Нужны ли России трудовые мигранты

Страна нуждается в рабочих руках, но необходимо менять политику

356
Нужны ли России трудовые мигранты
Фото: Владимир Гердо/ТАСС

О том, какую позицию Россия займет по отношению к трудовым мигрантам «СП» рассказала Наталья Харитонова доктор полит.наук., профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России РАНХиГС при президенте РФ, ведущий эксперт Центра исследований кризисных ситуаций.

Нужны ли России трудовые мигранты?

Опыт послевоенной Европы показал, что, зачастую, без рабочих рук трудовых мигрантов крайне сложно добиться впечатляющих результатов в индустриализации страны. Да и сегодня очень многие государства в разных частях света активно используют иностранную рабочую силу и честно признают, что без этого ресурса рост экономических показателей был бы куда скромнее. Современные страны используют совершенно различные модели миграционной политики: где-то трудовые мигранты получают возможность социализироваться и со временем стать полноправными членами общества (страны ЕС, Австралия, Канада), а где-то такая возможность в принципе отсутствует — там трудовые мигранты лишены каких-либо прав и никогда не смогут претендовать на гражданство (Катар, Саудовская Аравия и др.).

В Российской Федерации, занимающей 4-е место в мире по размерам трудовой иммиграции, реализуемая миграционная политика в отношении рабочих рук оценивается как достаточно мягкая. Здесь важно учесть, что трудовую миграцию в Россию составляют в большинстве случаев граждане соседних постсоветских государств, с которыми Россию связывают, кроме общей истории, русского языка, культуры, различные по интенсивности и плотности двусторонние и многосторонние отношения, что определяет и порядок нахождения трудовых мигрантов на территории нашей страны и ведения им трудовой деятельности. Например, гражданину Кыргызстана не требуется патент, а гражданину Узбекистана — требуется.

Читайте также
Крах капитализма: Человечество не согласно, что «хозяевами мира» себя считают 26 олигархов Крах капитализма: Человечество не согласно, что «хозяевами мира» себя считают 26 олигархов Наш лозунг — всемирный Советский Китай

Общая картина миграционных потоков достаточно устойчива — самые крупные потоки трудовой миграции идут из стран Центральной Азии при весьма неравномерном распределении внутри самого региона, из стран Закавказья и из бывших советских республик на Западе — Молдовы, Украины и Беларуси. При этом снижение либо повышение показателей по миграции достаточно четко коррелируется с экономическими и политическими событиями на постсоветском пространстве и в прилегающих регионах.

Как устойчивая оценивается и потребность экономики России в трудовых мигрантах, занятых в отраслях, где требуется труд низкой и средней квалификации. Более того, возможности роста отечественной экономики ставится в прямую зависимость от организации использования ресурса трудовых мигрантов. Так, президент Владимир Путин во время встречи с рабочей группой в поддержку поправок в Конституцию 3 июля отметил, что «Россия нуждается в притоке новых граждан… Совершенно очевидно, что с развитием экономики в России нам уже не хватает, а скоро будет очень заметно не хватать рабочих рук, и это становится реальным, объективным ограничителем экономического роста в стране».

Организация и обеспечение потоков для мегастроек

Конкретные потребности экономики нашей страны обусловливают и форматы присутствия трудовых мигрантов на нашей территории. И если Россия делает ставку на мощный экономический рывок, который позволит ей войти в топ-5 экономик мира, то, учитывая структуру национальной экономики, достичь такого результат можно за счет крупных проектов в строительной сфере. Для реализации значимых инфраструктурных и индустриальных проектов необходимы десятки и сотни тысяч рабочих рук.

Наряду с поиском нужного количества рабочих рук в строительном бизнесе независимо от того, это госкомпания или частная фирма, необходимо решать проблему бесперебойности процесса, чего объективно требуют современные технологии в строительстве. Другим словами, нужна постоянная механическая смена бригад необходимого уровня квалификации с момента запуска проекта до его завершения. Однако крупных подрядчиков, которые способны своими силами доставить на объект и организовать труд десятков тысяч рабочих, совсем немного. В подобной ситуации на крупнейших стройках даже развитые государства идут на вынужденные меры — привлекают в качестве подрядчиков крупных международных девелоперов. Их преимущество в том, что они располагают мощным кадровым ресурсом и такому подрядчику не приходится тратить время и силы на привлечение инженеров и рабочих под каждый проект. Если сегодня крупный девелопер в качестве подрядчика работает в Китае, он привозит свой персонал туда, если завтра он привлечен к реализации проекта в ОАЭ — он «перебрасывает» его в эту страну. Разумеется, каждый девелопер формирует дизайн своего «кадрового актива» под каждый проект в зависимости от его специфики, страны пребывания и других факторов. Чаще всего девелопер привозит с собой менеджеров и специалистов высокой и средней квалификации, низкоквалифицированную рабочую силу он нанимает либо на месте, либо организует ее «доставку» из стран, где рабочая сила дешевле.

Если мы рассуждаем о потоках трудовых мигрантов для бесперебойной реализации крупных проектов в сфере строительства, важно учитывать, здесь речь не идет о «нашествии мигрантов». В данном случае мы имеем дело с потоками, организованными в связи с потребностями стройплощадок страны. Другими словами, это «трудовые командировки» в удаленные регионы России, реализация вахтового метода, хорошо знакомого нашему обывателю со времен союзных строек. Как правило, девелопер и заказчик, тратя средства и ресурсы на необходимые формальности, документы, логистику, заботятся и о снижении рисков, связанных с пребыванием трудовых мигрантов на территории нашей страны. Речь идет о проблемах, которые обычно оказываются в центре внимания СМИ и общественности — межэтнические конфликты, рост преступности, неадекватное поведение в иноэтничной среде и проч. Однако опять же, здесь нужно разделять качественно разные потоки трудовой миграции. В случае потоков, организованных международными девелоперами, это, как правило, «проверенный» персонал, который проживает изолированно и минимально контактирует с местным населением, а после завершения строительных работ также организованно покидает страну. В случае потоков мигрантов, имеющих другую организационную основу, указанные последствия действительно могут иметь место.

Со своим уставом в чужой монастырь?

Если взглянуть на проблему трудовой миграции со стороны, справедливо отметить, что трудовая иммиграция нужна России как стране реципиенту не меньше, чем нужна трудовая эмиграция странам-донорам. Некоторые страны ближнего зарубежья все три десятка лет своей постсоветской истории переживают кризисные времена. Без средств, которые поступают в местные экономики из доходов трудовых мигрантов, эти страны давно переместились бы в нижние строчки экспертных рейтингов fail-states. Так, в отдельные годы денежные переводы таджикских трудовых мигрантов были практически равны годовому бюджету этой республики. То есть мы можем говорить, как минимум, о взаимной экономической заинтересованности России и стран-источников трудовых ресурсов.

При взаимном интересе, тем не менее, все чаще инциденты с участием трудовых мигрантов становятся новостным мейнстримом в федеральных и региональных СМИ. Разумеется, каждый случай уникален, требует анализа причин, разработки механизмов нейтрализации возникающей напряженности между местным населением и мигрантами и т. д. Однако все чаще можно встретиться с мнением, которое превалирует в общественном дискурсе: Россия в эти тяжелые кризисные времена дает мигрантам работу и доход — поэтому вправе требовать, чтобы в ответ они демонстрировали элементарное уважение и благодарность. Все чаще в общественном пространстве высказывается мнение о том, что трудовые мигранты должны придерживаться правил и норм, принятых в стране пребывания (и это на самом деле универсальное требование!), они приехали в Россию трудиться и их труд оплачивается и если что-то не устраивает (требования работодателя, нормы правопорядка, особенности местной культуры, погодные условия и т. д.), его может заменить любой из значительного числа тех, кто желал, но по каким-то причинам не смог выехать в Россию на работу.

Читайте также
Запад в шоке: Россия оставит мир без хлеба Запад в шоке: Россия оставит мир без хлеба Может ли Кремль превратить пшеницу в оружие?

Часто специалисты, занимающиеся проблемами миграции, отмечают, что в среде мигрантов часто можно столкнуться с проявлениями «правового нигилизма», особенно часто это может проявляться на фоне функционирования диаспоральных структур. Отрицание законов страны пребывания часто становиться причиной серьезных социальных конфликтов. В Российской Федерации эта проблема не носит столь явный характер как в некоторых других странах (США, Франция и пр.), однако прецеденты такого рода случаются, и тем чаще, чем интенсивнее развиваются кризисные явления в экономике.

Так, несколько дней назад федеральные СМИ обсуждали случай, когда около трехсот рабочих — этнических узбеков ворвались в офис турецкой компании Renaissance Heavy Industries, привлеченной в качестве одного из подрядчиков, наряду с российскими компаниями, к строительству Амурского газоперерабатывающего завода, и устроили там погром. Судя по всему, причиной выступления и выражения недовольства рабочими стали финансовые разногласия. Однако форма выражения недовольства, имевшая последствием серьезный ущерб имуществу, привлекла внимание. Несколькими днями позже практически аналогичный инцидент произошел на строительном объекте на территории аэропорта Шереметьево (подрядчик — компании «Энергострой»). Неравнодушная общественность будет внимательно отслеживать не только то, каким образом подрядчик, как работодатель, урегулирует отношения с наемными рабочими, но и то, каким образом будут наказаны зачинщики беспорядков, какую ответственность понесут остальные участники погрома, кто и каким образом будет компенсировать ущерб подрядчику, будет ли заказчик стройки — Газпром — предъявлять те или иные претензии подрядчику в том числе за имиджевые издержки, последуют ли увольнения, лишится ли кто-то из участников патента и возможности въезда на территорию Российской Федерации. Ведь если бы нечто подобное произошло, к примеру, на территории в США или любой стране ЕС, для большинства участников массовых беспорядков уголовное преследование, огромные штрафы, депортация и пожизненный запрет на въезд были бы обеспечены.

Прецедент на стройке Амурского ГПЗ, как и другие подобные случаи не зря привлекают внимание российской активной общественности. Именно они во многом формируют дискурс по оптимизации миграционного законодательства России.

Новые тренды в стремительно меняющемся мире

Поиск вариантов оптимизации миграционного законодательства не может быть скорым делом. Мало диагностировать тенденции в сфере миграции, необходимо отслеживать те эффекты, которые проявляются через определенное время после внедрения законодателем инноваций в эту крайне чувствительную область. Главной задачей здесь видится не допустить политизации этничности, что может привести к серьезным кризисам в сфере общественных отношений даже в нашей многонациональной стране.

Читайте также
Народный миллиард в поддержку Совхоза имени Ленина Народный миллиард в поддержку Совхоза имени Ленина Юрий Болдырев о методе сопротивления, доступном каждому

Рассуждая о вариантах оптимизации миграционной политики, нужно помнить о реальной и насущной потребности отечественной экономики в рабочих руках (в данном случае трудовая миграция должна рассматриваться как экономический инструмент), а также об обязательствах России, взятых в процессе реализации интеграционных проектов на постсоветском пространстве (здесь допустим угол зрения на трудовую миграцию как на политический инструмент). Одним из базовых элементов интеграционного взаимодействия выступает мобильность трудовых ресурсов. Этот элемент, как было показано выше, имеет критическую важность для наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Самым простым решением здесь видится смягчение миграционной политики при уверенной прогнозируемости и приемлемости результатов в сочетании с жестким контролем соблюдения законов трудовыми мигрантами. Для реализации последнего необходимо создание выверенных механизмов предупреждения различных инцидентов, а также, возможно, ужесточение наказания за нарушение российского законодательства. Очевидно, что в пересмотре нуждаются и механизмы карантинных ограничений с тем, чтобы на крупных строительных объектах государственного значения, таких как Амурский ГПЗ, можно было обеспечить бесперебойность процесса.

Необходимость корректировки миграционной политики назрела и в свете пандемии COVID-19. 15 июля Верховный комиссар ООН по делам беженцев опубликовал отчет с прогнозом, согласно которому, ухудшение экономики из-за COVID-19 подтолкнет сотни тысяч человек к миграции в другие страны. Трудовые потоки неизбежно приходят в движение по всему миру. И если в последние десятилетия количество трудовых мигрантов в мире по разным данным составляло порядка 3% (по данным на начало 2019 г. — 164 млн чел.), то теперь оно может существенно увеличиться. Судя по мировым тенденциям, эпидемия COVID-19 подстегнет приток трудовых мигрантов и в Россию. Это еще один довод в пользу оптимизации законодательства в сфере трудовой миграции. Причем, целесообразно рассматривать варианты ее корректировки в тесном взаимодействии с нашими партнерами по ЕАЭС.

Последние новости
Цитаты
Олег Неменский

Политолог

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня