Политика / Власть

Интриги Кремля: Кто останется в фаворитах Путина

И почему президент не нуждается в новых лицах

  
18115
На фото: премьер-министр РФ Д.Медведев  на пленарном заседании Госдумы РФ
На фото: премьер-министр РФ Д. Медведев на пленарном заседании Госдумы РФ (Фото: Дмитрий Астахов/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)
Материал комментируют:

В среду, 11 апреля премьер-министр Медведев отчитался о работе своего Кабмина за прошедшие шесть лет. Оказалось, эта шестилетка стала годами «открытия себя», «открытия новых возможностей». Россия научилась извлекать выгоду из текущей конъюнктуры, превращать вызовы в стимулы развития. Кто бы спорил, ведь сказанное каждый может толковать по своему разумению. Например, «открытие себя и новых возможностей». Жаль вам, что Дмитрий Анатольевич продолжая свое развитие, избавлялся от своих иллюзий? То есть вчерашних друзей-партнеров? К примеру, нынешних сидельцев Лефортово — братьев Магомедовых? А не воруйте! Ведь ныне — другая реальность, с ней надо считаться. Но все-таки, лучше считать, так сказать, монетизировать вызовы в стимулы развития. Ударили по олигархам-партнерам санкциями проклятые америкосы — кабмин не растерялся, подсуетился с идеей создания российских офшоров. Виданое ли дело, по версии Bloomberg, потери понесли 26 из 27 самых богатых россиян, которые были включены в индекс миллиардеров. В общей сложности на фоне обрушения фондового рынка несчастные за день потеряли 16 млрд. долларов. Как тут, наперекор указаниям президента, «не порадеть родному человечку»?

А в остальном у председателя правительства все отлично, проблем нет, верной дорогой идем, господа-товарищи! Поэтому премьер покидал трибуну Госдумы под бурные, продолжительные аплодисменты «Единой России»… Хотя аплодировать-то нечему: для большинства россиян настоящее — сумрачно, а будущее? Наш лукавый премьер честно сказал, что его бессмысленно спрашивать о будущем, потому как этим будущим займется уже новое правительство. А вдруг новое окажется старым?

Ждали перемен после выборов. А что произошло сразу после них? Трагедия в Кемерово, падение рубля, растущие цены на продукты, а тут еще повышение пенсионного возраста, правда, с прибавкой к пенсии в 250 рублей. Опять же, арестованные братья Магомедовы, страдающие от отсутствия телевизора в камере… 22 миллионам нищих россиян они не так важны, как и какая-то борьба кланов, борьба с коррупцией, внутриэлитные разборки. Ведь и Кемерово — это трагедия, которую тоже породила коррупция…

— Все события, происходящие в стране, взаимосвязаны, повязаны на конкретных людях. В том числе с этой антикоррупционной чисткой, борьбой, явной или виртуальной, с коррупцией, — считает политолог Андрей Колядин.

— Если говорить о деле братьев Магомедовых… Вот представьте себе: на протяжении многих десятилетий в Дагестане финансовые ресурсы никогда не опускались ниже самой верхней прослойки — тейповой. Финансовые ресурсы, которые приходили на самые различные программы, начиная от ЖКХ и заканчивая развитием экономики, оседали где-то в самой верхней прослойке. Они даже внутрь тейпа не опускались до самого низа. Случались вообще уникальные вещи, когда приходили деньги с утра, а к вечеру их уже не было, и никто не знал, где они находятся: пришли на банковские счета и — исчезли. Требовались перемены. Прислали Васильева, чтобы среди прочих задач, начать и антикоррупционную зачистку. Я могу сказать, что сейчас Дагестан — это самый щедро финансируемый регион Российской Федерации. Он обгоняет Крым и Чечню по количеству вкладываемых туда ресурсов. Власть заинтересована, чтобы эти ресурсы не растворялись по привычным каналам в самой верхушке руководства, а уходили действительно на программы, которые могли бы преобразовать Дагестан. Я, встречаясь с старейшинами, услышал великолепную фразу: «Если кавказскую землю не поливать потом, она будет полита кровью». Это абсолютная правда. И поэтому сейчас начались антикоррупционные действия на территории, 155 чиновников высшего звена под судом и следствием. А Магомедовы — выходцы оттуда и они не потеряли своих контактов с территорией, и наверняка так или иначе, прямо или косвенно принимали участие в каких-то финансовых проектах. Соответственно, встал вопрос: что делать дальше? Продолжить антикоррупционную кампанию, переходя уже на следующие уровни?

«СП»: — Если вы считаете, что все это как-то улучшит жизнь россиян, то ведь упоминаются очень важные фигуры близкие к Кремлю. Мол, они напрямую работают с Дворковичем, а он, в свою очередь, взаимодействует с Дмитрием Медведевым?

— Они, бесспорно, талантливые, да. Любые финансово-промышленные группы, как только они из просто богатых становятся очень богатыми, то есть олигархами, заручаются поддержкой тех или иных провластных структур. Олигархия — это зарабатывание денег, используя возможности власти. Давайте всё-таки криминал убирать из власти. Я вам могу сказать, по Московской области, когда были выборы, 17 тысяч человек зачистили. Люди, имея то или иное криминальное прошлое, пытались войти во власть. Я сталкивался с тем, что увольняли из администрации президента одного из проходимцев, который решил свое удостоверение и свое место продать, кажется, за 500 тысяч долларов.

Читайте также

«СП»: — Самое время поговорить о грядущем формировании правительства. Финансовые группы, представители российского бизнеса, близкие к власти, тревожатся. К чему приведет это брожения в элитах?

— Президент у нас принимает решения. Парламентские партии, как бы они ни выигрывали на выборах, тем не менее назначить «своего» премьера, «своих» министров чаще всего не могут. Что родится в президентской голове? Конечно, он советуется, у него есть определенное окружение, которое дает те или иные рекомендации, но до самого последнего момента никто не знает, будут ли изменения? Поэтому борьба ведется, используются все факторы.

«СП»: — Будут ли изменения, перемены о которых Путин говорил в предвыборных речах?

— Думаю, что такого не будет. Ситуация такова, что и сами прошедшие выборы, по моему представлению, президенту дали ощущение, что, в принципе, и так всё хорошо. Внутренняя политика нормальная, выборы прошли честно, легитимно, за него проголосовала изрядная часть людей, и поэтому не нужно никаких резких движений. Некие изменения в кабинете министров будут наверняка, президент об этом говорил. Но коснутся ли они статуса Медведева, его замены, в этом у меня есть определенные сомнения. Медведева менять не будут, хотя бы потому, что он — «громоотвод»: когда возникают какие-то экономические проблемы, они бьют не по президенту, а по Дмитрию Анатольевичу. Он отводит, скажем так, народное негодование от Путина. Есть еще один немаловажный момент: любой человек, которого сейчас назначат премьером, будет восприниматься преемником Путина. И значит, если это будет новая, яркая, незаурядная фигура, он оттащит на себя часть власти, от президента в том числе. Путину это не надо.

«СП»: — Значит, все разговоры о его досрочном уходе с поста, беспочвенны?

— Думаю, никто не даст Владимиру Владимировичу уйти раньше. Он, находясь во власти, является гарантом определенных политических, экономических сил, которые делают ставку на него. Потому что любой другой человек, приходя на его место, всё равно не будет обладать той же силой влияния на общество, на силовые структуры, на элиты, каким обладает он сейчас. Потому что как только приходит новый человек, а рано или поздно это произойдет, начнутся попытки передела собственности, властного влияния.

«СП»: — А они сейчас не идут разве? Арест Магомедовых — это не передел собственности?

— Это первый звоночек. Любые события, связанные с арестом собственников, означают передел собственности.

«СП»: — Уточните, это борьба за собственность или борьба с коррупцией?

— Борьба за собственность — одно из побочных действий борьбы с коррупцией.

«СП»: — Может, проясните тогда, чего ждать нам от предстоящей шестилетки Путина: обещанного прорыва, модернизации?..

— Будут медленные изменения, реализуются некие проекты, в том числе не совсем популярных. Кстати, президент был единственным, кто в ходе избирательной кампании не представил свою программу экономического развития страны. Он говорил только о том, что есть, что было: это — проекты материнства, детства, юности. Запущенные год назад, они работают, в них вложены ресурсы. В прорывных темпах, наступательном развитии экономики, сомневаюсь.

«СП»: — Санкционная война Запада, в том числе и с российским истеблишментом, влияет на внутреннюю политику? На пересмотр кадровых рядов?

— Давление на Россию, ее внешнюю и внутреннюю политику продолжится. Я, кстати, не уверен, что с уходом Путина это прекратится. Что касается кадровой перетряски, узнаем после инаугурации президента, хотя «революции» ждать тут не приходится. Арестовав братьев Магомедовых, власть дала сигнал, что нужно менять правила игры: чистка будет. Эта тенденция коснется и других финансово-промышленных группы. Но, опять-таки, я не убежден, что она коснется близкого окружения ВВП. Сигнал дан всему Кавказу. Начинайте работать по новым правилам.

«СП»: — А каковы эти «новые правила»? Не воруй или — делись?

— Новые правила подразумевают, что царей на территории больше нет. Есть большой холдинг под названием «Россия». Есть назначаемые молодые технократы, менеджеры, которые иногда присылаются из других совершенно сфер, из других территорий: они должны выполнять соответствующие задачи, поставленные федеральным центром. Я не согласен с «назначениями из центра». Считаю, что должны быть прямые выборы, губернаторы должны избираться и быть местными. И — пройти муниципальный фильтр. Не надо ставить препоны. Как говорится, «мы можем вырастить бабу ягу в своем коллективе». Предположим, в сентябре у нас пройдет Единый день голосования. В том числе состоятся и выборы губернаторов. Вопрос — будут ли они конкурентными, открытыми? Нет такого шанса. Закрытость выборов нужна действующей власти: так проще управлять. Когда человек полностью от тебя зависит, его назначение и избрание полностью решает федеральная власть, он ей обязан всем, соответственно, на него другие рычаги влияния. Вот такая «кадровая политика», борьба с коррупцией.

«СП»: — А как Кремль хочет, чтобы назначаемые губернаторы, технократы управляли социальной обстановкой, социальной напряженностью, экономической, когда они оторваны от общества, подчиняются Москве?

— А будет так, как в Волоколамске, например. Одного снежками закидывают, второй получит в лоб… У нас нет практики публичной политики, реального взаимоотношения власти и общества. Ситуация такова, что для протеста закрыто всё. Выборы закрыты. Потому что выборы — это способ выброса протеста. Если какой-то из руководителей негодяй, и это все понимают, то, не избирая его, общество освобождается от внутренней злобы и раздражения. У нас утеряны демократические принципы, публичная политика, тогда как во всём мире 2/3 всей политики — публичная…

Читайте также

«СП»: — Как бы то ни было, власть у нас непотопляема: плевала она на снежок в спину, отряхнулась и укатила. Она и цинична. Тулееву «мораль не позволяет оставаться на посту губернатора», но в самый раз занять место председателя парламента.

— Кемерово, там отдельная история. Тулеев… То, что там случилось — это издержки местного пиара. Надо понимать, что это электоральный султанат, где были особые правила, зачищенная поляна, и так далее. У Тулеева был образ здорового, сильного, постоянно руководящего регионом человека. Потом — тяжелейшая операция на спине. Надо было показывать Тулеева таким, какой он есть. Вот он сидит в коляске, вот возят его на работу в коляске. Надо было говорить, что он в коляске, но мозги-то у него никуда не делись. И когда случилась трагедия в «Зимней вишне», его можно было в коляске привезти к народу. Чтобы люди поняли, он действительно человек, который способен оказаться рядом с ними в беде. Но была пиарная обманка: губернатор здоровый, бодрый. Просто не может приехать к месту трагедии, потому что «его кортеж мог мешать подъезду специальной техники». Эта трагедия может повториться в любом городе.

«СП»: — Каково будущее России…

— У нас всё меняется очень быстро, поэтому очень многое зависит от того, кто будет преемником Путина. Кто он? Неизвестно. Он может быть совершенно неожиданным человеком. Один из принципов современной политической системы — максимально скрыть потенциальные назначения и потенциальные изменения. Непонятно, что будет после 7 мая, кто у нас будет первым замом по внутренней политике в администрации? Что будет с Кириенко и командой — не понимаю. Будет премьер прежний или будет премьер новый — не понимаю. Все решается одним человеком — президентом. А если невозможно спрогнозировать появление конкретных персон, невозможно спрогнозировать и будущее.


Новости политики: Навальный объявил о массовой акции протеста перед инаугурацией Путина

Новости по теме: Матвиенко прокомментировала предложение Кадырова о продлении полномочий президента РФ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Армен Гаспарян

Писатель, публицист

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня