Грузия вернула бы Абхазию и Южную Осетию, но без России — никак

Тбилиси в День независимости республик задумался над тем, как исправить прошлые ошибки

12570
На фото: погранзастава на границе Южной Осетии и Грузии
На фото: погранзастава на границе Южной Осетии и Грузии (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)
Материал комментируют:

Практически революционная ситуация по В. И. Ленину («Верхи не могут, низы не хотят»), когда Грузия не может вернуть свои бывшие территории в лице Абхазии и Южной Осетии, а эти республики не хотят вернуться под крыло Тбилиси. Попытка вооруженного «восстания» в 2008 году, названного в Грузии «восстановлением территориальной целостности страны», закончилась вбиванием еще большего клина — войну в Цхинвале помнят недоброй памятью с обеих сторон. И в большей части винят (а где-то и ненавидят) главного «революционера» — тогдашнего президента Саакашвили, отдавшего приказ «Градами» восстанавливать целостность Грузии. Граница «спорных субъектов» до сих пор ощетинена штыками. И, вроде, нет никаких шансов на примирение.

Как говорится — время лечит. За минувшие 10 лет после нападения Грузии на Южную Осетию в какой-то слегка поутихла боль утрат — первая сторона потеряла во время этого вооруженного конфликта около 400 человек, вторая, по разным данным, — от 400 до 1600, но миром здесь не особо-то пахнет. В Абхазии за 26 лет после войны тоже не стали называть грузин братьями, но и былая враждебность как-то поутихла. А вот в самой Грузии все чаще говорят, что проблему надо решать мирным путем. И, как показывают данные всевозможных опросов, жители этой страны в большей степени лояльности относятся к своим теперь уже соседям из Южной Осетии и Абхазии. При этом вопрос «возврата территорий» не снимается с повестки дня ни на правительственном, ни на общественном уровне.

Читайте по теме

— Грузия никогда не откажется от «потерянных территорий», равно как и Абхазия с Южной Осетией не согласятся стать частью Грузии, — считает политолог, директор Центра анализа стратегии технологий Руслан Пухов. — При этом, никогда не говори «никогда», вероятно, что в каком-то обозримом будущем подобное воссоединение или присоединение может произойти. Никто ведь еще пять лет назад не говорил о «крымской весне» и возвращении полуострова в России, но обстоятельства сложились так, что жители Крыма сами этого захотели, а уже «вежливые люди», помогли обезопасить юридическую сторону вопроса. В Грузии несколько иная история — ни абхазы, ни осетины пока никаким боком не хотят возвращаться «к родным берегам» и с надеждой смотрят на Россию. И, как мне кажется, именно от Москвы зависит вероятность потепления отношений между Тбилиси и «мятежными» Сухуми и Цхинвалом. При том, что процесс постепенного оздоровления российско-грузинских отношений уже идет, о полном их восстановлении пока нет речи. Что говорить, если в Грузии упорно не желают отменить дискриминационный закон «Об оккупированных территориях», который устанавливает уголовную ответственность за посещение Абхазии и Южной Осетии.

Тут есть и еще такой нюанс. Когда грузины называют русских «оккупантами», они оскорбляют не нас, а абхазов и осетин, потому что под оккупантами живут захваченные народы с рабской участью. Такая риторика оскорбительна, как минимум, и получается, что для Тбилиси абхазы и осетины не существуют — есть только грузины и «русские оккупанты». По этой логике получается, что Грузия хочет вернуть Абхазию и Южную Осетию без абхазов и осетин, поэтому они не верят грузинам, которые называют их «братьями». И не Россия должна отозвать свое признание независимости Абхазии и Южной Осетии, а абхазы и осетины должны захотеть изменить сегодняшний статус своих республик. Замечу, что с надеждой на примирение грузин с абхазами и осетинами, Россия уже 10 лет не аннексирует Абхазию и Южную Осетию, не присоединяет их к своей территории, несмотря на многократные просьбы части проживающего там населения. Тут официальному Тбилиси есть над чем задуматься, — уверен Руслан Пухов.

В последнее время у россиян стало модным ездить в Грузию, благо такая возможность появилась. В Тбилиси, Батуми, Кобулети, Махинджаури все чаще звучит русская речь — едут из Москвы, Питера и других городов. Отзывы — самые положительные: «Грузия прекрасна, а отношение и сервис замечательные». Отдых-отдыхом, но из впечатлений от поездки отмечается и такой нюанс — грузины не попрекают россиян за присутствие армии РФ на территории Абхазии и Южной Осетии. Эту тему старательно обходят стороной, а уж если заходит разговор на эту тему, то «принимающая сторона» не использует агрессивную тональность, а всякий раз недобрым словом поминает своего бывшего президента, который испортил отношения с «регионами».

Все-таки идеология и пропаганда имеет большое значение, как ни крути, а официальный «курс партии» накладывает отпечаток в сознании людей. Вот первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия организовал военные походы на Абхазию и Южную Осетию при полной поддержке населения. Изначальные агрессивные действия (до разгрома в 2008-м) Михаила Саакашвили тоже были представлены как некий акт «доброй воли». Риторика их поступков подкреплялась тезисами — «любой ценой», «утопим в крови», «поставим на колени». И ведь хлопали, поддерживали, рвались в бой. Нынешний президент Грузии Георгий Маргвелашвили, при всем при том, что призывает «не сюсюкаться с Россией», более миролюбивый политик. И с 2013 года, когда он пришел к власти в стране, пути решения территориального вопроса с Абхазией и Южной Осетией, который остается для Тбилиси актуальным, уже не предусматривает применения военной силы.

Такая политика высшего руководства страны наложила отпечаток и на общественное сознание населения страны. Граждане Грузии по-прежнему считают потерю Абхазии и Южной Осетии большой трагедией для своей страны, но при этом верят, что в первую очередь российским и грузинским политикам удастся договориться и решить накопившиеся проблемы мирным путем. А в политике, как и в бизнесе, торг уместен. Но тут, как говорится, баш на баш (например, отказ Грузии от контактов с НАТО взамен на восстановления целостности) получится лишь в том случае, если сами Абхазия и Южная на это согласятся. Предполагаемое здесь условие — автономия в составе Грузии, чего собственно в республиках и добивались еще с 1991 года.

Есть у меня в Абхазии друг — Гиви (фамилию не назову). Ну как друг, скорее хороший знакомый, с которым всегда встречаюсь при поездках в Страну Апсны. Раньше он был грузинским (!) «вором в законе», в 1992 году командовал батальоном ополченцев, который сражался с грузинским отрядом «Белый орел» при защите Сухуми, сейчас занимается бизнесом, владеет отелем и еще что-то там «мутит на стороне». В общем, коренной абхаз. Так вот, Гиви говорит, что война с Грузией никогда бы не случилась, если бы Тбилиси не захотел установить «крышу» над Сухуми. «Если по понятиям, то каждый контролирует свою территорию, ведет там свои дела, — считает он. — И „общак“ потому так и называется, что он для общих дел предназначенный. А грузины захотели все приватизировать под себя, установить свой полный контроль. Так не бывает. По другому нужно было решать проблему — сесть и договориться».

Читайте также

Пусть в логике рассуждений Гиви есть своеобразная специфика, но если перевести на язык политических отношений между регионами, то так оно и получилось — Тбилиси хотел полного и безраздельного подчинения Сухуми. А ведь есть и другой пример, с Батуми, столицей Аджарии, которая теперь как автономная республика входит в состав Грузии и прекрасно развивается. Там ведь тоже едва не дошло до войны, когда Аслан Абашидзе (с 1991 года председатель Верховного совета Аджарской автономной республики) создал собственную армию в качестве противовеса вооруженным группировкам сторонников и противников Звиада Гамсахурдия.

В Грузии сейчас, как говорят в России, чешут репу, памятуют старые ошибки и думают как исправить ситуацию и наладить отношения с Абхазией и Южной Осетией, которые сегодня отмечают 10-летие признания их независимости Россией, — уже без «разборок».

Донбасс, последние новости: В ДНР рассказали о массовых потерях в рядах ВСУ из-за алкоголя и наркотиков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня