Экономика

Нефтяной шок

России нужно не бояться сланцевой революции в США, а беспокоиться о своих запасах

  
10258

Рост объемов добычи нефти и газа в США в результате «сланцевой революции» станет основным источником поставок сырья на мировом рынке в течение ближайших пять лет. Об этом говорится в докладе экспертов Международного энергетического агентства (МЭА). По мнению экспертов, резкий рост предложения может стать причиной «нефтяного шока», который обрушит цены на сырье. Последствия этого для России, по-прежнему сидящей на «нефтяной игле», вполне очевидны — даже без всякого мирового кризиса нам грозит обвал экономики.

Развитие нефте- и газодобычи в Северной Америке за пять лет изменит рынок настолько же, насколько рост спроса на энергоресурсы в Китае изменил его за последние 15 лет, считают в МЭА. И если «китайский синдром» привел к резкому удорожанию нефти, то результат «американского» будет прямо противоположным. По прогнозу МЭА, за обозначенный период на США придется треть новых поставок нефти на мировом рынке.

Как прогнозируют эксперты, к 2018 году производство нефти в США вырастет на 3,9 млн баррелей в сутки. Для сравнения: по итогам 2012 года объемы добычи сырья а Северной Америке выросли всего на 800 тыс. — до 6,4 млн баррелей в сутки. При этом почти весь новый объем добычи придется на нефть из сланцев — 2,3 млн баррелей, и нефтеносных песков — 1,3 млн баррелей в сутки.

Впрочем, несмотря на стремительный рост добычи, США вряд ли удастся обойти страны ОПЕК, считают в МЭА. Но тем не менее, из-за роста предложения со стороны Северной Америки спрос на сырье участников картеля упадет с 30 млн до 29,2 млн баррелей в сутки. В итоге у арабский стран, входящих в ОПЕК, появятся «вынужденные запасные мощности», которые могут достигать 7 млн баррелей в сутки уже к 2014 года, и тогда про российскую «грязную» нефть, требующую дополнительной переработки, на рынке уже никто и не вспомнит.

К этому можно добавить резкое падение спроса на сырье в Европе, которая является основной торговой площадкой для российской нефти, что уже привело к существенному снижению стоимости сырья в нынешнем году. Европейский сорт нефти Brent обвалился со 115 долларов в начале года, до 100 долларов за баррель в апреле, и сейчас не поднимается выше 102 долларов, а российская Urals торгуется к нему с дисконтом, то есть — со скидкой.

В общем, ситуация достаточно напряженная потому, что бюджет на этот год запланирован с учетом цены нефти в 100 долларов, и если она опустится ниже, то денег на и без того недостаточные бюджетные расходы просто не хватит.

Насколько реальны эти угрозы? Об это «СП» спросила директора Института национальной энергетики Сергея Правосудова.

— Речь идет о так называемой «сланцевой революции» в США, в процессе которой резко выросла добыча газа, и пошли разговоры о том, что к 2015 году американцы начнут его экспортировать. Пока же он поступает на внутренний рынок. Однако дело в том, что себестоимость добычи сланцевого газа очень велика — он стоит от 150 до 200 долларов за тысячу кубометров, а цена газа на внутреннем американском рынке гораздо дешевле. То есть, добывающим компаниям приходилось продавать сланцевый газ ниже себестоимости, и чтобы покрыть убытки, они стали добывать еще и сланцевую нефть, которая залегает рядом с газом. Цена нефти на американском рынке гораздо выше цены газа, и разница позволяет компаниям хоть как-то перекрыть убытки и удержаться на плаву, но о прибылях пока даже речи не идет. Так что у меня большие сомнения, что США в ближайшие пять лет смогут стать крупным экспортером сырья.

«СП»: — То есть, опасаться конкуренции со стороны США нам пока не стоит?

— Думаю, не стоит, тем более что сейчас в США началось падение добычи сланцевого газа и нефти, просто они об этом не любят говорить. На пике «сланцевой революции» — в 2009 году, в Северной Америке работало 1,5 тыс. буровых установок, а сейчас, на март 2013 года, осталось всего лишь около 380.

С конца прошлого года добыча газа и нефти в США начала резко сокращаться, и по итогам нынешнего года, как предполагают эксперты, будет либо совсем незначительный рост, либо вообще нулевой. Многие компании просто разорятся, и им придется продавать сырье по бросовым ценам. Потом цены резко пойдут вверх на сокращении предложения, и потребителям снова придется дополнительно закупать сырье на внешнем рынке. Потом года два уйдет на банковский кризис, который разразится в результате лопнувшего пузыря сырьевых акций. Ну а потом они начнут снова бурить, но чтобы достичь нынешнего уровня добычи, им потребуется еще три-четыре года. Вот такой мой прогноз на перспективу добычи сырья в США.

Закат эпохи нефти вручную

Существует такая «страшилка», что если США смогут сами полностью обеспечить себя сырьем, и откажутся от импорта нефти, то избыточное сырье хлынет на мировые рынки и вытеснит российский экспорт. Но если взять прогнозы ведущих мировых нефтяных компаний BP и ExxonMobil до 2030 года, то они говорят, что спрос на нефть, в том числе и российскую, будет расти. И никакого «заката эпохи нефти» в мире, в перспективе 15−20 лет пока никто не прогнозирует.

Но есть и другая «страшилка» для нефтяников, под названием Ирак.

«Это действительно, наверное, последний большой резерв легкодоступной нефти на планете, — говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Но в целом масштаб „иракского фактора“ тоже преувеличен. Конечно, Ирак будет оказывать влияние на рынок, добыча там будет расти. Но при этом мы тоже должны понимать, что в Ираке достаточно большие политические риски. Например, не решена проблема курдов. Как только увидели деньги, начали ссориться. И там проблем довольно много. Некоторые сомнения есть даже по Саудовской Аравии. Ряд геологов утверждают, что она преувеличивает данные по запасам, и сомневаются, что в перспективе 20 лет она будет способна удерживать нынешние объемы добычи». «Гораздо страшнее для России не то, что в США будет рост добычи нефти, — продолжает эксперт. — У нас скоро начнется падение своего производства. Это фактор гораздо более реальный. Если бы мы не прислушивались к прогнозам, которые говорили, что наша нефть не будет нужна, могли бы легко увеличить поставки в Европу в последние два года за счет иранского эмбарго. Потому что наша нефть идеально подходила для замены иранских сортов. Там даже заводы не надо перенастраивать. Но у нас этой нефти физически не было. Поэтому всю эту маржу сняла Саудовская Аравия, моментально нарастившая поставки».

По словам Константина Симонова, главная причина падения добычи нефти кроется в том, что в России по-прежнему 60% добычи приходится на Ханты-Мансийский округ. Это нефтяная провинция, запущенная еще в советское время, дала уже гигантское количество сырья, но она не может вытягивать на себе добычу десятилетиями. Добыча в этом регионе уже начинает падать, а новые проекты запускаются слабо. Причиной тому неразумная налоговая политика правительства, которая не стимулирует инвестиции ни в новые проекты, ни в реанимацию стареющих месторождений, и все сводится к государственному регулированию отрасли, которое остается на довольно низком уровне.

Продолжая проводить такую политику, правительство вполне может «вручную» устроить «закат эпохи нефти» в отдельно взятой России. Как прогнозирует Симонов, в ближайшее время добыча выйдет «на плато», то есть, перестанет расти. Падения не будет, 5−6 лет мы можем протянуть на уровне 505−515 млн тонн в год, и это будет создавать ощущение, что ничего страшного не происходит. Однако уже начиная с 2017—2018 годов, Россия может столкнуться с падением добычи нефти на уровне 5−7% в год. Поэтому не надо бояться сланцевой нефти в США, надо о своей беспокоиться.

— Очевидно, что США не станет крупнейшим экспортером нефти, и даже если замыслы по разработке сланцевой нефти осуществятся, то это не поставит Северную Америку в один ряд с Саудовской Аравией, Россией и Ираком, — говорит известный экономист Сергей Жаворонков. — Но влияние на мировой рынок это окажет, поэтому нисходящая тенденция цен на нефть может быть характерна для второго десятилетия нового века, так же, как и для первого десятилетия была характерна восходящая. К тому же, рынок нефти существует на основе доллара, и до тех пор, пока не будет разрешен кризис государственного долга США, ситуация с ценами на нефть будет нестабильной — в любое время можно ожидать схлопывания пузыря на рынке.

«СП»: — Значит, цена нефти в любой момент может обрушиться?

— Но только до определенного уровня, думаю, не критичного. Дело в том, что сейчас в мире напечатано огромное количество долларов, которые являются «навесом» над рынком. Стоимость реального количества нефти в разы меньше общей стоимости производных бумаг — фьючерсов, в виде которых она торгуется на рынке, и в случае краха доллара ее цена упадет до этой реальной стоимости, не больше. Потому что в любой кризис нефть сама по себе является неплохой резервной валютой. В отличие от золота, она не является предметом роскоши, зато в условиях современного общества нефть является фактически предметом первой необходимости. Кроме того, она высоколиквидна, то есть, ее всегда можно быстро продать и купить. Нужно только позаботиться, чтобы у России этой «резервной валюты» было в достатке. А вот с этим уже возникают проблемы.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
 Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Андрей Дмитриев

Сопредседатель партии «Другая Россия»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня