Политика / Кризис на Украине

Киев снова вытянул язык

Украину от «информационного влияния агрессора» мечтают защитить телеквотами

  
17544
Киев снова вытянул язык
Фото: Мария Фролова/ТАСС
Материал комментируют:

Президент Украины Петр Порошенко утвердил доктрину информационной безопасности страны, которая вступает в силу в день подписания. Основная задача доктрины, как указано в документе — «противодействие разрушительному информационному влиянию Российской Федерации в условиях развязанной ею гибридной войны».

Для реализации доктрины Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) должен осуществлять координацию органов исполнительной власти во всем, что касается защиты информационной среды, а также определять ключевые мероприятия, необходимы для этого. «Принимая во внимание особенные условия и ведение против нашей страны агрессивной информационной войны не только на ее территории, но и в мире, выполнение доктрины возможно только при условии координации мероприятий, которые будут осуществлять все государственные органы», — говорится в документе.

Кабмин, в свою очередь, должен обеспечивать проведение информационной политики, финансирование программ, связанных с информбезопасностью и координировать соответствующие ведомства. Основная доля работы при этом ложится на министерство информационной политики Украины, которое должно мониторить все СМИ и интернет на предмет наличия угроз нацбезопасности, формировать информполитику и внедрять ее на местах.

Читайте также
Донбасс отрезают от воды Донбасс отрезают от воды

Захват нацбатами Донецкой фильтровальной станции ударит и по мирным жителям, и по промышленности региона

Участие в «обеспечении защиты украинского информационного пространства от пропагандистской продукции страны-агрессора, разработку приоритетов и стимулов развития украинского кино, телеконтента, книгопечатания, в частности, освещения героического сопротивления украинского народа российской агрессии» также будут принимать министерство культуры и другие ведомства.

На деле за фразами о защите информационного пространства от «агрессора» и развитии национального культурного продукта скрывается банальная украинизация всех сфер жизни страны. Осенью прошлого года Верховная Рада приняла закон о введении квот в радиоэфире, который вступил в силу 8 ноября. С этого дня доля украиноязычного контента, который включает как песни, так и программы, и рекламу, должна составлять не менее 25% от общего объема. К 2018 этот показатель обязан, по мнению депутатов, вырасти до 35%.

В конце января 2017 Киев ввел полный запрет на три месяца на ввоз книг из России, в том числе в ручной клади. Потом в «незалежной» пояснили, что несколько книг для личного пользования ввозить, вроде бы, можно, а вот для продажи — ни-ни.

Теперь на очереди телевидение. Еще в прошлом году нардепы Николай Княжицкий и Виктория Сюмар подали в Верховную Раду законопроект № 5313, который обеспечит квоты для украинского языка и в телеэфире. 3 февраля в парламент поступил доработанный вариант законопроекта. Он оказался еще более жестким, чем в случае с радио. Предполагается, что 75% контента как общенациональных, так и региональных каналов должно быть строго на украинском языке. Исключение не делается даже для каналов, которые вещают в местах компактного проживания нацменьшинств. Единственный язык, который получил карт-бланш — это крымско-татарский. В остальном использование других языков за пределами скудной квоты без дублирования или озвучивания допускается только в репортажах с места событий и в комментариях гостей.

На реализацию закона каналам отводится всего лишь один месяц, и эксперты говорят, что выполнить требования за такой короткий промежуток им будет сложно. Особенно это касается региональных каналов, которые вещают на Юго-Востоке страны. Тем не менее, предложенный вариант закона еще самый мягкий — в Верховной Раде зарегистрированы два документа, по которым доля украинского языка в телевещании вообще должна составить 100%.

Вице-премьер Украины Вячеслав Кириленко высказал уверенность в том, что Верховная Рада одобрит предложенный законопроект. Голосование за радиоквоты, которое называют своеобразной репетицией, завершилось с результатом в 268 голосов «за» при 221 необходимых. Сегодня телерадиоорганизации могут самостоятельно выбирать язык вещания, что регулируется так называемым законом Кивалова-Колесниченко, принятом еще при «регионалах». В пояснительной записке к проекту закона Княжицкого о квотах говорится, что этот документ «уничтожает гарантии защиты интересов государства и осуществления вещания телерадиоорганизациями на украинском языке», поэтому должен быть отменен.

Несмотря на то, что в Киеве предпочитают говорить о «ласковой украинизации», мягкими проводимые меры явно не назовешь.

Примечательно, что украинская власть отказывается учиться на собственных ошибках. Ведь волнения в Крыму и Донбассе начались не в последнюю очередь потому, что новые «майданные» власти одним из первых решений хотели отменить закон Кивалова-Колесниченко. После начала конфликта сторонники Киева какое-то время пытались делать акцент на том, что дело не в языке, и русскоязычные патриоты Украины никак не ущемлены в своих правах. Но после возможного принятия закона о квотах в телеэфире прибегать этому аргументу будет довольно сложно.

Заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова Богдан Безпалько считает, что такая политика вполне укладывается в логику украинских властей.

— Законопроект о квотах на телевидении может быть принят, особенно на фоне нынешней экономической стагнации и деградации на Украине. Для того чтобы отвлечь население, обычно ищут внутреннего или внешнего врага. Сейчас в качестве внутреннего врага русский язык. Введение такого рода практики на радиостанциях привело к тому, что некоторые оштрафованы, другие на грани закрытия. Нужного для выполнения новых требований количества украиноязычного контента в стране просто нет.

Такая же ситуация может возникнуть и с квотами на телевидении. Поэтому мне кажется, что этот законопроект направлен, прежде всего, против российских телеканалов, которые еще где-то транслируются. Теперь они будут объявлены вне закона.

Хотя население Украины давно уже переходит на спутниковые тарелки. Это тоже вызывает беспокойство украинских депутатов, и они предлагают ввести лицензирование или вообще ограничить их использование.

В любом случае, подобные практики говорят о слабости украинского языка. Украинский продукт всегда проигрывает в условиях, когда находится на равных с русским, да и многими другими. Поэтому на Украине создаются условия позитивной дискриминации, когда преимущество отдается украинской культуре и ее производным, а русский и остальные языки дискриминируются.

«СП»: — Принятие такого закона не приведет к новому всплеску недовольства населения?

— К согласию в обществе он точно не приведет. Напротив, возможно еще большее разделение. В то же время, я не верю, что этот документ вызовет значительное недовольство. Это раньше языковой вопрос был одним из самых актуальных на Украине, шла борьба за официальный статус русского языка. Но сейчас на фоне войны в Донбассе, ежедневных обстрелов Донецкой и Луганской народных республик вряд ли кто-то готов открыто высказывать недовольство.

Сопротивление существует, но оно в значительной степени подавлено и скрыто. Недавно один из украинских депутатов говорил, что 65% населения в Николаевской области настроены пророссийски. И даже не здороваются с ветеранами АТО. Другой депутат заявлял, что если бы Россия начала предоставлять гражданство, большая часть населения Юго-Востока Украины с удовольствием бы его приняла.

Это возвращает нас к тем жителям Юго-Востока, которые хотели бы получить статус беженца, переселенца или гражданина РФ. Сегодня действует ряд программ, но все они чрезвычайно забюрократизированы и не дают возможности оформить российский паспорт. А ведь Россия получила бы не только рабочие руки, но и людей одной с нами культуры и языка. И, соответственно, могла бы купировать демографическую проблему, которая будет усиливаться и станет особенно острой к 2030 году. К нам могут переехать носители русского языка, того самого, который пытаются с помощью законов ограничить или вовсе вывести из оборота на Украине.

«СП»: — Удастся ли это сделать?

— Сам по себе украинский язык на Украине носит характер скорее идеологический, чем лингвистический. Большинство граждан говорит на русском языке или на так называемом суржике. Но для того, чтобы доказывать окружающим и самим себе, что они не являются наследниками русской культуры, в Киеве апеллируют к литературному украинскому языку, который используют в основном только профессиональные патриоты, активисты и политики. Да и те зачастую допускают серьезные ошибки в публичных речах. Тот же Порошенко например, как-то на трибуне забыл как будет слово «кошелек». Поэтому это вопрос идеологии, а не реального использования в обществе или предоставления прав носителям какого-либо языка.

— Складывается впечатление, что в Киеве только и делают, что смотрят на то, что происходит в России, — комментирует инициативу украинских властей преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ Вадим Трухачёв. — Раз министр обороны Сергей Шойгу объявил о создании информационных войск в России, они и тут подключились и «противостоят». Ничего своего придумать не в состоянии, и обезьянничают.

«СП»: — Может ли быть принят закон о квотах на телевидении в нынешнем виде?

— Думаю, закон примут, но работать он не будет. Потому что невозможно в Харькове, Одессе, Днепропетровске, Запорожье, Киеве и даже во Львове обеспечить 75% украиноязычного эфира. Кроме того, если жестко следить за выполнением новых норм, через несколько лет можно будет попрощаться с некоторыми областями Черновицкой и Закарпатской областей, где компактно проживают румыны и венгры. Они не будут соблюдать этот закон и наверняка каким-то образом проявят свое недовольство.

Невозможно через колено заставить что-то полюбить. А при всем уважении к украинскому, тем более невозможно сделать это с языком, на который многие вещи, вроде научных трудов по физике и математике, даже не переведены. Даже если закон примут, чем наполнить эфир? Походными песнями ОУН-УПА *? Да они столько песен не написали. Думаю, технически нельзя обеспечить выполнение этого закона.

Читайте также

«СП»: — Но не зря же говорят, что вода камень точит. Не приведут ли эти усилия к тому, что русский окажется вытеснен с территории Украины?

—  С учетом того, что эти языки очень похожи, но уровень их развития не сопоставим, а на Юго-Востоке, в особенности в городах, на украинском почти никто не говорит, внедрить его не удастся. Тем более в век, когда есть интернет, спутниковое телевидение и доступ к любому контенту.

Язык народных песен не может бороться с языком большой науки — при всем уважении и любви к украинскому языку. Не даром тот же Порошенко и Тимошенко, как только телекамеры выключают, переходят на русский.


*Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал ОУН-УПА экстремистскими организациями. Их деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня