Протестное сознание дагестанцев

Часть вторая. «Феномен Болотной» и национальный вопрос

  
6305
Протестное сознание дагестанцев
Фото: Башир Алиев/ NewsTeam/ТАСС

Продолжение. Начало здесь.


В 2013 году нами было проведено социологическое исследование, где мы попытались определить протестные настроения по следующим срезам:

  1. Удовлетворенность работой депутатов;
  2. Отношение к тому, что на руководящую должность назначаются кандидаты по национальной принадлежности;
  3. Отношение к протестным акциям в российских городах против верховной власти и лично В.В.Путина;
  4. Возможность принять участие в митинге протеста против республиканской власти;
  5. Возможность принять участие в митинге протеста против городской власти.

Соц.опросом было охвачено около 500 человек в разных городах Дагестана. Что касается этнической окраски протеста то получены следующие результаты: среди аварцев очень низкий уровень удовлетворенности местной властью (а именно депутатами горсобрания) — на уровне от 4,7 до 10% от числа опрошенных. Также среди кумыков (протест которых регистрируется в реальной политике), уровень доверия к городским депутатам еще ниже: на уровне 3,2%. Причем 35,5% кумыков считают, что депутаты отстаивают свои узкополитические интересы, а 38,7% опрошенных этого народа считают, что депутатский мандат им нужен как статус, авторитет в обществе.

То есть, здесь складывается любопытная картина — народы Дагестана имеют скрытый протестный потенциал, но не спешат его проявлять. И склонны осмысливать требования, выдвигаемые в адрес власть имущих.

Здесь уместным будет понять, каково влияние протестных настроений на дагестанскую политическую культуру. Как нам известно, с осени 2011 года в России начался «феномен Болотной» — массовые акции протеста против фальсификации выборов в Москве и др. крупных городах. Начался протест с думских выборов и продолжился вплоть до президентских выборов весны 2012 года. Важно было понять цель, качество и силу влияния этих массовых (более 100 тыс. чел в Москве) выступлений т.н. креативного класса против власти на дагестанское сознание.

Читайте по теме

Так, 49,5% опрошенных высказываются против этих протестных акций. Потому что это ведет к развалу страны (20,9%), дестабилизации обстановки (15,8%), а 12,8% - и вообще равнодушны к этим заявлениям. 13,4% - затруднились ответить, то есть, возможно, плохо владеют темой и не интересуются политической ситуацией в Центральной России. Те, кто за эти выступления (Болотные) делают это, потому что против партии власти «Единой России» (1,9%), которая достаточно была демонизирована в СМИ и блогосфере, в частности оппозиционным политиком и блогером Алексеем Навальным. 9,9% опрошенных поддерживают все требования, а 22,7% не все требования. Причем в вопросе звучала фамилия Владимира Путина, президента РФ, к которому дагестанцы, судя по результатам выборов, питают особую любовь и пиетет.

У дагестанцев в целом эти протестные настроения — «феномен Болотной» — не находят поддержки. Не поддерживают эти акции протеста против российской власти и политики Путина, потому что это может привести к развалу страны — 16.3% аварцев, 26.8% даргинцев, 23.8% лезгин, 35.5% кумыков, 9, 4% лакцев, 14.8% - других.

Надо сказать, что в опросе за 2013 год дагестанцы проявили очень низкую протестную волю. Либо это говорит о подданическом (патерналистком) типе политической культуры, либо это связано с приходом к власти в феврале 2013 г. Рамазана Абдулатипова, с которым связаны определенные надежды дагестанского народа. Так, 55.8% аварцев, 33.9% даргинцев, 38.1% лезгин, 54.8% кумыков, 46.9% лакцев и 27.2% других народов не готовы выйти на митинг протеста против республиканской власти.

Что касается протеста против городских властей, то 7.0% аварцев, 17.9 даргинцев, 13.3% лезгин, 9.7% кумыков, 18.8% лакцев и 13.6% других народов поддержали бы митинг протеста. Зато 45.3% аварцев, 28.6% даргинцев, 24.8% лезгин, 41.9% кумыков, 34.4% лакцев и 17.3% других народов отказываются выйти на митинг протеста против городской власти. Хотя 29.1% аварцев, 35.7% даргинцев, 40.0% лезгин, 29.0% кумыков, 25.0% лакцев и 49.4% других народов могли бы выйти на акцию протеста в зависимости от выдвигаемых требований.

В протесте определенную немаловажную роль играет и национальный вопрос - очень острый в республике, особенно в сфере кадровой политики, поэтому интерес к нему, на наш взгляд, является серьезным показателем политических настроений и потенциальных возможностей к реакции и протестам, явным или скрытым. Так, 55,8% аварцев, 60,7% даргинцев, 61.9% лезгин, 61.3% кумыков, 81.3% лакцев и 56% - других национальностей отрицательно относятся к тому, что принимается во внимание национальность кандидата на руководящий пост. Однако, этот вопрос имеет «двойное дно». С одной стороны — дагестанцы против этноквотирования, с другой — против того, чтобы представители одной и той же национальности занимали посты на протяжении многих лет, особенно высший пост республики.

В социальном срезе протест выглядит следующим образом:

Студенчество исторически считается самым протестным электоратом, и здесь данные нашего социологического исследования таковы — 16.2% - поддерживают все требования Болотной, 18.9% - поддерживают, но не все требования, 0.9% - поддерживают только против партии «Единая Россия».

Из числа интеллигенции безусловно поддерживают протесты центральнороссийских городов лишь 3.2%, поддерживают только некоторые требования — 31.2% и исключительно против партии «ЕР» готовы выступить — 2.2%.

Рабочие в удельном весе в 35.3% поддерживают протест в Москве. Возможно предположить, что что роль рабочих все так же актуальна.

Что касается предпринимательства — то поддерживают Болотную оппозицию сравнительно небольшое количество предпринимателей — 10.0% - всецело, 20.0% - с некоторыми оговорками, будут щепетильно заглядывать в транспаранты и 5.0% - потому что Болотная ассоциируется с противлением партии власти — «Единой России».

Остаток процентных данных показывает, что дагестанцы в целом довольно прохладны к «феномену Болотной» и не выказывают сколь-нибудь серьезного вала поддержки. Потому что полагают что митинги и акции протеста в столице России могут привести к дестабилизации — 15.7% и даже развалу страны — 20.6%. Другие проявляют равнодушие (12.5%) или затрудняются что-либо сказать по данном у поводу (14.4%).

Что касается в целом ярких протестных настроений в отношении местной власти, то они, судя по результатам социологического исследования, тоже не на невысоком уровне. Так, лишь 7% опрошенных готовы безоговорочно поддержать акцию (митинг) протеста против республиканской власти. 40,4% - не поддержат его, а 40,1% могли бы поддержать такой митинг, в зависимости от выдвигаемых требований. То есть 47,1% могут быть потенциальными противниками республиканской власти (в случае выдвижения «верных» лозунгов).

10,7% затруднились ответить на этот вопрос и не определились, относятся ли они к протестным массам. Точно так же потенциально протестным электоратом можно считать и тех, кто может выступить против городской власти в своих городах, а таковых 50% (в зависимости от выдвигаемых требований, из них — 12,3% безоговорочно).

Как видим, протестный электорат колеблется на «экваторе» и перевалит ли он в сторону «против» или «за» зависит как от власти, так в некоторой степени и от нового уровня политической сознательности граждан (их политической культуры).

Дагестанское сообщество умеренно патриархально, аполитично, не видит смысла в организованном протесте, но тем не менее, в определенных условиях способно проявить и свою протестность (колеблющуюся), и стихийную активность. Тип политической культуры - стихийно-активистский. В целом же — патерналистский, при этом проявляющий, как недоверие к власти, так и апатию.

Читайте по теме

На внутренний стабильный фундамент дагестанского общества (демоса) (высокий потенциал обще-дагестанской идентичности, стремление к светскому государству и превалирование пророссийских настроений) накладываются внешние проявления терроризма, стихийных протестов, межнациональных столкновений, «завернутых» в земельные, кадровые и прочие социальные проблемы. Это может свидетельствовать о том, что протест дагестанского общества не направлен на гражданский раскол и противостояние как в Украине.

Дагестанский протест находится на большой пограничной полосе. Все может зависеть от качества и риторики протестного движения и акций. Пока таковых нет, общество не готово поддерживать протестные мероприятия.

Протест (пограничен конфликтным явлениям) дагестанского общества, тем не менее, весьма сложное социально-политическое явление и для его исследования необходим многолетний мониторинг и более глубокое исследование.


Автор — политолог, научный сотрудник Отдела социологии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Зимовский

Политолог и медиа-консультант

Иван Антропов

Заместитель директора Института актуальной экономики

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Задай вопрос президенту
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня