да, я допускаю, что в ходе нынешнего мирового кризиса и доллар может обесцениться. Но в любом случае это обесценивание будет куда меньшим в сравнении с любыми другими активами в нашей стране.


Курс валют: Эксперт сказал, когда ждать нового скачка курса доллара

Проблемы экономики: Известно, кто выиграет от самого страшного кризиса

Последние новости
Цитаты
Денис Денисов

Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня