Экономика
8 мая 2014 12:14

Деревянный баррель

Россия ничего не выиграет от того, что станет продавать свои нефть и газ за рубли

9629

Накануне праздников первый вице-премьер Игорь Шувалов провел совещание с главными экспортерами, на котором обсуждались подходы к использованию рубля в экспортных операциях российских госкомпаний c иностранными контрагентами. Как пишет «Коммерсант», ссылаясь на свои источники, знакомые с ходом совещания, там присутствовали представители Минфина, Минэкономики и Центробанка, финансовые руководители госкомпаний — экспортеров — «Роснефти», «Газпрома» и «Транснефти», а также Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка. По итогам совещания, Минфину и Минэкономики поручено к 14 мая «проработать» вопрос увеличения расчетов за экспорт в рублях, Центробанку — оценить риски этого, а госкомпаниям и госбанкам — подготовить своих западных партнеров к такому шагу.

Идея продавать за рубли российские экспортные товары, прежде всего нефть и газ, появилась не вчера — она давно обсуждалась в увязке с созданием международного финансового центра и российской биржи энергоносителей. Вот только ни международного финансового центра, ни нефтяной биржи у нас до сих пор так и не появилось. А российский сорт нефти РЕБКО, разработанный отечественными экспертами, так и не продается.

Дело в том, что все это было спровоцировано кризисом 2008−2009 годов, а после того как ситуация стабилизировалась, активное обсуждение тем само собой прекратилось. Поскольку ярко проявились очевидные проблемы — нестабильность рублевого курса и нежелание компаний менять систему расчетов. Но вот теперь, после санкций Запада против России из-за ситуации на Украине, об идее «суверенной финансовой системы» говорят снова. Глава внешнего торгового банка — ВТБ Андрей Костин предложил постепенно переходить на рублевые расчеты в экспортных контрактах, начав с «Роснефти», «Газпрома» и поставок военной продукции. ВТБ готов финансировать все организационные процессы этого перехода.

Ажиотажа добавило и заявление финансового директора госкомпании «Транснефть» Петра Лазарева, который объявил, что они хоть сейчас готовы перейти на расчеты в рублях с Китаем. Речь идет о поставках 6 млн тонн нефти в год по контракту до 2029 года. Правда, в основе такой уверенности финдиректора лежит рублевый кредит, который Китай предоставил «Транснефти» в уплату за сырье.

Представители «Газпрома» заявили, что «прорабатывают этот вопрос», а «Роснефть» от комментариев отказалась. Как говорят источники «Коммерсанта» в нефтекомпаниях, им пока «абсолютно неясно, как перейти на рубли». «Мы-то готовы принимать рубли, если будет такое решение, но есть большие сомнения, готов ли в них кто-то платить», — говорит один из них.

Впрочем, ранее гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков говорил, что компания обсуждала с контрагентами возможность перехода с доллара на евро, и практически все контрагенты подтвердили готовность это сделать.

По мнению присутствовавшего на совещании замглавы Минфина Алексея Моисеева, сейчас «можно и нужно увеличить объемы расчетов в рублях, но при этом категорически отказываться, допустим, с 1 января 2015 года от расчетов в других валютах, конечно, нельзя». «Здесь вопрос в издержках, которые возникают для участников экономической деятельности, и в готовности нашей банковской системы», — заявил «Коммерсанту» другой участник совещания, и добавил, что обсуждение этого вопроса пока носит «чисто гипотетический характер».

Между тем представитель секретариата Шувалова пояснил, что никто не собирается, даже в случае с госкомпаниями, заставлять их переходить на расчеты в рублях. По его словам, постепенный рост рублевых расчетов всегда был приоритетом, а текущая обстановка просто создает хорошую возможность «начать более организованный процесс».

Организованный процесс — это, конечно, хорошо. И понятно, когда вице-премьер, полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, завершивший в прошлую среду трехдневный визит в КНДР, предложил России и Северной Корее перейти на взаимные расчеты в рублях. Потому что сейчас все расчеты в евро и долларах с опальной республикой блокированы США и Евросоюзом. Понятно когда Иран, находясь в изоляции, вынужден продавать нефть в обмен на продовольствие. Но зачем экспортерам России переходить на свой «деревянный», если их никто не прижимает?

Об этом «СП» спросила Сергея Жаворонкова.

— Считаю этот вопрос второстепенным, и не особо важным. Важно, чтобы наше сырье продавалось на мировом рынке за любую свободно конвертируемую валюту — хоть за рубли, хоть за тугрики. Главное, чтобы это было не в юанях — при всех своих достоинствах, он не является свободно конвертируемой валютой. Кстати, поэтому все разговоры о том, что юань сменит доллар в качестве мировой резервной валюты, пока бессмысленны.

«СП»: — Мы выиграем от того, что наши экспортеры будут продавать свое сырье за национальную валюту?

— Ну, хорошо, пускай они будут продавать нефть и газ европейцам за рубли. Те будут обменивать свои евро на рубли по курсу, чтобы купить у нас сырье. Но нам то, что это даст? Приведу простой пример: вы собираетесь покупать машину на рынке, а продавец говорит, что готов продать ее только за евро. И вы спокойно идете в обменник, и меняете ваши рубли на евро по курсу. В результате вы ничего не проигрываете, и продавец не выигрывает ничего, кроме удобства. То есть, ему уже не нужно идти в тот же обменник, и менять рубли на евро — за него это сделали вы. Вот и вся выгода.

«СП»: — Почему же тогда наши власти на протяжении последних лет говорят о том, что нам надо продавать свои нефть и газ за рубли?

— Не понимаю. Нам же никто не запрещал продавать нефть в долларах на мировом рынке, как Ирану, и запрещать не собирается. И вообще, какая разница, в какой валюте она продается. Здесь, мне кажется, мы имеем дело с неким фетишем чиновников.

«СП»: — Однако замглавы Минфина говорит, что нам надо увеличивать расчеты в рублях…

— Понимаете, замминистру финансов гораздо труднее было бы рассуждать о том, например, какой в этом году будет спад по налогу на прибыль — в прошлом он был 20%. Или каким будет отток капитала — это все неприятные вопросы. А вот рассказывать про расчеты в рублях — это хорошая тема, и можно часами о ней говорить. Так что нет ничего удивительного в том, что замминистра рассуждает на эту тему, да и не он один.

«СП»: — Допустим, сейчас мы скажем европейцам, что будем продавать свои нефть и газ только за рубли. Они будут покупать?

— Конечно, почему нет? Думаю, что никаких проблем здесь у покупателей не возникнет — сначала купят у нас рубли, на которые потом купят газ и нефть. Будет ли нам от этого выгода? Никакой. Если курс рубля рыночный, то никто от этого ничего не выиграет.

Впрочем, с реакцией импортёров не все так однозначно.

— Давайте посмотрим на это с точки зрения европейцев, — говорит непосредственный участник рынка, управляющий активами инвесткомпании Chebotarev Lab Юрий Чеботарев. —  Они обратятся к истории, и вспомнят, что был такой глава Ливии полковник Муаммар Каддафи, который первым предложил идею продавать нефть не за доллары. В конце 1970-х годов, когда американцы прижали полковника за террористическую деятельность, он заявил, что у него счета в банках лежат в фунтах стерлингов, и он будет продавать ливийскую нефть только за эту валюту. Ему сказали, нет проблем, но кто будет оплачивать издержки покупателей — спрэд между ценой и покупкой? Каддафи сказал, что будет оплачивать сам, но прошло пару лет, и он понял, что издержки валютной разницы встают ему слишком дорого, и объявил, что Ливия снова будет продавать нефть за доллары.

«СП»: — Почему именно доллар, а не фунт стерлингов, не франк стал единицей расчета за нефть на мировом рынке?

— Потому что после Второй мировой войны большая часть мирового золота из обескровленных европейских стран оказалась в Форт-Ноксе в США, и американцы заявили на международной конференции в Бреттон-Вудсе, что все мировые расчеты будут основываться на долларе, как самой обеспеченной золотым запасом валюте. И хотя сейчас запасы золотого обеспечения американского доллара под большим сомнением, но он все равно остается мировой расчетной единицей стоимости. Всем странам это выгодно и они не собираются ничего менять в мировой финансовой системе. И России не дано поменять этот мировой порядок расчетов.

«СП»: — Ну а почему Россия не сможет изменить эту мировую систему расчетов?

— Потому, что когда вы ведете расчеты на мировом рынке, у вас должна быть какая-то точка опоры. Существующая точка опоры на доллар — мера цены в мире, всем удобна, и никто не будет от нее отказываться ради рублей. Это точно так же, как в математике есть понятие «ноль», оно абсолютно формальное, но необходимо всем в качестве точки отсчета. Так же точно необходим американский доллар в мировых расчетах. И то, что наши министры не понимают этого, говорит лишь об их полной финансовой безграмотности.

Было время, когда Россия могла бы переломить ситуацию, и начать продавать свою нефть за рубли. Когда появился российский сорт нефти РЕБКО, и даже Нью-Йоркская биржа готова была вложить 5 млрд долларов в то, чтобы обеспечить клиринг (систему рублевых расчетов) для покупателей. Но тогда, тот же самый глава ВТБ Андрей Костиков, который сейчас говорит о переходе к торговле нефтью за рубли, вместе с тогдашним вице-премьером Виктором Зубковым и прежним губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко зарубили этот проект. А сейчас поезд ушел, и вспоминать об это поздно.

Фото: ИТАР-ТАСС

Последние новости
Цитаты
Юрий Афонин

Заместитель председателя ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы

Андрей Милюк

Политолог

Константин Сивков

Военный эксперт, доктор военных наук

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня