Экономика

Двойной банковский стандарт

Российская элита осознала, что в ряды западного истеблишмента ее не принимают

  
10298

Как сообщил министр финансов Антон Силуанов, Россия стремится создать собственную систему об обмене налоговой информацией с иностранными банками, аналогичную американской FATCA. Если соответствующий закон, проект которого сейчас готовит Минфин, вступит в силу, то зарубежные кредитные организации должны будут предоставлять информацию о наличии счетов всех российских граждан и организаций напрямую налоговой службе Российской Федерации. Предполагается, что уже до конца этой весенней сессии законопроект может быть принят Госдумой.

Как утверждают эксперты, эта, выглядящая как антикорупционная, мера на самом деле является реакцией на то, что наши банки, корпорации и политическая элита так и не смогли интегрироваться в западный мир. И потому на фоне санкций, дополнительно подчеркнувших, что с Россией ни Америка, ни Евросоюз не хотят работать в рамках общих, равных для всех, правил, Кремлю остается лишь стимулировать российский капитал работать преимущественно на нашем внутреннем рынке. Годы уговоров вернуть деньги из офшоров не помогли, и теперь правительство готовит жесткие меры.

Формально готовящийся законопроект нацелен на то, чтобы позволить российским банкам избежать жестких американских санкций с лета этого года. Так, американское законодательство обязывает банки и финансовые организации по всему миру информировать Службу внутренних доходов США (IRS) обо всех счетах американских резидентов. Даже швейцарским банкирам пришлось нарушить из-за этого свои вековые традиции хранения банковской тайны.

Если какая-либо финансовая организация до 1 июля этого года не подпишет соглашение с IRS, с нее будет взиматься налог по ставке 30% от всех операций в пользу американской казны. Этот налог будут начислять даже на доходы от продажи ценных бумаг и всех транзитных платежей.

Однако действующее российское законодательство позволяет отечественным кредитным организациям передавать данные без согласия клиентов очень ограниченному кругу структур, и зарубежные мытари в него не входят. На переговорах со Службой внутренних доходов США Россия практически договорилась о схеме работы, по которой российские банки предоставляли бы информацию о счетах американских резидентов российской налоговой службе, а уже она раскрывала бы эти данные IRS.

После крымского референдума американская сторона фактически свернула переговоры, а на своем сайте опубликовала список стран, с которыми планирует подписать соглашение по FATCA в ближайшее время. России нет в этом списке.

Поскольку США намеренно уклоняются от диалога с нашими государственными структурами, этот диалог придется выстраивать самим кредитным организациям. Но для этого им пришлось бы нарушить российские законы о банковской тайне и персональных данных, а также некоторые положения Гражданского кодекса. Законопроект, о котором сообщил прессе Силуанов, как раз отменяет те положения, которые препятствуют нашим финансовым организациям «сдавать» американских налогоплательщиков напрямую правительству США.

Внешне получается некая игра в поддавки — американцы, топнув ножкой, обошли на вираже наши госорганы, а те лишь изменили в ответ правила игры так, чтобы официально закрепить навязанное Вашингтоном видение, скажем прямо, неравноправных отношений.

Присутствующая в минфиновском документе симметричная поправка о том, что все иностранные финансовые структуры должны будут в обязательном порядке раскрывать нашему правительству информацию обо всех счетах российских налогоплательщиков, вроде бы призвана уравновесить позиции Москвы и Вашингтона на мировых финансовых площадках. И даже извлечь из предлагаемых нам зарубежными партнерами обстоятельств потенциально значительную пользу в борьбе с незаконным выводом капиталов, включая коррупционные схемы и уклонение от налогов через офшорные операции.

Только вот возможности реализовать формально заявляемое равенство за пределами национальных территорий у США и России сильно отличаются. Америка завязала на себя огромную долю мировых финансовых транзакций — пользуясь как статусом эмитента доллара, так и через масштабное присутствие на европейском и азиатском финансовом рынках. А Россия там пока расположилась в положении второстепенного гостя, и уж никак не хозяина.

А если не получится иностранные банки принудить к передаче нашим налоговикам информации о российских резидентах, то и с коррупцией, и уклонением от налогов бороться не получится? Или можно попытаться стать хозяином хотя бы на своем внутреннем рынке финансовых услуг?

— Технологически выставить такое условие иностранным банкам вполне возможно, однако в реальности выполнять его будут, скорее всего, только структуры, присутствующие на российском рынке через своих «дочек», — комментирует руководитель направления денежно-кредитной политики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Олег Солнцев.

— При этом есть риск, что некоторым зарубежным банкам покажется проще закрыть свои операции здесь, нежели приспосабливаться к новым правилам. Однако это не очень страшно. Сегодня иностранные кредитные организации играют на нашем финансовом рынке роль специй в блюде — они не являются собственно едой, но вкус улучшают. Они создают у нас более конкурентную среду — через продвижение новых продуктов, формирование новых сегментов рынков. Но на какую-то системообразующую роль зарубежные организации еще не претендуют. Если считать по размеру активов, то доля иностранцев пока колеблется в пределах 12%. Это говорит о том, что даже полный уход части западных «дочек» с нашего рынка не приведет к шоковым последствиям. Поэтому ощутимого вреда от возможной негативной реакции не будет.

Но в силу этого не очень значительного присутствия иностранных банков у нас, мы и не располагаем большими возможностями принудить их к исполнению российского законодательства. Поэтому потенциально положительная инициатива Минфина произведет лишь ограниченный эффект. Конечно, контролирование любых банковских транзакций, содержащих признаки ухода от налогообложения, полезно для обнаружения злоупотреблений офшорными операциями, случаев «отмывания» незаконно приобретенных денежных средств, включая взятки. Поэтому инициатива хороша, но лишь прочно и надолго укоренившиеся у нас структуры, вроде Unicreditbank, пойдут нашим налоговикам навстречу.

— Формально Россия этой инициативой поддержала американские санкции. Ведь Вашингтон объявил, что будет искать повсюду на Западе деньги наших чиновников в рамках углубленных антикоррупционных расследований. Однако на деле Минфин решает другую задачу — вернуть на родину капиталы наших организаций и граждан, заставить их работать исключительно на российском рынке, — анализирует руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

— Борьба с офшорами и выводом капитала с целью заставить инвесторов придти в нашу экономику на протяжении двух лет беспрерывных уговоров показала свою неэффективность, отток капиталов продолжается. И в этом году, только по официальным прогнозам, он превысит 100 миллиардов долларов. Стало быть, нужны более жесткие меры. И сегодня их приходится изобретать в контексте идущего, в том числе на финансовых рынках, противостояния с Соединенными Штатами.

За время «битвы за Украину» отношения России и Запада стали очень сложными. Наши элиты понимают, что ни Америка, ни Евросоюз не собираются играть с Россией на равных. Эту агрессию во многом вызвало рождение Таможенного Союза, который может стать альтернативным Евросоюзу мощным центром интеграции. Одной этой, пока еще отдаленной потенциальной угрозы, оказалось достаточно, чтобы привести Запад в ярость.

Да, Россия не искала этот конфликт, но он был неминуем. США и Евросоюз начали готовиться к нему давно, намного раньше, чем российские элиты осознали, что вписаться в западные правящие круги им не удастся. Сейчас в Канаде журналисты печатают материалы о том, что еще в 1990 годы западные правительства давали указания своим финансовым и экономическим экспертам снабжать Россию заведомо плохими советами, чтобы не допустить возрождение нашей экономики.

Уже тогда Запад хорошо понимал, что с Россией в будущем неизбежно придется иметь дело, как с сильным игроком на мировой арене. Российские компании за это время убедились, что свободного доступа к западным активам они так и не получили. И сегодня возникла реакция на это ситуацию. В этом отношении данный законопроект Минфина — это некий символический жест, означающий, что мы закрываем свой рынок и свои активы от тех, кто не пустил нас к себе.

Пока этот жест носит в основном демонстративный характер, поскольку западные банки не имеют большой финансовой зависимости от наших властей, и даже те из них, кто работает через дочерние структуры в России, полностью раскрывать информацию о наших резидентах нашему правительству, я думаю, не будут. Поэтому в качестве инструмента по борьбе с коррупционерами или выявлению неправедно нажитых капиталов криминальных кругов эта инициатива не будет эффективной.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня