Открытая студия
4 февраля 2015 16:03

Владимир Рогов: «Украина убита на Майдане, а возрождается в Донбассе»

Сопредседатель Комитета госстроительства Новороссии, лидер «Славянской гвардии» о провале проамериканской политики украинской власти, единстве русского мира, Путине как лидере нации

3486

Анастасия Михайловская: Сегодня гость «Открытой студии» — сопредседатель Комитета государственного строительства Новороссии Владимир Рогов. С ним разговаривать буду я, Анастасия Михайловская.

Владимир, давайте поговорим о технологии Майдана. Кто вообще политтехнолог, кто занимается разработкой?

Владимир Рогов: — Лидерами, однозначно, являются англосаксы. Это США и Великобритания. Они наиболее качественно к этому делу подошли. И работают именно в этом направлении. Я напомню, что сразу после уничтожения Советского Союза у нас появились всевозможные «послы мира», люди, которые предлагали поговорить о чем-то. В задачу этих людей входило не просто общение с людьми, а сбор средств информации на предмет точек сопротивления, проблемных точек. Мы знаем, что не только в обществе, в любой семье есть какая-то проблема. У кого-то вредные привычки, кто-то что-то делает неправильно. В обществе их, естественно, еще больше. Вот, например, на Украине те точки, которые можно было раскачать — это проблема двуязычия, потому что русский язык все время, при том, что являлся и является родным для 82% населения постукраинского пространства, тем не менее не получал должного статуса. Его все время убирали. Это проблема украинского национализма, абсолютно искусственного образования. Потому что украинцы это такой же отдельный народ, как рязанцы, вологодцы, псковцы. Если вы докажите, что это отдельные народы, я соглашусь, что украинцы — это отдельный народ. Это часть русского народа, которая путем внешнего давления, путем пропаганды, подмены понятий и так далее, в конце концов, начала себя осознавать другим народом. Вот организация «Славянская гвардия», которой я руковожу уже более 8 лет, она непосредственно и называлась «Славянской гвардией». Потому что славяне — это градообразующая нация в Европе. Нас больше, чем всех остальных европейских народов вместе взятых. Но тем не менее мы видим, что место славян в Европе и тем более в Евросоюзе, мягко говоря, незавидное. Это чаще всего регионы, которые влачат жалкое существование. Это по сути оккупированные регионы. Хорошо это видно на примере той же Болгарии, которая попала в Евросоюз, и чем это закончилось — потерей почти половина населения.

А.М.: — Атлантическое… господство.

В.Р.: — Да. Естественно, эта роль должна быть более весомой и вот мы развивали отношения не только с Россией, Белоруссией, но и с Польшей, Болгарией, Сербией, Черногорией. То есть всем славянским миром, как таковым. Те, кто думают, те понимают, что на самом деле «разделяй и властвуй», эта та формула, которая четко работает. Мы видим, что Евросоюз загоняет всех под единое крыло, по сути, Германии, и мы видим реализацию нового рейха, Четвертого рейха, экономического, где тем же испанцам или грекам запрещают выращивать оливки…

А.М.: — А при этом Германия подчиняется интересам Америки, как мы видим из современной ситуации.

В.Р.: — Безусловно. Она оккупирована. Я напомню, что крупнейшая военная база находится-то, собственно говоря, в Рамштайне. И она никуда не делась. Мало того, статус американских войск, так и называется — «оккупационные войска».

А.М.: — И какой вы видите нашу возможность борьбы с такой ситуацией?

В.Р.: — Здесь целый комплекс действий, которые необходимы. Надо понимать, что в 99-м году, когда была смена власти, Ельцин под Новый год ушел, и в качестве новогоднего подарка, это без какого-то преувеличения, как оказалось потом, появился Владимир Владимирович Путин в качестве преемника. Тогда по сути на него делала ставку «семья». И тогда они думали, что они дают ярлык во княжение чисто от орды, которая оккупировала Россию. Путин тогда получил абсолютно разоренную страну, и задача, которая перед ним стояла, насколько я понимаю, я не слышал озвучки этой задачи, это демонтаж государства, как такового и далее этот демонтаж должен был закончить генерал Лебедь, который потом внезапно разбился на вертолете. Россия должна была стать безъядерным государством и полностью распластись на осколки, искусственное образование, типа там Сибирской какой-то республики, еще чего-то. То, что смог сделать Путин, в голове не помещается. Потому что ресурса не было, не было никаких возможностей. Я напомню, одним из первых законопроектов тогда были попытки вернуть Центробанк России под государственный контроль. К сожалению, на Руси всегда была привязка только к одному человеку. Это вот наша какая-то историческая память, привычка… Будь там, не знаю, Иван Грозный, Петр Первый, Екатерина Вторая или кто-то еще. Вот опять же, вспомнив Екатерину Вторую, именно она, собственно говоря, присоединила, точнее, воссоединила с Российской империей те земли, на которых сейчас идет борьба за Новороссию. Мой родной город Запорожье тогда он создавался как Александровск. Это была первая крепость, которая заложила основу, линию обороны на юго-западе Руси. После Александровска, в 1770 году заложенный, возник Екатеринослав в честь императрицы. Те же Херсон и Николаево, будущие Одесса, крымские события и так далее, все это было сделано при одном человеке — Екатерине. Поэтому естественно, систему надо улучшать, модернизировать, чтобы не один человек все это тянул на себе. Ну, потому что это просто не то, что большая ответственность или то, что не справится, это слишком большие риски.

А.М.: — И как говорят все патриоты: давайте сейчас всех свергнем, уберем. Государственный переворот. Но это же невозможно в данной ситуации.

В.Р.: — Судя из всей стратегии действий Путина, однозначно, что сейчас будет конституционная реформа. Потому что уже Россия выросла из той смирительной рубашки, в которую ее пытались засунуть. Уже есть возможность ее просто скинуть с себя. И те действия, которые осуществляются, я даже хочу, может, не так о внутриполитическом моменте поговорить, как обратить внимание на то, что происходит во всем мире. Мы видим усиление позиций стран БРИКС. Мы видим, как идет взаимодействие с Бразилией, Индией, Китаем… Мы видим ЕврАзЭС. Но сейчас акцент на БРИКСе. Чем интересно? Буквально намедни было подписано очередное соглашение о развитии Банка БРИКС. По сути, это альтернатива МВФ. МВФ — это оккупационная структура, которая загоняет все страны в такое прокрустово ложе, из которого выбраться невозможно. Мы прекрасно помним, что все страны, которые получали «помощь» от МВФ, они потом рано или поздно становились не просто заложниками, а банкротами и объявляли дефолты. У них есть четкая задача, чтобы не появились никакие ростки конкурентной основы по отношению к американской гегемонии. Я напомню, что вроде МВФ как бы демократическая структура, там все имеют свои квоты. Все платят взносы. Россия причем платит очень немаленькие взносы. И влияют согласно своим взносам и принятым ранее решениям. Так вот интересный момент. Такое государство, как Соединенные Штаты Америки, имеет порядка там 18, если не ошибаюсь, процентов в этих квотах в принятии решений. Но казалось бы, вполне справедливое вроде отношение в плане влияний экономики, гегемонии и так далее. Но есть небольшой нюанс. Все решения в Международной валютном фонде принимаются только 85 и более процентами голосов. То есть соответственно, если США против, то они всегда могут не проголосовать, тем самым наложив вето. Соответственно, весь Международной валютный фонд принимает только те решения, которые принимают США. Естественно, это не отражает нынешних реалий в экономике. Достаточно посмотреть на золотовалютные резервы Китая, России, Бразилии, Индии, других стран. И мы видим, что это немножко не так. И вот я предлагаю посмотреть на события Новороссии в постукраинском пространстве не только с точки зрения борьбы за русский мир и противостояния, и освобождения нашей земли, хотя для нас именно это является первоочередным, и мы, естественно, воюем с нацизмом в прямом смысле, к сожалению, этого слова, и с внешней оккупацией бывшей Украины. Но мы должны понимать, что эта провокация возникла не просто так, а является ответом на попытку России и того же Китая переформатировать несправедливый мир и предложить Штатам честные правила игры, или хотя бы относительно честные правила игры. Мы видим, что американцы уже не могут тянуть лямку мирового господства, гегемонии. Но делают это только путем военной силы. Я хочу обратить внимание, что совсем недавно были проведены военные испытания, по сути, безядерных боеголовок, но все понимают, военные испытания российской ядерной триады. Полетела там и «Булава», и запускались ракеты, и самолеты летали. И все.

А.М.: — И наконец-то все взлетело и выстрелило. То есть провели некую, я думаю, ротацию кадров и убрали именно тех людей, которые мешали.

В.Р.: — Обратите внимание, что это начало четко происходить когда Путин взял опять под свой контроль ВПК, был назначен куратором непосредственно в ручном режиме. Обратите внимание, как изменилась риторика западных экспертов, прежде всего, американских.

А.М.: — Давайте перечислим, кто у нас входит в неоконсерваторы. Это «ястребы», правильно?

В.Р.: — Это «ястребы». Это непосредственно верхушка республиканской партии, чаще всего политически представленная. Но опять же они представлены в демократической партии. То есть по сути это подавляющая часть элиты США. Но там тоже есть свои аккуратные элитные оппозиции. И вот сейчас происходят очень интересные события. Потому что, чем мне нравится Путин, он четко говорит, что мы будем делать. Я не могу давать диагноз России, по той простой причине, что не являюсь гражданином России. Но я вижу, что многие шаги в этом действии предпринимаются.

А.М.: — Ну, вот на примере украинского Майдана. Ведь все начиналось точно так же.

В.Р.: — Технологически абсолютно верно. Да. Все то же самое. Но я думаю, что по отношению к России какая-то изюминка будет применена. Потому что все четко понимают, что русский человек силен своей иррациональностью, поэтому какие-то заготовки с той стороны есть. Мы же должны понимать, что это не то, что там… 10−15 специалистов, которые сидят и всерьез анализируют. Это целый институт. Когда наша организация «Славянская гвардия» совершенно случайно нашла видео с одного круглого стола, который проводил Стратфорд, а это одно из ведущих американских агентств, формально некоммерческая организация, по сути, такое гражданское ЦРУ, куда уходят отставные ЦРУ-шники и занимаются подрывной деятельностью по всему миру: подготовка переворотов, анализом и так далее. И вот еще в 2010 году был круглый стол в Стратфорде. Естественно, на английском языке, где они обсуждали, что в России главная наша задача — не допустить возвращение Путина к власти. И потом объяснялось, почему. Потому что это вызовет рост внутреннего потребления, рост потребления постсоветского пространства, входящего в строящиеся таможенные Евразийские союзы, соответственно, Белоруссии, Казахстана, там, и так далее. И, естественно, сокращение возможности выкачки ресурсов из этих регионов. То есть люди честно обсуждали, что Россия станет менее колониально зависимой, продолжит успешные шаги в борьбе за независимость. Мы выложили этот ролик. Ролик собрал достаточно много просмотров и тут произошло чудо, именно Стратфорд подал на нас иск об авторском праве и потом начали появляться вообще какие-то виртуальные иски. В конце концов наш канал заблокировали. После чего мы достаточно долго его восстанавливали. Но, естественно, все эти ролики уже были сняты с него. Ну, знаете, я был польщен. Потому что тогда, ну, «Славянская гвардия» — это украинская организация тогда была, да. Ну… да, через нее прошло, там, более 5,5 тысяч человек, за время существования. Но тем не менее, где Стратфорд, объективно, а где «Славянская гвардия». Я понял, что эти люди работают профессионально и очень качественно реагируют…

А.М.: — Вы, я так понимаю, тоже изучали врага изнутри? Вы же тоже, да, обучались…

В.Р.: — Совершенно верно. Я в конце 90-х начале 00-х прошел массу стажировок, чему несказанно рад и благодарен. Были программы медиа и всевозможных вражеских организаций. Надо понимать, что Украина — это такой заповедник всей заразы, где она взращивается, применяется на практике, и потом эти бациллы пересаживаются на российское общество. По сути, до этого заповедником была Югославия, которую уничтожили. Там были этнические чистки прежде всего сербов. И там использовалась военная сила большого количества представителей стран НАТО и отрабатывались технологии уничтожения народа. Сербы выстояли. Выстояли благодаря русским добровольцам. Это такой оплот русско-сербского, православного мира на Западе.

А.М.: — Да. К нам очень часто приезжают сербские добровольцы. Они участвуют в Новороссии…

В.Р.: — Да. Да. По сути, они одними из первых появились…

А.М.: — Мне очень понравилось, что вы считаете, что русские — это не национальность, а цивилизационный выбор.

Но украинцы сделали этот выбор не в нашу пользу, что повлияло…

В.Р.: — Ничего украинцы не сделали. Ну, послушайте. Вот зачем вы сейчас поддаетесь на провокацию, которая с той стороны идет. Что значит украинцы… подделались.

А.М.: — Объясните.

В.Р.: — Это таким же образом можно говорить, что в годы Великой Отечественной войны во время оккупации, нацистской оккупации, украинцы стали нацистами. Они не стали нацистами. Кто-то притих, кто-то тихонько вредил, кто-то ушел в партизаны. Я напомню, совсем недавно мы праздновали 70-летие рейдов Ковпака. Вот Ковпак это действительно образ украинца. Еременко, комбат легендарный. Это мой земляк, запорожец. Он родился под Запорожьем, а погиб в Славяно-Сербском районе. Опять же, видите, как все перекликается. В Славяно-Сербском районе нынешней Луганской народной республики сегодня стоит большой памятник.

А.М.: — Давайте разберемся с цивилизационным выбором украинцев. Вы считаете, что он не сделан. Но почему тогда огромное количество украинского народа, к сожалению, принимает точку зрения Коломойского, Порошенко, Яценюка, голосуют именно за них, против как бы русского мира?

В.Р.: — Опять неточность. Кто за них голосует? Явка на выборах какая была? То есть мы не будем брать пораженные этой заразой, хотя опять же, я надеюсь, не смертельно больные регионы, типа Галитчины, которая была оторвана от русского мира изначально и все время находилась под гнетом кого-то. Да, там менялись, там поляки, венгры, Австрия… То есть как бы все время кому-то служили, не было независимости никакой. Я напомню, что тем не менее продолжалась борьба там, потому что практически ровно 100 лет назад, в 1914 году, жители нынешнего Ивано-Франковска, Львова и Тернополя, Чернобыль теперь, не особо изменилось название, обратились к эрцгерцогу Австрийскому с просьбой предоставить русской мове статус официальной. Ибо на ней говорят наши браты в Москве, мы молимся на ней. То есть это православные люди и униаты. Но надо понимать, что униатство тогда, в значительной степени, часто это было не предательство веры, как таковой, и уход Папы Римского во внешнюю оккупацию, будем называть вещи своими именами, духовную оккупацию, а это было, прежде всего, попытка сохранить хотя бы возможность служить, потому что там те же обряды, те же даты праздников и так далее. Вот остаться верными, как бы, тем духовным основам, которые были. Брестская уния — это была первая оккупация этой земли, уже духовная. Потом этих людей начали заставлять отказаться от русского имени. И заставляли очень просто. Просвещённая демократия, цивилизованный мир, если мы сейчас говорим этими словами, эрцгерцога Австрийского дала команду создать первые, я напомню, концентрационные лагеря на территории нынешнего Евросоюза, Австро-Венгерской империи. Первая газовая камера была создана именно для уничтожения русских Галитчины. Мало того, этих людей задерживали за открытку с видом Кремля, например, за какие-то письма от родных и близких, которые жили в Российской империи. Посмотрите на современную Украину, все продолжают то же самое. Наша не просто задача, наша сверхзадача — не дать вырвать этих людей, оккупировать их сознание, вырвать их душу и сердце, сделать абсолютно толерантными, бездумными, бессердечными европейцами.

А.М.: — То есть вы хотите сказать, что 23 года вот такого насилия над русским и украинским мозгом произвели такой эффект, что люди, не поменяв свои идентичности национальные, тем не менее приняли это… То есть они как бы не понимают, что происходит. Но как в таком случае с этим мы можем бороться? Русский мир каким образом может вернуть себе Киев в Стольный град?

В.Р.: — Ну, Киев надо просто освободить. Все очень просто. Но освобождать не банальной силой оружия. Здесь очень сложная тонкая игра.

А.М.: — Вы сказали про Евромайдан и про то, что люди на Украине хотят жить по западной европейской модели. То есть принять модель глобализации.

В.Р.: — Понимаете, это не ценность. Это западные гадости, западные мерзости. Вот давайте называть вещи своими именами. Вам нравятся ценности этих гей-парадов? Я напомню, кто парады проводит? Парады проводят победители. То есть они четко показывают, что они там уже победили. Это не ценности. Ценности — это нормальные человеческие отношения, семья. Это не убийство. Это не развязывание агрессии в Сирии, Ливии…

(Вторая часть.)

А.М.: — Согласна с этим. Ну, давайте все-таки вернемся, например, к вашему Майдану последнему. Вот Янукович. Каким образом он, достаточно здравомыслящий человек, обладающий полнотой власти, допустил ситуацию, когда страна восстала против него, законного президента?

В.Р.: — Да очень просто. Ну, на счет здравомыслия Януковича я бы поспорил. В моем понимании, это большое преувеличение. Надо понимать, кто такой Виктор Федорович. Это человек с босоногим детством. Но босоногое детство — это счастливое детство. В определении вроде да… Этот феномен, понимаете, он немножко другой. Это феномен отсутствия культуры богатства, ответственности за те активы, какие у тебя есть. Но я бы сказал, что у каждого человека есть возможность, шанс, если мы православные люди, покаяться и пойти правильно.

А.М.: — А Янукович позиционировал себя как воцерковленный человек. Насколько я помню, он встречался с отцом Владимиром не раз.

В.Р.: — Ну, вы знаете, как в Святом Писании написано, они вышли из нас, но не были нашими. Я не буду давать оценку этому человеку, но он заигрался. Этот регион очень сильно страдает. В первую очередь, именно из-за Януковича, который предал свой народ. Он не выполнил свои обязательства и свои обязанности Верховного главнокомандующего, гаранта Конституции опять же, президента страны. Он не пресек военный переворот в стране.

А.М.: — А Майдан был поддержан все-таки большинством. Хотя были там киевляне, люди приехали из разных областей. Они надеялись на что-то совершенно другое, чем принес им Майдан. Их обманули. Но тем не менее, Майдан киевский был поддержан большинством.

В.Р.: — Каким большинством? Вы говорите вещи, на которые нет ответа. Я возьму свой родной Запорожье, например. 26 января прошлого года, 14-го, в Запорожье приехали «ястребы» Майдана. Ну, формально на Майдане объявили перемирие. А почему перемирие? Просто боевиков, которые были подготовлены для качественного захвата государственных зданий, было не так много. Поэтому их не было в Киеве. Поэтому надо было сказать, что перемирие. Как сейчас Порошенко. Точно так же. Все время объявляет перемирие, когда получает по ушам и понимает, что дело пахнет жареным. Вот, кстати, сейчас в Иловайском котле, 8 тысяч окруженных, большей частью, новобранцев, но есть там и каратели, которым, я надеюсь, оттуда выхода не будет. Мое глубокое убеждение после освобождения бывшей Украины от нацисткой оккупации, а Украина убита на Майдане, она просто теперь возрождается в виде Новороссии. Надо понимать, что Новороссия — это не чуждое Украине какое-то образование. Новороссия — это новое, глубоко забытое старое. Это исконное название. Слово «Украина» появилось спустя полторы сотни лет после того, как возникло непосредственно слово «Новороссия». Я говорю именно о территориальном образовании. Когда ты не помнишь прошлого, естественно, у тебя нет будущего. На Украине это «не помню будущего», а, «не помню прошлого» делалось очень качественно.

А.М.: — А вот бандеризация Украины? Вы тоже об этом говорили в 2005 году.

В.Р.: — Ну, в 2005 году, когда произошел переворот, да. Тогда, я понимаю, Россия была не так сильна, чтобы этому противодействовать, к сожалению. Технология была понятная. Служба безопасности Украины была превращена по сути в службу бандеризации Украины. Это вот мое авторское определение. Почему? Потому что тогда еще и назначили главой СБУ Наливайченко, который не скрывал, рассказывал, что силой его успеха является качественное взаимодействие с ведущей мировой державой, с США.

А.М.: — То есть Наливайченко уже проходил какие-то повышения квалификации в Америке, да?

В.Р.: — Понимаете, он постоянно что-то там проходил. На самом деле, это не только Наливайченко, тами все остальные люди. Особенно на Украине очень активно работали поляки. Вот были там всевозможные польско-украинские фонды. Но задача была простая — вырвать людей из русского мира, объяснить им, что они это не они, а их отцы и деды — это вообще враги. То есть, что в принципе сейчас мы и видим, тот раскол, который посеяли, начал происходить в стране.

А.М.: — Но возможно ли это вернуть назад? Исправить?

В.Р.: — Конечно, возможно.

А.М.: — Каким образом?

В.Р.: — Вежливой силой. Надо понимать другое, что в этой пропаганде принимали и принимают участие и российские структуры. Вот как у вас только запретили, например, USA ED, то сразу и функция на Украине начала выполнять россотрудничества, которая по сути является росвредительством.

А.М.: — А вот скажите, как сейчас, в каком состоянии находится «Беркут»?

В.Р.: — У нас была группа поддержки «Беркута». Люди жертвовали деньги, передавали какие-то продукты, еще что-то. Потому что «Беркут» в очень плохом состоянии.

А.М.: — Сейчас все-таки военное положение. И все-таки расскажите про «Беркут». В каком состоянии он сейчас?

В.Р.: — Ну, про «Беркут» все было очень просто, да. Мы кормили, поили, давали лекарства. И, естественно, прокачивали информационно, объясняя, что они стоят не за Януковича, они стоят за Украину. Тогда еще был шанс ее сохранить. Украина, вы поймите, могла реализоваться как государство только как второе русское государство. Вот есть же Австрия. Спокойная, хорошая, уютная страна. Но это второе немецкое государство. Никто не ставит под сомнение. Никто не запрещает немецкий язык, да. Не придумывает какой-то новый австрийский с взаимственными словами, например, я не знаю, там из французского или чешского.

А.М.: — Но сейчас так получается, что ситуация, как везде делает Америка.

В.Р.: — Да. Совершенно верно.

А.М.: — Россия. Антироссия — Украина. Но теперь возник Донбасс. Теперь возник Донбасс, который является антиукраиной, является этой прослойкой между Россией и Украиной.

В.Р.: — Нет. Донбасс не является антиукраиной. Дело в том, что еще некоторые люди живут и искренне считают, что вот Украина, вот какой-то житель Кировограда или где-то еще, ну, вот моя малая родина. Вот как это? Антиукраина? Естественно, это очень тонко, понимаете, подходить к определениям, понимать, что мы не против Украины. Но Украины уже нет, понимаете? Мы может только ее освободить и строить что-то новое, по-честному.

А.М.: — То есть, чем сейчас является Донбасс?

В.Р.: — Донбасс сегодня является возрождением всей этой земли в виде здорового организма. Надо понимать, что Донбасс это только начало. Потому что однозначно от Харькова до Одессы все будет освобождено. Это не может быть не освобождено.

А.М.: — Давайте вернемся к Одессе. К вопросу Одессы.

В.Р.: — К которой непосредственное отношение имеет и господин Коломойский.

А.М.: — А какое он имеет к этому отношение?

В.Р.: — В организации подвоза боевиков. Потому что именно Коломойский является по сути хозяином всего движения ультрас. Я не раз поднимал и в 08-м, и в 09-м, и в 10-м, 11-м годах, то есть все годы с 2008 года о том, что надо что-то делать с движением ультрас, потому что это готовые штурмовики для государственных переворотов и противостояния. Мы видим, что именно ультрас стали основной силой «Правого сектора», всевозможных «Самооборон», частных батальонов.

А.М.: — Как вы думаете, я разговаривала с большим количеством ополченцев, командиров ополчения, и многие из них говорят, что ополченцы пойдут только до своих городов. Потому что они настолько устали от войны, что они могут остановиться именно на своих рубежах. А кто же тогда пойдет дальше? Мы же говорим о Львове, о Киеве.

В.Р.: — Понимаете, многие — это не все, во-первых. Надо понимать, что на Донбассе воюют не только жители Донецка и Луганска. На Донбассе воюют и мои земляки запорожцы, и одесситы, херсонцы, николаевцы, харьковчане, львовяне, жители Ровно.

А.М.: — Но с той стороны воюют фактически вся натовская мощь. И очень большое количество наемников.

В.Р.: — Вы знаете, есть хорошее слово, украинское, нежить. Оно означает всего лишь насморк, на самом деле. Но вот этот насморк сегодня уже у той стороны присутствует. А мы знаем, что в древнерусском языке и в русском языке, нежить, это совсем другое определение. Это то, что не живет и не может жить. Вы поймите, они привыкли убивать на войнах. Они не привыкли погибать. Прибалтийские снайперы бегут. Потому что, когда погибли первые 29 снайперов-женщин из Прибалтики, они снялись и уехали. Без объяснения. Даже не требовали гонорары. Когда поляков накрыло в начале декабря, 100 с лишним поляков, там тела собирали везде, где только можно, а АйсБиЭс Осага несло наибольшие потери, это польская частная военная компания, то мягко говоря, два самолета с «грузом 200» улетели в Польшу. Понимаете для людей эта тема бизнеса. Если страховка у представителя ЛЧВК, американского, составляет миллион долларов, а их гибнут уже сотни, то овчинка выделки не стоит.

А.М.: — Нас спасет вера, правильно я понимаю?

В.Р.: — Нас спасет вера и нас спасет правда. Понимаете, вот как бы ни было тяжело, правду надо говорить все время. Да, вот с людьми надо общаться. Людям надо доносить. Когда мы объясняем, что происходит, все становится совсем иначе. Я приведу другой пример. У меня в «Славянской гвардии» примерно процентов 15−20 ребят это были бывшие украинские националисты. Это ребята, которые вырастали, не знали, куда пойти.

А.М.: — Каким образом они пришли к вам?

У вас есть технология, каким образом переформатировать сознание людей?

В.Р.: — Мы ее называем технологией реабилитацией. Когда ты понимаешь, что произошло, тебе все равно становится стыдно. Тем более, каждый же в душе все равно считает, что он хороший. Человека нужно мотивировать каким-то разумным делом.

А.М.: — Смотрите, оранжевая революция в России. Сейчас все говорят о том, что у нас опасность такого же переворота и Майдана.

В.Р.: — Она постоянно присутствует, пока на свете есть наши сильные враги.

А.М.: — Каким образом мы можем бороться с этой возможностью?

В.Р.: — Говорить правду. Объяснять русским людям, независимо от национальности, русским чеченцам, чувашам, бурятам, просто жителям России, что с Россией идет война. Эта война должна была физически начаться еще в мае прошлого года. Но она не началась потому, что возникли ДНР и ЛНР. Армия ополчения становится все более сильной и качественной.

А.М.: — Это решающая веха. Как можно больше, чтобы было таких у нас событий. И вот последний вопрос. Что бы вы сказали матери украинского солдата, отправляющей его на войну и украинскому солдату?

В.Р.: — Я могу сказать только одно, что вы не просто друзья, земляки, соотечественники:, вы — наши братья. Ребята, не идите на эту войну, потому что вы с нее не вернетесь. Мы не можем спасать всех людей, кто попадает в окружение, кто гибнет на передовой. Вам пришла повестка, знайте, она абсолютно незаконна. Вы не хотите воевать. Мы это прекрасно знаем. На войне убивают. Вам пришла повестка, порвите ее. Порвите свой военный билет. Спрячьте паспорт. Выходите на улицу, боритесь за свою родную землю. Только тогда вы останетесь живыми, здоровыми, на свободе. Будьте с народом. Будьте народом. Вспомните свои корни.

Полная версия на видео «Открытой студии».

Над программой работали Анастасия Михайловская (ведущая), Майя Мамедова (продюсер), Александр Фатеев (оператор-монтажер, фото).

Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии