Свободная Пресса в Телеграм Свободная Пресса Вконтакте Свободная Пресса в Одноклассниках Свободная Пресса на Youtube
Экономика / Нефть и газ
6 ноября 2020 08:08

Лукашенко попросил у Путина малость Сибири или Севера

Что стоит за просьбой белорусского лидера о покупке нефтяного месторождения в России

6420
Материал комментируют:

Вопрос о возможном приобретении Белоруссией нефтяного месторождения на территории России будет прорабатываться, но пока в нем нет конкретики. Так пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков прокомментировал соответствующую просьбу Александра Лукашенко, озвученную белорусским лидером в ходе недавнего телефонного разговора с главой российского государства Владимиром Путиным.

Ранее белорусское ИА «БелТА» со ссылкой на пресс-службу президента РБ сообщило, что во время беседы, состоявшейся в среду, 4 ноября, речь шла, в том числе, о поставках в Белоруссию нефти и газа в 2021 году. И стороны договорились все вопросы на этом направлении решать оперативно.

Отмечалось также, что белорусский президент «обратился к российскому коллеге с просьбой о возможном приобретении месторождения нефти на территории России. Путин якобы «эту идею поддержал», и «после проработки вопрос более детально будет обсуждаться во время ближайших переговоров».

В Кремле подтвердили, что глава Белоруссии, действительно, высказывал пожелание о покупке нефтяного месторождения в России.

О том, позволяет ли наше законодательство осуществить подобную сделку, а главное, в чем может быть ее целесообразность для России, «СП» рассказал ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков:

— Запрета на продажу нет. Но речь, скорее, идет о том, что в России зарегистрируют компанию, которая будет владеть лицензией на месторождение — т.е. работать она будет в российской юрисдикции, но принадлежать Белоруссии.

Читайте также
Математика коронавируса: Сколько медиков еще потребуется, чтобы инфекцию остановить? Вторая волна COVID-19 оказалась опаснее первой

На самом деле, у белорусов уже есть компания, которая добывает нефть в России — это ОАО «НК «Янгпур». На российском рынке она представляет «Белорусьнефть» и занимается добычей на Южно-Тыдэоттинском участке в Ямало-Ненецком АО.

Что интересно, она не продает нефть в Белоруссию, потому что ей выгоднее здесь ее продавать, либо отправлять на экспорт, но в другие страны. То есть, она занимается зарабатыванием денег.

В Минске о ней вспомнили единственный раз, когда в начале 2020 г. Россия и Белоруссия никак не могли договориться по ценам. Белорусское руководство тогда заявило, что эта компания будет поставлять нефть на белорусские НПЗ по заниженным ценам. Но на практике, насколько я понимаю, этого не произошло.

Так что в плане юридического оформления ничего сложного нет. Вопрос в том, что любая компания, которая добывает нефть в России, существует в нашей налоговой системе. Поэтому нет разницы — сами вы будете добывать или просто будете покупать у других компаний. Все равно вам дешево нефть не купить, как хотят белорусы.

Поэтому, думаю, смысл предложения Лукашенко в следующем: дайте нам какое-нибудь месторождение (на самом деле, даже неважно, будет оно Белоруссии принадлежать или нет) и предоставьте налоговые льготы. Льготы по налогам на добычу полезных ископаемых — НДПИ на нефть.

«СП»: — То есть, он просто хочет обойти налоговый маневр?

— Да, и повысить, тем самым, рентабельность белорусской нефтепереработки. Потому что в рамках налогового маневра каждый год на 5% опускается экспортная пошлина, на 5% возрастает НДПИ. Это приводит к тому, что когда нефть извлекают из-под земли и оплачивают НДПИ, она уже стоит дорого. И для белорусских перерабатывающих предприятий, в том числе.

Против этого как раз они и выступают. Предлагают, по сути, получить месторождение и вывести его за рамки новой российской налоговой системы — налогового маневра. Это позволит сохранить рентабельность нефтепереработки в Белоруссии.

Но тут важный момент. Во-первых, в нераспределенном фоне остались только малые и средние месторождения — все остальные разобрали. Во-вторых, это, как правило, месторождения «с нуля» — в чистом поле. Белоруссии они сейчас не нужны. Пока они возьмут лицензию, разработают месторождение, пройдет, в лучшем случае, два-три года. К тому времени Лукашенко может смениться и ему абсолютно все равно будет, какая там нефть, дорогая или дешевая.

Речь идет о желании Минска получить дешевую нефть сейчас. В связи с этим, скорей всего, предполагается, что Белоруссия купит либо долю, либо уже действующий целый проект у российской компании.

«СП»: — Вопрос, кто будет платить?

— Понятно, что просто так мы отдавать ничего не собираемся, тем более, у белорусов нет денег на это все. Единственный вариант здесь, это обмен активами. Соответственно, российская компания отдаст белорусской долю добычи, а белорусы отдадут долю в переработке. Либо — контрольный пакет в Мозырском НПЗ.

Было бы логично, если обмен активами произойдет с «Роснефтью» либо с «Гаспромнефтью», потому что они владеют около 49% акций этого нефтеперерабатывающего предприятия. Либо кто-то другой зайдет в Новополоцкий НПЗ, например.

Здесь, скорей, вопрос к белорусским властям — готовы они обменять активы и отдать контрольный пакет, например, в Мозырском НПЗ, или нет.

Если белорусы не захотят пойти на обмен активами, тогда, я думаю, ответ будет простой.

Им просто скажут: «Вы хотели месторождение, пожалуйста. Агентство по недропользованию „Роснедра“ периодически проводит аукционы. Идите, участвуйте на общих основаниях в аукционе, платите деньги за лицензию. Дальше, если выиграете аукцион, разрабатывайте, стройте инфраструктуру. Вложите несколько миллиардов, года через три-четыре получите нефть». Мы не запрещаем. Но Лукашенко дешевая нефть нужна сейчас. А для этого надо будет пойти на обмен активами. Пока что они на это не шли.

«СП»: — Почему?

— Для белорусов это очень болезненная тема. В Минске всегда гордились, что они единственные, кто не провел приватизацию. А тут получается, что одно из крупнейших предприятий республики — Мозырский НПЗ — уйдет под контроль России.

Плюс к тому, если получить контрольный пакет, тогда можно будет контролировать экспорт нефтепродуктов. А вот это явно белорусское руководство смущает.

Они не хотят, чтобы кто-то знал, куда уходят (каким, конкретно, компаниям) нефтепродукты из Белоруссии. Потому что, например, в Нидерланды и Великобританию — эти страны считаются крупнейшими пунктами сдачи-приемки нефтепродуктов, — продукты нефтепереработки уходят по более низким ценам, чем конечным потребителям в соседнюю Польшу, Литву и на Украину и т. д.

То есть, в Великобритании и Нидерландах они не потребляются, а просто меняют собственника. По сути, госкомпания «Белнефтехим» продает продукцию нефтепереработки каким-то трейдерам, а эти трейдеры перепродают ее по более высоким ценам дальнейшим покупателям. И кому перепродают, это большой вопрос…

Если Россия получит контроль над Мозырским НПЗ, то поменяет, соответственно, этих трейдеров. А они вполне могут быть связаны с белорусскими политическими и экономическими элитами. Поэтому белорусское руководство и не продает контрольный пакет.

Посмотрим. Интрига основная в этом и заключается — согласятся они расстаться с контрольным пакетом или нет

«СП»: — Но Россия ведь может предоставить кредит и, возможно, на это в Минске и рассчитывают?

— Думаю, вряд ли это состоится. Непонятно, зачем это России? Допустим, дадим мы кредит, купят они месторождение какое-то. И что? Надо налоговые льготы давать. В чем наша выгода?

Читайте также
«Роскосмос» покорит Луну назло Украине Отечественные аналоги двигателей ракеты «Зенит» вот-вот пойдут в серию

Наоборот мы, тем самым, лишаем себя инструмента влияния на белорусское руководство.

Тот же самый налоговый маневр изначально затевался, конечно, не для Белоруссии, а для того, чтобы бюджет пополнить — это была идея Минфина. Но сейчас он складывается так, что если ничего не сделать для Белоруссии, то к 2024 году она будет покупать российскую нефть по мировым ценам. И зачем нам менять эту ситуацию? Ради чего?

Здесь ведь все просто: если вы хотите получить компенсацию за налоговый маневр, как российский НПЗ, так будьте российским НПЗ. Либо продавайте их. Либо, соответственно, давайте проводить реальную интеграцию, чтобы в итоге стать одним государством.

Логика российского руководства примерно в этом и состоит, я думаю. Отношения с Белоруссией последние года два-три стали прагматичные. Период, когда в обмен на обещания белорусы получали от нас что-то конкретное, закончился.

И думаю, Путина в данный момент начинает раздражать история с перевалкой белорусских нефтепродуктов в российских портах. Ведь буквально месяц назад Лукашенко заявлял, что Литва, Латвия, Польша и США устраивают в Белоруссии «цветную революцию», поэтому никаких отношений с ними он иметь не будет. А все белорусские грузы переориентирует в порты Ленинградской области.

Прошел месяц, но «воз и ныне там». Все нефтепродукты идут черед Прибалтику, через Россию ничего не идет. Опять начались разговоры, что надо налаживать с Западом отношения, проводить многовекторную политику…

Страх немножко прошел, отпустило… Можно и дальше работать по странным схемам. И прибалты к этому готовы — они хотят денег. И белорусы.

Поэтому, мне кажется, российская позиция здесь будет довольно жесткой. Хотите дешевую нефть, тогда отдавайте контрольный пакет нефтепереработки. Не хотите — ну, извините, нам это тоже особо не нужно.

Последние новости
Цитаты
Александр Дудчак

Украинский политолог

Илья Гращенков

Директор Центра развития региональной политики, политолог

Александр Перенджиев

Эксперт ассоциации военных экспертов

Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня