Как завяли красные гвоздики

Португалия встречает очередную годовщину революции в условиях экономических трудностей

915
Португалия
Португалия (Фото: Zuma/ ТАСС)

В апреле 1974 года в Португалии произошла революция, которая из антифашистской и общедемократической переросла в социальную. Однако в результате раскола левых сил и соглашательства оппортунистов она захлебнулась. Красные гвоздики завяли. Но это не значит, что не существовало потенциальных условий для развития страны по социалистическому пути.

Португалией с начала 30-х годов прошлого века правила крайне правая диктатура, возглавляемая А. Салазаром. В 1933 году в полном соответствии с теорией корпоративизма, провозглашенной лидером фашизма Бенито Муссолини, страна была объявлена «унитарной корпоративной республикой» с однопартийной системой. Вместо профсоюзов были созданы подконтрольные правительству национальные синдикаты. Учреждена тайная полиция (ПИДЕ). Деятельность всех оппозиционных партий была запрещена, но особенно жестокими преследованиями подвергались сторонники левых -социалисты и коммунисты. В 1933 году Португальская социалистическая партия была вынуждена официально объявить о своем самороспуске. ПСП воссоздали только в 1973 году на съезде в ФРГ. Ее генеральным секретарем стал Мариу Соареш — человек, сыгравший демоническую роль в развитии революционных преобразований на своей родине.

Португалия была одной из самых бедных стран Западной Европы, здравоохранение сохранялось на крайне низком уровне. Хотя в годы диктатуры и была проведена индустриализация, страна в большей степени оставалась аграрной. 25 апреля 1974 года группа офицеров, называвших себя «Движением вооруженных сил» во главе с генералом Антониу де Спинолой совершила бескровный военный переворот и отстранила от власти премьер-министра Марселу Каэтану, возглавлявшего после смерти Салазара диктаторский режим. Переворот был тщательно подготовлен подпольной армейской организацией «Движение капитанов», среди членов которой преобладали офицеры левых (марксистских и социалистических) взглядов. Население Лиссабона встречало вышедшие на улицы города танки цветами, в основном красными гвоздиками; вот почему эти события вошли в историю как «революция гвоздик».

Взявшие власть в руки военные объявили о создании Совета национального спасения, первыми шагами которого стали восстановление демократических свобод и амнистия политическим заключенным. Революцию гвоздик в Португалии западные либеральные политологи, как правило, рассматривают в рамках концепции «демократического транзита», то есть перехода от авторитарных или тоталитарных режимов к плюралистической демократии. В тот же ряд они ставят антифранкистские демократические реформы короля Испании Хуана Карлоса в середине 1970-х, отстранение от власти режима «черных полковников» в Греции и «бархатные» антикоммунистические революции в странах Восточной Европы в конце 1980-х. На самом же деле куда более актуальна совсем другая аналогия — с чилийской революцией начала 1970-х, поскольку и в том, и в другом случае имели место схожие социально-экономические преобразования и общие идеологические ориентиры.

1 мая 1974 года, через несколько дней после свержения режима, на улицы столицы вышло более миллиона манифестантов скандировавших лозунг чилийских революционеров: «Объединенный народ никогда не будет побежден». Под контролем Движения вооруженных сил было сформировано несколько временных правительств с участием ведущих политических партий, включая социалистов и коммунистов. Их состав постепенно менялся в результате обострения политической борьбы. Премьер-министром был назначен полковник (затем генерал, позже пониженный до звания полковника) Васку Гонсалвиш — убежденный приверженец левых взглядов. За период с июля 1974 года по сентябрь 1975-го были проведены широкая национализация промышленности и банков, сельскохозяйственная реформа, связанная с ликвидацией латифундий и созданием сельхозкооперативов, предоставлена независимость африканским колониям в Анголе и Мозамбике.

Читайте также

Правые силы — Народно-демократическая партия и Социально-демократический центр — пытались блокировать осуществление радикальных преобразований путем организаций массовых волнений. В марте 1975 года была предпринята попытка правого военного переворота, в который был замешан и президент генерал Спинола. Однако переворот был подавлен, проведены аресты противников левого правительства. Тогда же на базе ДВС был создан Революционный совет, который теперь осуществлял контроль за политическим процессом от имени Движения вооруженных сил. Следует заметить, что ряд его членов занимали более радикальные антикапиталистические позиции, чем коммунисты, и выступали за форсирование преобразований социалистической направленности.

В период, названный «горячим летом» 1975-го, произошел разрыв между двумя ведущими левыми партиями, коалиция которых обеспечивала продолжение революционного процесса в стране. Министры-социалисты, которые до этого входили в состав всех временных правительств, вышли из него. Полковник Васку Гонсалвиш сформировал пятое временное правительство с участием военных, представителей компартии и ее союзников. ПСП же выступила против политики дальнейшей национализации и за ограничение роли созданных в ходе революции органов прямой демократии (комиссии жителей). Соцпартия в союзе с правыми партиями стремилась отстранить от власти левых военных и коммунистов, опасаясь установления их диктатуры. На ассамблее Движения вооруженных cил в июле 1975 года, к сожалению, взяли верх противники радикализации революции. Был принят «Документ девяти», требовавший независимости движения от компартии. В результате премьер и признанный лидер революционных преобразований Васку Гонсалвиш был отправлен в отставку.

В апреле 1976 года была принята новая конституция. Она закрепила важнейшие революционные преобразования: национализацию, аграрную реформу, рабочий контроль на госпредприятиях. Конституция провозглашала в качестве цели строительство бесклассового общества и переход к социализму путем создания условий для демократического управления страной трудящимися массами. Однако Мариу Соареш, сформировавший первое конституционное однопартийное правительство социалистов после парламентских выборов, принесших успех ПСП, провел ряд законов по пересмотру ранее осуществленных преобразований. Были проведены денационализация ряда предприятий и деконфискация латифундий, ограничен рабочий контроль на производстве, а вскоре распущены сельхозкооперативы. Начата политика поощрения бизнеса, замораживания зарплат и привлечения иностранных инвестиций. По словам самого Соареша, «планы строительства социализма оставлены в ящике стола». В конце 1977 года в результате политического кризиса правительство социалистов ушло в отставку. Впоследствии ПСП участвовала в ряде коалиционных правительств с правыми партиями или переходила в оппозицию. В 1982 году при поддержке социалистов в конституцию были внесены принципиальные изменения: исключены положения о строительстве социализма и общественной собственности на производстве. Революционный совет также был упразднен.

В итоге Португалия стала традиционной буржуазно-демократической республикой, а социальная революция, начатая романтически настроенными военными революционерами, радикальной интеллигенцией и поддержанная рабочими и крестьянами, была «задушена в объятьях» реформистов. Для этого не потребовалось, как в Чили свершать военный переворот фашистского толка. Роль могильщика радикальных преобразований сыграла ПСП в полном противоречии собственным программным установкам и даже принятой при решающей роли социалистов «неотредактированной» конституции.

Однако стремление части португальцев укрыться под зонтиком еврозоны и их надежды на создание с ее помощью социального государства оправдались лишь частично. Наряду с другими проблемными государствами ЕС — Ирландией, Гре­цией, Италией, Испанией, Словени­ей — Португалия оказалась в числе стран, наиболее пострадавших от гло­бального кризиса, вступила в полосу затяжной рецессии, подверглась на­жиму со стороны руководства Евро­союза и международных финансовых институтов и была вынуждена при­нять жесткие меры по сокращению бюджетного дефицита. Негативные явления на международных финансо­вых и товарных рынках, наложившиеся на внутренние структурные пере­косы в экономике, усугубили давно назревавшие макроэкономические проблемы. Кризис сыграл роль лакму­совой бумажки и сделал очевидными те хозяйственные дефекты, которые власти страны в относительно бла­гополучные годы предпочитали не замечать, позволяя себе откладывать их устранение на будущее, на полити­чески безопасное расстояние.

Современную экономику Порту­галии характеризуют сохраняющий­ся структурный дисбаланс и тяжелый груз нерешенных хозяйственных проблем. В их числе: относительная технологическая отсталость многих отраслей экономики, слабая между­народная конкурентоспособность; низкая доля обрабатывающей про­мышленности в структуре ВВП; недо­статочная эффективность сельско­го хозяйства, вынуждающая ввозить около 50 процентов продовольствия и кормов; хронический дефицит внешнеторгового баланса; высокие социальные обязательства государ­ства и зарегулированный рынок тру­да; превышение государственных расходов над доходами — образова­ние постоянного бюджетного дефи­цита; рост государственной задол­женности. Латание бюджетных дыр осуществлялось путем размещения долговых обязательств государства, в результате чего в последние годы долг рос, как снежный ком, превысив неподъемную для Португалии сумму. Все сказанное выше в условиях мирового кризиса приобрело кри­тический характер и поставило пор­тугальскую экономику в крайне тя­желое положение. Чтобы избежать финансового коллапса, нужно было обеспечить приток в страну денеж­ных ресурсов, достаточных для об­служивания госдолга и выполнения бюджетных обязательств.

Предпринятая властями программа оздоровления государственных фи­нансов принесла определенные положительные результаты, однако принятые меры имели и обратную сторону, поскольку сни­жали жизненный уровень большей части населения и осложняли условия ведения бизнеса. Особенно пострада­ли средние и малые предпринимате­ли, многие из которых, не справляясь с возросшим налоговым бременем, либо сворачивали свою деятельность, либо «уходили в тень».

На протяжении последних десятилетий португальское общество стремилось создать свой вариант «welfare state» (государства всеобщего благоденствия — Ред.), как оно его понимало, добиваясь от госу­дарства активности в регулировании различных сфер жизнедеятельности социума, обеспечении справедливо­сти и солидарности. Присоединившись к ЕЭС, Португалия позволила себе в течение сравнительно длительного времени проводить социальную по­литику в отрыве от собственных фи­нансовых возможностей, в расчете на приток ресурсов из общих (коммунитарных) фондов Брюсселя. Постепен­но это приводило к нежелательным последствиям. В обществе стала фор­мироваться культура иждивенчест­ва, оно оказалось психологически не готово к кризисным потрясениям и сокращению объемов помощи со стороны объединенной Европы. Ми­ровой кризис подверг сложившиеся отношения государства и общества серьезному испытанию: социальные обязательства становились все более и более обременительными для бюджета. Характерной чертой обществен­ного уклада оставалась чрезмерная за­висимость миллионов португальцев от помощи со стороны государства и различных организаций солидар­ности. С 2008 года социальная модель Португалии начала переходить в фазу стагнации.

Главной социальной проблемой в годы кризиса стал сравнительно высокий уровень безработицы. В январе 2013-го ко­личество безработных составило 17,6 процен­та. Резко увеличилась безработица среди мо­лодежи от 15 до 24 лет. Юношам и девушкам остается одно из двух: эмигри­ровать или протестовать. Все чаще выбор падает на эмиграцию, хотя протестные настроения тоже нарастают. Обострились и другие проблемы «Головной болью для властей» стал очень высокий уровень старения населения и большое количество пенсионеров.

Читайте также

В соответ­ствии с соглашением, подписанным между правительством и «Тройкой» (Еврокомиссией, ЕЦБ МВФ), Португалия получает фи­нансовую помощь от кредиторов при условии выполнения ряда жестких условий. Так, необходимо в обязательном порядке снизить стои­мость рабочей силы, увеличить пред­ложение на рынке труда, провести реорганизацию в сфере государственного управления, сократить расходы на образование и здравоохранение. Сокращению подле­жат и некоторые социальные выплаты. Между тем примеры Пор­тугалии и Кипра вызывают у многих аналитиков и экономистов сомнение в правильности антикризисных реко­мендаций Евросоюза.

На протяжении последнего времени у власти находится прави­тельство социал-демокра­тов. Оно оказалось в ловушке. С одной стороны, вынуждено выполнять подписанные социалистами условия получения помощи от Евросоюза и соглашение с «Тройкой», ясно со­знавая последствия невыполнения международных обязательств, как для собственной судьбы, так и для положения страны. С другой, — оно не может игнорировать активизацию забасто­вочного и протестного движения и противодействие политических оп­понентов.".

Как полагают эксперты, если процесс де­стабилизации в Европе будет наби­рать обороты, то он не обойдет Португалию с ее неустойчивой и не очень развитой экономикой.

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Болкунец

Эксперт по проблемам российско-белорусских отношений

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article