Экономика
8 мая 2014 12:14

Деревянный баррель

Россия ничего не выиграет от того, что станет продавать свои нефть и газ за рубли

9629

Накануне праздников первый вице-премьер Игорь Шувалов провел совещание с главными экспортерами, на котором обсуждались подходы к использованию рубля в экспортных операциях российских госкомпаний c иностранными контрагентами. Как пишет «Коммерсант», ссылаясь на свои источники, знакомые с ходом совещания, там присутствовали представители Минфина, Минэкономики и Центробанка, финансовые руководители госкомпаний — экспортеров — «Роснефти», «Газпрома» и «Транснефти», а также Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка. По итогам совещания, Минфину и Минэкономики поручено к 14 мая «проработать» вопрос увеличения расчетов за экспорт в рублях, Центробанку — оценить риски этого, а госкомпаниям и госбанкам — подготовить своих западных партнеров к такому шагу.

Идея продавать за рубли российские экспортные товары, прежде всего нефть и газ, появилась не вчера — она давно обсуждалась в увязке с созданием международного финансового центра и российской биржи энергоносителей. Вот только ни международного финансового центра, ни нефтяной биржи у нас до сих пор так и не появилось. А российский сорт нефти РЕБКО, разработанный отечественными экспертами, так и не продается.

Дело в том, что все это было спровоцировано кризисом 2008−2009 годов, а после того как ситуация стабилизировалась, активное обсуждение тем само собой прекратилось. Поскольку ярко проявились очевидные проблемы — нестабильность рублевого курса и нежелание компаний менять систему расчетов. Но вот теперь, после санкций Запада против России из-за ситуации на Украине, об идее «суверенной финансовой системы» говорят снова. Глава внешнего торгового банка — ВТБ Андрей Костин предложил постепенно переходить на рублевые расчеты в экспортных контрактах, начав с «Роснефти», «Газпрома» и поставок военной продукции. ВТБ готов финансировать все организационные процессы этого перехода.

Ажиотажа добавило и заявление финансового директора госкомпании «Транснефть» Петра Лазарева, который объявил, что они хоть сейчас готовы перейти на расчеты в рублях с Китаем. Речь идет о поставках 6 млн тонн нефти в год по контракту до 2029 года. Правда, в основе такой уверенности финдиректора лежит рублевый кредит, который Китай предоставил «Транснефти» в уплату за сырье.

Представители «Газпрома» заявили, что «прорабатывают этот вопрос», а «Роснефть» от комментариев отказалась. Как говорят источники «Коммерсанта» в нефтекомпаниях, им пока «абсолютно неясно, как перейти на рубли». «Мы-то готовы принимать рубли, если будет такое решение, но есть большие сомнения, готов ли в них кто-то платить», — говорит один из них.

Впрочем, ранее гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков говорил, что компания обсуждала с контрагентами возможность перехода с доллара на евро, и практически все контрагенты подтвердили готовность это сделать.

По мнению присутствовавшего на совещании замглавы Минфина Алексея Моисеева, сейчас «можно и нужно увеличить объемы расчетов в рублях, но при этом категорически отказываться, допустим, с 1 января 2015 года от расчетов в других валютах, конечно, нельзя». «Здесь вопрос в издержках, которые возникают для участников экономической деятельности, и в готовности нашей банковской системы», — заявил «Коммерсанту» другой участник совещания, и добавил, что обсуждение этого вопроса пока носит «чисто гипотетический характер».

Между тем представитель секретариата Шувалова пояснил, что никто не собирается, даже в случае с госкомпаниями, заставлять их переходить на расчеты в рублях. По его словам, постепенный рост рублевых расчетов всегда был приоритетом, а текущая обстановка просто создает хорошую возможность «начать более организованный процесс».

Организованный процесс — это, конечно, хорошо. И понятно, когда вице-премьер, полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, завершивший в прошлую среду трехдневный визит в КНДР, предложил России и Северной Корее перейти на взаимные расчеты в рублях. Потому что сейчас все расчеты в евро и долларах с опальной республикой блокированы США и Евросоюзом. Понятно когда Иран, находясь в изоляции, вынужден продавать нефть в обмен на продовольствие. Но зачем экспортерам России переходить на свой «деревянный», если их никто не прижимает?

Об этом «СП» спросила Сергея Жаворонкова.

— Считаю этот вопрос второстепенным, и не особо важным. Важно, чтобы наше сырье продавалось на мировом рынке за любую свободно конвертируемую валюту — хоть за рубли, хоть за тугрики. Главное, чтобы это было не в юанях — при всех своих достоинствах, он не является свободно конвертируемой валютой. Кстати, поэтому все разговоры о том, что юань сменит доллар в качестве мировой резервной валюты, пока бессмысленны.

«СП»: — Мы выиграем от того, что наши экспортеры будут продавать свое сырье за национальную валюту?

— Ну, хорошо, пускай они будут продавать нефть и газ европейцам за рубли. Те будут обменивать свои евро на рубли по курсу, чтобы купить у нас сырье. Но нам то, что это даст? Приведу простой пример: вы собираетесь покупать машину на рынке, а продавец говорит, что готов продать ее только за евро. И вы спокойно идете в обменник, и меняете ваши рубли на евро по курсу. В результате вы ничего не проигрываете, и продавец не выигрывает ничего, кроме удобства. То есть, ему уже не нужно идти в тот же обменник, и менять рубли на евро — за него это сделали вы. Вот и вся выгода.

«СП»: — Почему же тогда наши власти на протяжении последних лет говорят о том, что нам надо продавать свои нефть и газ за рубли?

— Не понимаю. Нам же никто не запрещал продавать нефть в долларах на мировом рынке, как Ирану, и запрещать не собирается. И вообще, какая разница, в какой валюте она продается. Здесь, мне кажется, мы имеем дело с неким фетишем чиновников.

«СП»: — Однако замглавы Минфина говорит, что нам надо увеличивать расчеты в рублях…

— Понимаете, замминистру финансов гораздо труднее было бы рассуждать о том, например, какой в этом году будет спад по налогу на прибыль — в прошлом он был 20%. Или каким будет отток капитала — это все неприятные вопросы. А вот рассказывать про расчеты в рублях — это хорошая тема, и можно часами о ней говорить. Так что нет ничего удивительного в том, что замминистра рассуждает на эту тему, да и не он один.

«СП»: — Допустим, сейчас мы скажем европейцам, что будем продавать свои нефть и газ только за рубли. Они будут покупать?

— Конечно, почему нет? Думаю, что никаких проблем здесь у покупателей не возникнет — сначала купят у нас рубли, на которые потом купят газ и нефть. Будет ли нам от этого выгода? Никакой. Если курс рубля рыночный, то никто от этого ничего не выиграет.

Впрочем, с реакцией импортёров не все так однозначно.

— Давайте посмотрим на это с точки зрения европейцев, — говорит непосредственный участник рынка, управляющий активами инвесткомпании Chebotarev Lab Юрий Чеботарев. —  Они обратятся к истории, и вспомнят, что был такой глава Ливии полковник Муаммар Каддафи, который первым предложил идею продавать нефть не за доллары. В конце 1970-х годов, когда американцы прижали полковника за террористическую деятельность, он заявил, что у него счета в банках лежат в фунтах стерлингов, и он будет продавать ливийскую нефть только за эту валюту. Ему сказали, нет проблем, но кто будет оплачивать издержки покупателей — спрэд между ценой и покупкой? Каддафи сказал, что будет оплачивать сам, но прошло пару лет, и он понял, что издержки валютной разницы встают ему слишком дорого, и объявил, что Ливия снова будет продавать нефть за доллары.

«СП»: — Почему именно доллар, а не фунт стерлингов, не франк стал единицей расчета за нефть на мировом рынке?

— Потому что после Второй мировой войны большая часть мирового золота из обескровленных европейских стран оказалась в Форт-Ноксе в США, и американцы заявили на международной конференции в Бреттон-Вудсе, что все мировые расчеты будут основываться на долларе, как самой обеспеченной золотым запасом валюте. И хотя сейчас запасы золотого обеспечения американского доллара под большим сомнением, но он все равно остается мировой расчетной единицей стоимости. Всем странам это выгодно и они не собираются ничего менять в мировой финансовой системе. И России не дано поменять этот мировой порядок расчетов.

«СП»: — Ну а почему Россия не сможет изменить эту мировую систему расчетов?

— Потому, что когда вы ведете расчеты на мировом рынке, у вас должна быть какая-то точка опоры. Существующая точка опоры на доллар — мера цены в мире, всем удобна, и никто не будет от нее отказываться ради рублей. Это точно так же, как в математике есть понятие «ноль», оно абсолютно формальное, но необходимо всем в качестве точки отсчета. Так же точно необходим американский доллар в мировых расчетах. И то, что наши министры не понимают этого, говорит лишь об их полной финансовой безграмотности.

Было время, когда Россия могла бы переломить ситуацию, и начать продавать свою нефть за рубли. Когда появился российский сорт нефти РЕБКО, и даже Нью-Йоркская биржа готова была вложить 5 млрд долларов в то, чтобы обеспечить клиринг (систему рублевых расчетов) для покупателей. Но тогда, тот же самый глава ВТБ Андрей Костиков, который сейчас говорит о переходе к торговле нефтью за рубли, вместе с тогдашним вице-премьером Виктором Зубковым и прежним губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко зарубили этот проект. А сейчас поезд ушел, и вспоминать об это поздно.

Фото: ИТАР-ТАСС

Последние новости
Цитаты
Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня