Политика / Новости Украины
6 августа 2015 16:17

Он бы звался Порошенко

Олег Мономах о европейской глупости и родимой карамазовщине

8136
Он бы звался Порошенко
Фото: AP/ ТАСС

То, что Порошенко и его рулевые считают граждан Украины идиотами, — это известно и объяснимо. То, что они считают идиотами европейцев — объяснимо, но пока не всем известно. В своём интервью, которое президент Украины Пётр Порошенко на днях дал австрийскому, французскому и финскому журналистам и опубликованному на ресурсе Kurier, он это вполне продемонстрировал. Многие обратили внимание на пассаж, где Порошенко — местами — сам себе задаёт вопросы, как и положено умному человеку. В нужный момент журналист как туза из рукава — ему вопрос: «Что вы думаете, как далеко Путин пойдет?» Порошенко в ответ — туза козырного, отвечает как по писанному: «Путин будет наступать настолько далеко, насколько мы позволим ему это сделать — как Украина, так и весь мир. Возможно ли, что он нападет на Финляндию? Да, возможно. Может ли он атаковать страны Балтики? Да. Государства Причерноморья? Да. Мы боремся в Донбассе не только за независимость нашей страны, но и за демократию, свободу, безопасность Европы».

Борец за Европу не сам до всего такого додумался. Прежде него об этом уже говаривал пылкий Яценюк, героический премьер. А научили их те, кому положено учить. Не сразу им далось. Когда полгода назад, в феврале, министр обороны Великобритании Майкл Фэллон сообщил человечеству, что Владимир Путин может проверить готовность НАТО в Прибалтике «посредством тех же поддерживаемых Кремлем подрывных мероприятий, которые были реализованы в Крыму и на востоке Украины», прибалты ему не поверили. Министр обороны Латвии, премьер-министр Литвы и премьер Эстонии дружно прореагировали в том духе, что угроз для себя со стороны России они не видят. Разве что пальцем у виска не покрутили. Не видят и всё. Старшие коллеги зрение им подкорректировали, и прибалты тут же с удовольствием стали участвовать в укреплении мощи НАТО на своих территориях. В дело была вовлечена и Финляндия. Почему Финляндия — совершенно ясно. Потому что в 2010−14 годы это славное государство числилось в американских рейтинговых раскладах то первой страной в списке «Лучших стран мира», то «самой стабильной страной в мире». И это в те годы, когда весь цивилизованный мир и его Закулиса бились над тем, чтобы на планете стабильным оставалось лишь одно большое полусказочное государство, с коротким шипящим названием, чей вождь ликом чёрен и прекрасен.

Читайте по теме

Правильное общественное мнение в наши дни создаётся быстрее, чем какие-нибудь микророботы при помощи нанотехнологий. Из европейцев СМИ делают идиотов, кажется, с той же степенью успешности, что и на Украине, где большинство точно знает: Россия — она вот-вот, Путин — не спит, русские — близко. Впрочем, европейцы и рады, так им понятнее. Для Европы это традиция — опасаться России. Неспроста и теперь среди интервьюеров оказался финский журналист. Это чтобы финнам жизнь мёдом не казалась. И вот обострение. То со спикером ГД РФ скандал. То вдруг пришлось озаботиться подготовкой 900 тысяч своих резервистов и проведением первых за 70 лет тренировочных бомбометаний. Не по рангу финнам стабильность. И вот всё теперь примерно выровнялось в плане русофобии «от финских хладных скал до пламенной Колхиды»… Кто не помнит, Колхида это у нас в Грузии; и ловишь себя: в «Клеветниках России» Пушкин говорит об этой линии как о русских пространствах. Теперь эти пространства штыками на Восток ощетиниваются. Заставить их уткнуться в землю есть разные способы.

Порошенко счастлив, что Украина проводит «очень скоординированные действия с партнерами из ЕС и США». Буквально ни шага в сторону. Лакейство его замечательно и грандиозно. Если бы карамазовский Смердяков жил в ХХI веке он бы звался Порошенко. Собственно, так он и зовётся. Его скандальная мечта о том, что «хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе», почти материализовалась. Объединённая Европа, не покорив тогда, не покорила и позже, готова теперь, традиционно при помощи новейших технологий (на этот раз технологично взрастив армию смердяковых), добиться своего. Смердяков-Порошенко у власти, разумеется, должен, отказавшись от всего родного, приложить максимум усилий, чтобы присоединить, покорить и завести «другие порядки». Закулиса взращивала Порошенко годы и годы, позволив ему присваивать капиталы, ведя его через магнитные поля коридоров власти и бесовщину майданов. В нужный момент она подсадила его в высокое киевское кресло, подперев радикалами, чтоб не рыпался. Порошенко знает, кого благодарить. Других и мыслей у него нет, кроме как — если припечёт — передать акции Roshen в некий фонд «Ротшильд». При этом он намертво вцепился (не отдам!) в свой пропагандистский рупор — «5-й канал» ТВ, ежедневно подновляя уровень иллюзий и неприязни в сердцах своих сограждан.

Изначально претензия к России у хунты (то есть у киевского партнёрского режима) состояла в том, что Россия не дала всех в Крыму и в Донбассе сходу убить. А то, что эту претензию Киев потом сумел развить до «внешней агрессии», возведя свою обиду во вселенскую степень и даже сам в агрессию России поверив (не говоря уж о подведомственном украинском народе), свидетельствует о стремлении свидомых дойти до края, что и выдаёт в них абсолютно русских людей, которые, как известно, склоны к крайностям. Таким образом, противостояние на Украине — это действительно внутренняя драма русской души. «Карамазовщина» в правильном смысле этого слова. Поэтому и на этот раз, как и в 1831, актуальным остаётся пушкинское «обращение» к Европе: «Оставьте: это спор славян между собою, / Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, / Вопрос, которого не разрешите вы». Но кто же разрешит? В «Письме к П.А. Вяземскому» (в ту пору чиновник по особым поручениям) Пушкин прямо высказался о предмете «спора»: «Но все-таки их надобно задушить, и ваша медленность мучительна. Для нас мятеж Польши есть дело семейственное, старинная, наследственная распря; мы не можем судить ее по впечатлениям европейским, каков бы ни был, впрочем, наш образ мыслей…». Образ мыслей у некоторых был ещё либеральным. Пушкин с этим считался, но в меру. Ныне душить — поздно. Или рано. Кухня европейская теперь вновь на парах.

Читайте по теме

Кстати, Порошенко и Смердяков — коллеги. Пётр Порошенко у нас по смежной профессии кондитер, а Павел Смердяков (как почему-то и Макаревич) повар; кулинары, одним словом.

Украина

Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Анатолий Альтштейн

Доктор медицинских наук, профессор НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, вирусолог

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня