Экономика
14 июля 2013 07:32

Рублевая вертикаль Путина

Президент переводит все финансы под контроль Кремля

15983

Перед уходом на каникулы Совет Федерации одобрил принятый Госдумой в третьем чтении законопроект, согласно которому под руководство Банка России теперь отдаются все финансовые организации России, тем самым превратив его в так называемый финансовый мегарегулятор. До этого полномочия Центробанка ограничивались лишь рамками банковской системы страны, теперь же он получит функции, принадлежащие ранее Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР), а сама она превратится в обычное подразделение внутри Банка России.

В итоге, с 1 сентября нынешнего года, когда вступит в силу новый закон, ЦБ будет осуществлять контроль и надзор в сфере финансовых рынков, в том числе страховой, микрофинансовой деятельности, кредитной кооперации, деятельность рейтинговых агентств и агентств по инвестированию средств пенсионных накоплений. Закон предусматривает также изменения внутри Центробанка: срок полномочий его председателя — Эльвиры Набиуллиной, увеличивается на год и теперь составляет 5 лет, а в совете директоров будут заседать 15 человек вместо прежних 13. Законопроект также предусматривает создание на постоянной основе комитета финансового надзора, через который ЦБ будет реализовать свои полномочия в сфере финансовых рынков.

Напомним, Центральный банк занимает особое место в системе власти — это независимый орган, не подчиняющийся ни президенту, ни правительству, поэтому здесь очень важно, кто стоит во главе мегарегулятора. В ближайшие пять лет это будет бывший министр экономики и помощник президента Набиуллина, про «независимость» которой от Кремля даже речи не идет.

Кроме того, Набиуллина никогда не занималась монетарной политикой, а одна из главных функций ЦБ — денежная эмиссия. Кроме того, Банк России отвечает за проведение кредитно-денежной политики, сдерживает инфляцию, отвечает за валютный курс, надзирает за деятельностью коммерческих банков, управляет золотовалютными резервами и устанавливает правила бухучета для банков. И как будет заниматься всем этим, включая управление финансовыми рынками, Эльвира Набиуллина, которая ни разу в жизни даже обычным коммерческим банком, не говоря уже о рыночной компании, не управляла — остается только догадываться.

Создание мегамонстра

Процесс создания финансового мегарегулятора запустил президент Владимир Путин еще в октябре прошедшего года, когда на инвестиционном форуме «ВТБ Капитала» президент глава государства призвал госчиновников и участников финансового рынка России «поторопиться» с его созданием. Как заявил на это тогда еще первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев «объективную обусловленность объединенного ведомства показывает глобальная практика». Дескать, сейчас «во многих странах идет сближение функций органов денежно-кредитной политики с поддержкой финансовой стабильности и надзором». Но на самом деле это не совсем так.

Конечно, некоторые страны стремятся создать мегарегулятор, например, о подобном желании в прошлом году объявил министр финансов Зимбабве Тендай Бити. Ему, как и Улюкаеву, тоже понравилась идея «единого надзирателя» за банковским, страховым и инвестиционным сектором. А, к примеру, в Великобритании, которая была «пионером» в создании мегарегулятора, наоборот, происходит фундаментальная реформа финансового регулирования: упразднение единого мегарегулятора финансового рынка FSA и передача большей части его функций Центробанку.

Действительно, за десятилетний срок существования FSA, эта британская модель стала популярной во многих странах мира: более 30 стран, развитых и развивающихся, сделали похожие надзорные структуры. Среди них Япония, Австрия, Швеция, Южная Корея. Однако теперь сами британцы признали опыт мегарегулирования финансового рынка страны неудачным — особенно плохо он себя проявил в кризисные годы. Поэтому нужно ожидать, что вскоре за Великобританией последуют и другие страны, которые взяли с нее пример, и тоже расформируют свои мегарегуляторы. Россия же, как всегда, торопится сесть в последний вагон уходящего поезда, как и в случае с ВТО. Власти считают, что весь финансовый надзор должен быть под одной крышей, и желательно центробанковской — она меньше «протекает».

"Плохо то, что с надзором в Центробанке и так имеются проблемы, — считает экономист из Государственного университета управления Олег Акимов. — А тут на него свалят еще вагон и маленькую тележку организаций, за которые Центробанк также станет отвечать, без каких-либо серьезных оснований. Сдались ему эти темные страховщики, изворотливые брокеры, несчастные регистраторы и прочие организации. Надзор за подобными участниками финансового рынка со стороны Банка России просто угробит этот сегмент финансового рынка, оставив пару-тройку крупных небанковских организаций и несколько сотен банков".

Министр финансов Антон Силуанов и глава ФСФР Дмитрий Панкин поддержали идею создания мегарегулятора, и только один бывший министр экономического развития Андрей Белоусов настороженно отнесся к этому варианту, указав на проблему «конфликта интересов» в ЦБ — из-за необходимости активно работать на финансовом рынке и одновременно его же регулировать. Впрочем, он не одинок — такое же мнение разделяют и участники финансового рынка страны.

«Надо ли создавать мегарегулятор сегодня? Ответ, судя по тому, как проходил процесс перехода на эту модель регулирования в других странах, отрицательный, — полагает первый вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев. — Создавать мегарегулятор в России „большевистскими темпами“ нецелесообразно в силу ряда причин. Во-первых, в переходный период с высокой степенью вероятности проявится организационная неразбериха, что в условиях еще не закончившегося глобального финансового кризиса может иметь отрицательные последствия для устойчивости российской экономики. Во-вторых, эффективность мегарегулятора в значительной степени определяется тем, насколько налаженной является координация действий регулирующих органов и как решаются проблемы „конфликта интересов“ различных ведомств». В России также нужно сначала создать все предпосылки для внедрения мегарегулирования, и лишь затем ставить вопрос о придании ему конкретной организационной формы, считает Хандруев.

Блондинка за рулем

Больше всего претензий у мегарегулятору, насколько можно понять, у участников финансового рынка страны. «СП» обратилась за разъяснениями к одному из них — управляющему активами на фондовом рынке Юрию Чеботареву.

— Тут важно даже не создание самого мегарегулятора, а фигура того, кто будет его возглавлять в ближайшие годы — главы Центрального банка Эльвиры Набиуллионой. Которая занимала должность министра экономики, потом советника президента по экономическим вопросам, и вдруг стала главой финансового регулятора. Если посмотреть на работу Набиуллиной на прежних постах, то ее характерная особенность видится очень простой — это политически ориентированный руководитель. Поэтому, по моему мн5ению, назначение ее на должность главы Центрального банка — чисто политическое решение Путина. Скорее всего, это делается для того, чтобы ЦБ находился в фарватере политических решений Кремля, и Набиуллина для этого очень хорошо подходит. В отличие от того же прежнего главы ЦБ Сергея Игнатьева, она будет безукоризненно выполнять те инструкции, которые станут приходить сверху.

«СП»: — И именно это больше всего пугает игроков финансового рынка?

— Многие рыночники были озадачены этим решением Путина, хотя Владимир Владимирович сказал, что фигура Набиуллиной всем понравится. Причина в том, что председатель Центрального банка — это должна быть в первую очередь фигура очень креативная, со своими взглядами, имеющая позитивный опыт работы в финансовой сфере, причем — практический, а не теоретический. Набиуллина же, в этом отношении, человек для рыночников абсолютно непонятный, у которого нет за спиной никакого банковского и рыночного опыта принятия решений, поэтому ее воспринимают как варяга, который непонятно что будет делать в текущей, а тем более в кризисной ситуации.

«СП»: — Это, так называемый синдром «блондинки за рулем», когда водители не понимают, куда она может поехать?

Ну да, что-то похожее. Кроме того, когда новый руководитель приходит на такую очень ответственную должность, он как правило излагает публично свою концепцию политики, которую будет проводить. А Набиуллина — это «кот в мешке», после вступления в должность она не сделала никаких внятных заявлений в отношении монетарной политики, которую она будет проводить на посту главы Центрального банка и впоследствии — мегарегулятора. Естественно, это настораживает всех игроков рынка, и они начинают думать, что им делать дальше — выводить активы за рубеж или вкладывать в Россию.

«СП»: — А в случае кризиса неясно, сможет ли она справиться с такой огромной, и совершенно неизвестной ей финансовой системой страны?

— И это тоже имеет значение, потому что ситуация в мире сейчас напряженная, кризис так и не продолен, и рано или поздно будет вторая его волна. А Россия — это такой большой нефтяной фьючерс, производный финансовый инструмент от мировой стоимости нефти на рынке. Стоит завтра упасть цене нефти — государственный бюджет рухнет, рубль обрушится, и в этой ситуации многое будет зависеть от действий мегарегулятора, и от того, кто его возглавляет. От того, насколько глава Центрального банка будет способен удержать финансовую систему на плаву, и «ручное управление» из Кремля здесь Набиуллиной уже не поможет. Потому что и в Кремле сейчас нет никого, кто смог бы справиться с этой мегазадачей, а лучшие российские финансисты, если они не находятся за рубежом — работают на зарубежные компании и банки, то задвинуты далеко в угол отечественной экономики. А нынешняя экономическая власть просто не способна решить структурные проблемы России, вот такая ситуация получается…

Фото ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Георгий Поляков

Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный публицист, постоянный член Изборского клуба

Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Александр Сегал

Политконсультант, кандидат философских наук

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня