Политика / Новости Украины

Освобождение «Норда»: Чем ответит Москва на новые провокации Киева

Наших моряков отпустили, а осадочек остался

  
7761
На фото: российские моряки с сейнера "Норд"
На фото: российские моряки с сейнера «Норд» (Фото: Global Look Press)

Семь членов экипажа российского судна «Норд» во вторник на границе Крыма и Украины были обменяны на семерых украинских моряков. По словам уполномоченного по правам человека в Крыму Людмилы Лубиной, в обмене участвовали моряки с двух украинских судов, в том числе с рыболовецкого ЯМК-0041. Украинцы обвинялись в незаконном лове рыбы возле берегов российского Крыма.

Вместе с тем, капитан «Норда» Владимир Горбенко по-прежнему остаётся на Украине.
Вернувшиеся в Россию моряки судна «Норд» после первых радостных эмоций уже заявили, что история с их удержанием не закончится, пока не будет возвращён удерживаемый на Украине капитан сейнера.

«Вся эта ситуация длилась больше семи месяцев и продолжает длиться. У нас ещё остался незакрытый вопрос с капитаном. Мы почувствуем себя дома окончательно, когда приедет капитан. Нам обещают, говорят, что вроде бы вопрос сдвинулся с мёртвой точки. Пока капитан не вернётся, нам не будет жизни», — сказал матрос Павел Чмыхалов журналистам.

По его словам, Горбенко — «капитан с большой буквы», который постоянно думает об экипаже". «Я прошу всех, помогите вернуть капитана домой, где его ждёт семья», — подчеркнул матрос.

Читайте по теме

При этом само судно «Норд», принадлежавшее российскому владельцу, конфисковано, и возвращать его Украина не собирается.

Украинские чиновники уже открестились от прозвучавшего в российских СМИ обозначения произошедшего события, как «обмена». По их словам, произошло просто совпадение, поскольку Украина не могла менять крымчан, которых считает украинцами, на других украинцев.

В любом случае, даже если удастся вернуть на Родину капитана «Норда» — осадочек остаётся.

Россия вынуждена действовать достаточно сомнительными методами, чтобы вызволять своих граждан. Притом, что баланс сил в Азовском и Чёрном морях явно в нашу пользу.

— В данном случае, вне зависимости от политических и юридический нюансов, всё было сделано правильно, — считает адвокат и политолог Дмитрий Аграновский. — Наши моряки оказались в России, на свободе, чего бы там не вещали украинские СМИ и политики.

Что касается правовой природы произошедшего, мне это напомнило обмен военнопленными.

«СП»: — То есть таким образом стороны де-факто признали, что находятся друг с другом, как минимум, в состоянии холодной войны?

 — Холодная война, иногда напоминающая горячую, и так идёт уже не один год, между Россией и Украиной. Хотя мне всегда сложно говорить о войне или каких-то юридических коллизиях отношений между государством Россия и государством Украина. Я никогда ни при каких обстоятельствах не признавал и не собираюсь признавать Беловежские соглашения, как имеющий юридическую силу документ. Независимая Украина — это не государство. Это американский антироссийский проект. На сегодняшний день территория, называемая Украиной, по моему глубокому убеждению, просто искусственно оторвана от России и рано или поздно должна вернуться под юрисдикцию России. До того времени мы всегда будем иметь проблемы и угрозы исходящие от этой территории. И история с «Нордом» это ещё достаточно безобидная история в свете того, что мы можем получать в дальнейшем. Если кто-то надеется, что отношения с так называемой Украиной когда-то нормализуются, это напрасные надежды, на какие бы уступки мы ни шли, в «незалежном» Киеве всегда найдут повод, чтобы выставить нам претензии.

«СП»: — Был ли у нас вариант более жёстко ответить на действия украинских пограничников, захвативших «Норд»?

— Отвечать надо было жёстко ещё в 2014 году, когда по всем признакам произошёл насильственный захват власти в Киеве. Тогда нельзя было признавать выборы президента в условиях узурпации власти националистическими бандеровскими силами. Но тот поезд ушёл. Наши действия сейчас — результат продолжающейся непоследовательности нашей позиции по Украине. Мы что-то признаём, что-то нет. Крым мы считаем российским, а Донецк и Луганск, где в любой момент можно провести референдум о вхождении в состав России с заранее известным результатом, почему-то продолжаем считать украинским, хотя Украина давно де-факто отказалась от заботы о якобы своих гражданах, живущих в Донбассе, вместо этого она их методично уничтожает.

Наши партнёры видят слабость и двойственность нашей позиции и пользуются этим. Сам по себе захват «Норда» — вопиющее событие. Мы могли бы просто перекрыть Керченский пролив для всех судов, идущих в украинские порты. Но мы этого не делаем, поскольку наша власть боится усиления санкций, как против России в целом, так и адресных. Не думаю, что Советскому Союзу удалось бы выиграть войну, если бы его руководство в предвоенный период оглядывалось на чьи-то санкции.

Тем не менее, повторяю, в той ситуации, которую мы имеем с обменом моряков конкретные чиновники (в данном случае я употребляю это слово в положительном смысле), в частности, уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, сделали всё правильно. Главное — наши граждане смогли вернуться на Родину.

«СП»: — Тем не менее, капитан «Норда», по сути, остаётся в плену и само судно Россия вряд ли получит назад…

— Да, это так. Скажу больше — я на 100% уверен, что подобные провокации в Азовском море со стороны киевского режима будут продолжаться.

— Обмен задержанными гражданами — общепринятая в международных отношениях практика между конфликтующими государствами, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Алесандр Шатилов. — По сходному принципу действуют в сфере дипломатии, высылая сотрудников посольств в одинаковом количестве. Поэтому, я думаю, что в данном конкретном случае Россия действовала вполне адекватно, учитывая, что российские пограничники одновременно ужесточили контроль за идущими в украинские торговые порты судами. Эта косвенная блокада отбивает желание у многих судовладельцев иметь дело с такими ненадёжными партнёрами, которых руководство Украины само подставляет под удар.

Я думаю, что на самом деле режим Порошенко сам опасается дальнейшей реальной, а не медийной эскалации на Азовском море. Поскольку население Бердянска и Мариуполя всегда относилось с недоверием к «майданной власти», а если будет осложняться социально-экономическая ситуация, могут случиться массовые протесты. Это, конечно, не нужно Порошенко, особенно в преддверии президентских выборов.

Читайте также

«СП»: — Пока мы не освободили капитана «Норда» Владимира Горбенко. А в будущем можно быть уверенным, что Украина больше таких провокаций с захватом рыбацких судов устраивать не решится?

— С учётом неадекватной политической системы в Киеве уверенным быть нельзя ни в чём. Другое дело, что теперь украинское руководство ещё 20 раз подумает, устраивать ли ему какую-то провокацию в Азовском море.

Я уверен, если мы начнём проводить более жёсткую политику в отношении Украины, сочетая дипломатическое давление с экономическим, это даст необходимый эффект.

Пока же, мы недостаточно жёстко действовали в отношении Украины. Только сейчас, спустя 4 года после введения санкций против нас, мы собираемся ответить Украине контрсанкциями. Лучше поздно, чем никогда. Но я считаю, что не мешало бы найти способ помочь военным ДНР и ЛНР навсегда отбить охоту у ВСУ нарушать Минские соглашения в части применения тяжёлых вооружений.


Новости политики: Польский парламент поддержал законопроект о запрете бандеровской идеологии

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Исаев

Директор Института актуальной экономики

Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня