Здоровье / Медицина

Детский омбудсмен о сборах на лечение детей: «Пусть собирают, сами захотели»

Уполномоченный Москвы по правам ребенка и председатель «Альянса врачей» прокомментировали доклад Счетной палаты о детской медицине

4310
Детский омбудсмен о сборах на лечение детей: «Пусть собирают, сами захотели»
Фото: Sergey Voronin/Russian Look/Global Look Press

Счетная палата оценила эффективность расходования средств федерального бюджета в прошлом и позапрошлом годах на цели развития материально-технической базы детских поликлиник, оказывающих первичную медико-санитарную помощь.

Одна из главных проблем — большое количество зданий в аварийном состоянии: на начало 2019 года их было 14%. Каждые четыре из десяти зданий не имели центрального отопления. Практически в каждом третьем отсутствовал водопровод, а в каждом втором — горячее водоснабжение. Решению проблемы, по мнению аудитора, мешают длительные конкурсные процедуры, продолжительность разработки технических заданий и проектно-сметных документаций. То есть все то, что характерно для реализации большинства нацпроектов в России.

Но проблемы есть не только в оснащении учреждений. Отдельно аудитор обращает внимание, что доступность медицинских услуг, которая пока не соответствует требуемому уровню. Главная причина низкого уровня медпомощи детям — это недостаток квалифицированных медицинских работников. По подсчетам аудитора, более 7% педиатров не имеют необходимой квалификации. И эта проблема общая для всей медицины.

Читайте также
Из-за парты – в Госдуму: В Кремле решили выращивать будущих депутатов в пробирках Из-за парты — в Госдуму: В Кремле решили выращивать будущих депутатов в пробирках В Кремле объявили о старте конкурса «Лидеры России. Политика», 70−80 финалистов обучат и допустят к выборам в Госдуму в 2021 году

— Я не думаю, что в реальности цифра составляет 7%. Может быть и условно 77%. Это проблема не только среди педиатров, а и среди всех врачей. У нас совершенно не выстроена система постдипломного образования. Из-за этого квалификация медиков низкая, — уверена председатель профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева. — Я закончила вуз в 2006-м году, и меня никто никуда не отправлял учиться. Я за свои деньги проходила курсы повышения квалификации, потому что мне хотелось. Никакой организованной программы повышения квалификации и улучшения знаний, умений, навыков нет вообще. Я могу это сказать абсолютно достоверно, я сама из врачебной семьи, вокруг меня все — медики.

Одновременно, как напоминает Анастасия Васильева, существует проблема дефицита кадров. В докладе аудитора о ней тоже говорится. Но у нее есть еще одна сторона, напрямую связанная с низкой квалификацией:

— У нас такой дефицит кадров — если кого-то отправлять на учебу, некому будет работать, — считает председатель профсоюза.

Добавим, что в детской медицине есть и другие проблемы. Одна из них, может, не столь массово распространенная, но для тех, кто с ней сталкивается, ситуация часто выглядит безнадежной. Речь идет о доступности дорогих лекарственных препаратов для сложных детей.

26 февраля в Новгородской области в пользу мамы десятилетней девочки завершился суд, обязав региональный минздрав помочь в лекарственном обеспечении. Теперь ребенок сможет получать жизненно необходимое ей лекарство — «Спинраза». Девочка болеет спинально-мышечной атрофией, и стоимость курса ее лечения составляла 48 млн рублей. Обычно в таких случаях лечение происходит за счет государства. Но нужный именно этому ребенку препарат не входит в федеральный перечень жизненно необходимых и важнейших лекарств.

До того, как был выигран суд, средства на лечение девочки собирали буквально всем регионом: через СМИ, благотворительные концерты, социальные сети.

И новгородская девочка — далеко не единственная, кто не смог бы получить требующееся лечение без ярой борьбы родителей за главные права.

Вот сводка только за этот месяц. Шестнадцатилетней девочке с врожденным пороком сердца всей страной собирали 2,2 млн рублей. Девятимесячной девочке для трансплантации почек собирали 2,9 млн рублей. Шестилетней девочке с повторным раком крови для пересадки костного мозга требовалось 1,6 млн рублей. Четырехлетнему мальчику с несовершенным остеогенезом, «хрустальному ребенку», для установки телескопических стержней в кости ног требовалась операция в Канаде за 2,2 млн рублей. Одиннадцатилетней девочке с патологией сосудов и недоразвитой воротной веной печени для жизненно необходимого лечения в Германии требовалось 1,1 млн рублей. Деньги для всех названных детей собирали через телевидение.

— Люди думают, что государство детей бросает. А это не так. На каждого ребенка ведется протокол лечения. — объясняет уполномоченный по правам ребенка Москвы Ольга Ярославская. — За каждым ребенком есть огромная сумма, которое государство уже выделило, а мы с вами как обыватели эту информацию не получаем.

Читайте также
Чем больше истерика вокруг «желтой чумы», тем лучше доллару Чем больше истерика вокруг «желтой чумы», тем лучше доллару Кому еще выгодна шумиха вокруг коронавируса, последствия которой отразятся на экономике

Чтобы это исправить, Ольга Ярославская предлагает законодательно обязать фонды, собирающие средства для лечения детей, показывать информацию о том, сколько средств уже было потрачено государством на данного конкретного ребенка.

По данным детского омбудсмена, есть несколько случаев, когда родители решаются отказаться от помощи государства и собирают деньги самостоятельно.

— Как пример: собирают на какую-то операцию. Ее предлагают сделать у нас. Но родитель хочет не у нас, а, например, в Германии. В таком случае — собирайте деньги. И это не значит, что государство отказывает в медицинской помощи, — уверена Ольга Ярославская. — Или вот еще пример. Предлагается оплатить для ребенка дорогую «Спинразу». Но в это время в США нашли какое-то новое лекарство, которое в России еще не прошло бюрократические процедуры. А девочке лекарство нужно сейчас. Сумма — 150 млн рублей. Государство не может помочь, потому что в государственных регламентах этого лекарства нет. Родители не хотят получать тот регламентированный препарат, который у нас есть. На это, конечно, есть объективные причины: новую прививку можно сделать однажды, и есть надежда на выздоровление. А «Спинразу» придется делать каждый год. Родителей понять можно. Но государство помочь не может. Собирайте деньги.

Что касается главной проблемы детской медицины, то по мнению омбудсмена — это недостаток профилактики.

— Мы все время начинаем лечить ребенка. А нам надо делать так, чтобы ребенок не заболел. Для этого нужно просвещение родителей по правильному питанию, по здоровому образу жизни, профилактика курения у родителей, популяризация двигательной активности и здоровой семьи. А медицина начинается тогда, когда уже поздно, когда надо лечить, — заключила Ольга Ярославская.

Новости СМИ2
Новости Лентаинформ
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Лев Гудков

Директор "Левада-центра", доктор философии

Евгений Змиев

Руководитель консультационной практики «Управленческие решения деловых проблем»

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня