Экономика / Бизнес в России
5 декабря 2020 10:36

К выборам российская нефть будет пахнуть французским коньяком

Кризис неплатежей компенсируется массовыми банкротствами

3273
К выборам российская нефть будет пахнуть французским коньяком
Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Как изобразить в официальном документе, что «стакан наполовину полный»? Чтобы самому верхнему начальству приятнее было читать доклады аналитиков, например, о ситуации в промышленности, о производственной активности в стране. А легко, если, например, слово компенсировать (возместить, восполнить, уравновесить) поставить в нужном месте, игнорируя лексическое значение. «Рост объемов добычи полезных ископаемых компенсировался снижением выпуска в обрабатывающих производствах».

Вроде как, ой, извините, недосмотрели — слишком много нефти накачали, но зато мы уж постарались — заводы и фабрики почти не шумели, меньше небо коптили.

Понятно, что у бюрократов своя грамота, и хорошо, что они пока хоть не рапортуют наверх, что российская нефть теперь французским коньяком пахнет. Итоговые выводы они делают сравнительно честно, но очень лакировано: «Произошедшее ухудшение эпидемической ситуации продолжит оказывать сдерживающее влияние на деловую активность в ближайшие месяцы».

Надо полагать, сейчас бюрократы ломают голову, как вывернуть наизнанку, но так, чтобы посимпатичнее стало — обретающие все большую устойчивость и взаимосвязь словосочетания «кризис неплатежей» и «массовые банкротства»?

Явления, традиционно обозначаемые этими терминами, уже очевидны. В связи с усилением кризиса и новой волной пандемии нет позитивных прогнозов — есть плохие и очень плохие. Так оценили эксперты развитие ситуации в обозримом будущем, отвечая на следующие вопросы.

Насколько вероятен кризис неплатежей и в каких масштабах? Что следует предпринять правительству для предотвращения массового банкротства в сфере малого и среднего предпринимательства? На какую реальную помощь могут рассчитывать заемщики, лишившиеся доходов в период кризиса?

Читайте также
Почему Россия осталась без рыболовных траулеров? Почему Россия осталась без рыболовных траулеров? Как и семь лет назад правительство обещает «сделать отрасль конкурентоспособной»

Вторую волну коронавируса малый и средний бизнес переживают сложнее, отмечает ведущий аналитик QBF Олег Богданов:

«Дело в том, что весной этого года, когда правительство решило ввести карантин, всю ответственность власти взяли на себя. Был разработан план поддержки бизнеса: компенсации, налоговые каникулы, кредитные льготы и т. д. Осенью ситуация сложилась иная.

Несмотря на пугающие цифры по зараженным коронавирусом, правительство не закрывает экономику, а значит, и не берет на себя дополнительные финансовые обязательства по поддержке малого и среднего бизнеса. В этих условиях предприниматели могут надеяться только на себя. Очевидно, что многие предприятия, особенно из сферы сервиса (развлечения, общественное питание), могут не справиться с трудностями и в определенный момент прийти к состоянию неплатежеспособности. Думаю, что приблизительно 30% предприятий малого и среднего бизнеса из сферы обслуживания могут обанкротиться.

Для российских банков это не очень приятная история. Этот год был для них сложным: население уходило из депозитов, у банков гигантский отток пассивов. Конечно, если в банковском секторе возникнут проблемы системного характера, должен вмешаться регулятор. Возможно, Банку России придется открыть специальные пандемические программы по поддержке МСБ, как это сделал Европейский ЦБ".

Кризис обретает структурный характер, и для выхода из него потребуются структурные проекты, считает главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов:

— Пандемия нанесла весной очень мощный удар по малому и среднему бизнесу. Он пострадал, в первую очередь — из-за введенных ограничений, в значительной степени сильнее, чем крупные компании, которые обладают доступом к финансовым ресурсам, у которых больше запас прочности. Летом мы видели некоторую стабилизацию, но обороты МСБ в целом не вернулись на докризисный уровень. Однако сейчас, начиная с сентября, пошла вторая волна коронавируса — значительно мощнее первой. И говорить, что малый и средний бизнес сможет в ближайшие месяцы восстановиться, конечно, не приходится.

Ситуация со спросом очень сложная. И проблема еще в том, что кризис обретает структурный характер. Это не просто кратковременное падение доходов граждан из-за временных ограничений — это уже более долгосрочное падение, связанное с тем, что миллионы людей потеряли работу. И здесь статистика Росстата, конечно же, недооценивает масштаб проблемы. Реальный рост безработицы значительно выше официальных данных. И по доходам населения официальная статистика дает падение порядка 8% во втором квартале и 4% в третьем, но фактическое падение выше, по крайней мере, раза в полтора.

В сложившейся ситуации необходимо пролонгировать принятые весной меры поддержки со стороны государства — повышение пособий по безработице, продление срок их выплаты. Потому что обстановка на рынке труда продолжает оставаться сложной, а у людей заканчиваются или уже закончились сроки получения пособий. Чтобы не оставлять граждан без средств к существованию, выплату пособий необходимо продлить до середины или, по крайней мере, до весны следующего года.

Речь идет о суммах, вполне подъемных для госбюджета. Также необходимо продолжить реструктуризации кредитов, поскольку значительное количество организаций малого бизнеса, да и сами предприниматели, как физические лица, закредитованы. И надо все-таки объявить кредитные каникулы до середины следующего года. Но и при всем этом не должно быть такого, что отложенные платежи потом разом обрушились на заемщиков. Выход из кредитного кризиса должен быть постепенным, нагрузка должна быть подъемной. Иначе это все усугубит ситуацию — и заемщики обанкротятся, и банки потеряют.

А если эти платежи растянуть, но все-таки сохранить, пусть и на более дальнем горизонте, то это решение улучшит положение обеих сторон. То же самое касается и налоговых каникул. Если срок этих послаблений закончится и на предпринимателей разом обрушится необходимость выплат по значительным налоговым обязательствам, а в это время бизнес еще либо вообще не откроется, либо только начнет выходить на какие-то приемлемые обороты, то это парализует их деятельность. Поэтому этот выход также должен быть максимально плавным.

Ну и, конечно же, не обойтись без общесистемных мер, наподобие тех, что принимались в период Великой депрессии в США. Речь о структурных проектах, которые приводят к созданию новых рабочих мест. Уже очевидно, что нынешний кризис носит глубокий и продолжительный характер.

Если в 2008 году было глубокое падение, но мировая экономика очень быстро поднялась, то сейчас непонятно, каким образом будет протекать этот кризис и насколько он еще затянется. И здесь нужен баланс: с одной стороны, нельзя бросать людей на произвол судьбы, а с другой — ресурсы государства должны использоваться рачительнее. Потому что, если быстро их спалить при затяжном кризисе, то можно оказаться в еще более тяжелом положении".

Читайте также
Азербайджан отнимает у Армении золото Арцаха Азербайджан отнимает у Армении золото Арцаха Пашинян попросит Путина «наказать» Алиева и Эрдогана за «отжим» месторождения Сотка

В нашей стране, несмотря на целый пакет мер поддержки правительства, реальная помощь для заемщиков может заключаться только в предоставлении отсрочки по долгам и субсидированию процентной ставки определенным категориям граждан и компаний. В остальном заемщикам, потерявшим доход, необходимо искать новые возможности для его восполнения, уверена управляющий Санкт-Петербургским филиалом РГС Банка Елена Верёвочкина:

— Вероятность разрастания кризиса неплатежей определенно существует. В целом, уже сейчас можно констатировать рост просрочки платежей как граждан, так и компаний. Пока это не критично для устойчивости банковской системы. Однако в перспективе следующего года, когда у большинства проблемных заемщиков закончатся кредитные каникулы и отсрочки платежей, а Банк России отменит регуляторные послабления для банков, можно ожидать увеличения объема начисляемых банками резервов по ссудам, что в результате окажет нагрузку на капитал и может потребовать докапитализации некоторых кредитных организаций.

Специфика нашей страны заключается в том, что сегмент МСП в ВВП российской экономики занимает не более 20%. В этой связи правительство по большей части занимается поддержкой крупного корпоративного бизнеса (государственного и частного) как основного поставщика средств пополнения бюджета.

В кризисных условиях поддержка правительством компаний сегмента МСП может быть сведена к нескольким факторам: временное существенное снижение налоговой нагрузки, продление моратория на всевозможные плановые проверки, расширение доступности заемных средств с одновременным частичным субсидированием ставки по кредиту. В целом, для поддержки малых предприятий необходимо действовать системно и целенаправленно увеличивать долю МСП в ВВП страны, создавая соответствующие условия для количественного и качественного роста компаний сегмента МСП.

В плане помощи заемщикам, лишившимся доходов в период кризиса, очень показателен опыт развитых стран, когда все категории граждан и компаний, пострадавших в период пандемии, были безапелляционно обеспечены денежными выплатами в достаточном количестве для покрытия базовых потребностей. В Великобритании в частности для сохранения рабочих мест правительство компенсировало 80% фонда заработных плат предприятиям, пострадавшим от пандемии. В нашей стране другая ситуация: несмотря на целый пакет мер поддержки правительства, реальная помощь для заемщиков может заключаться только в предоставлении отсрочки по долгам и субсидированию процентной ставки определенным категориям граждан и компаний. В остальном заемщикам, потерявшим доход, необходимо искать новые возможности для его восполнения".

Читайте также
Чубайс меняет профессию? Чубайс меняет профессию? Под кого открывают инновационный научно-технологический центр «Русский»

Но многие уже потеряли надежду наладить дела и ищут спасение в банкротстве, констатирует председатель правления Кредитного потребительского кооператива «Банкербук» Александр Воскобойников:

— На рынке обсуждаются разные сценарии и ни одного хорошего: от совсем апокалиптических до умеренно-грустных. Тем не менее, пока у нас просрочка выросла незначительно (рост составил около 15% к прошлогодним показателям), а мы работаем в основном с малым бизнесом, то есть с наиболее пострадавшим сегментом.

С другой стороны, спрос на услугу по сопровождению банкротств для физлиц пробивает потолок, количество запросов огромно и компании, предоставляющие эти услуги, плодятся как грибы. Банкротствами люди списывают не только долги перед финансовыми институтами, но и долги перед компаниями (например, коммунальными службами), другими людьми (например, долги по алиментам), что делает всех нас чуточку беднее, поскольку платежеспособным приходится платить больше. Настораживает рост ипотечного кредитования: одной рукой государство подстегивает ипотеку, другой — упрощает банкротства, и все это в очень далекое от роста экономики время. Есть некоторая вероятность столкнуться с ипотечным кризисом американского образца. Практически все финансовые институты, и мы тут не исключение, позволяют отсрочку платежей (кредитные каникулы) до полугода для клиентов с нормальной историей.

Это не поддержка от государства, а партнерская поддержка, который хочет поддержать своих клиентов в платежеспособном состоянии. Я думаю, что это и есть единственная правильная модель поведения в сложное время: вникать в реальное положение дел своих клиентов и помогать тем, кто действительно оказался жертвой пандемии и кому может помочь небольшая передышка с платежами. Другой помощи кроме как от самих себя ждать не приходится.

Последние новости
Цитаты
Константин Ордов

Заведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня