Политика / Кризис на Украине

Освобождение «Норда»: Чем ответит Москва на новые провокации Киева

Наших моряков отпустили, а осадочек остался

  
7760
На фото: российские моряки с сейнера "Норд"
На фото: российские моряки с сейнера «Норд» (Фото: Global Look Press)

Семь членов экипажа российского судна «Норд» во вторник на границе Крыма и Украины были обменяны на семерых украинских моряков. По словам уполномоченного по правам человека в Крыму Людмилы Лубиной, в обмене участвовали моряки с двух украинских судов, в том числе с рыболовецкого ЯМК-0041. Украинцы обвинялись в незаконном лове рыбы возле берегов российского Крыма.

Вместе с тем, капитан «Норда» Владимир Горбенко по-прежнему остаётся на Украине.
Вернувшиеся в Россию моряки судна «Норд» после первых радостных эмоций уже заявили, что история с их удержанием не закончится, пока не будет возвращён удерживаемый на Украине капитан сейнера.

«Вся эта ситуация длилась больше семи месяцев и продолжает длиться. У нас ещё остался незакрытый вопрос с капитаном. Мы почувствуем себя дома окончательно, когда приедет капитан. Нам обещают, говорят, что вроде бы вопрос сдвинулся с мёртвой точки. Пока капитан не вернётся, нам не будет жизни», — сказал матрос Павел Чмыхалов журналистам.

По его словам, Горбенко — «капитан с большой буквы», который постоянно думает об экипаже". «Я прошу всех, помогите вернуть капитана домой, где его ждёт семья», — подчеркнул матрос.

Читайте по теме

При этом само судно «Норд», принадлежавшее российскому владельцу, конфисковано, и возвращать его Украина не собирается.

Украинские чиновники уже открестились от прозвучавшего в российских СМИ обозначения произошедшего события, как «обмена». По их словам, произошло просто совпадение, поскольку Украина не могла менять крымчан, которых считает украинцами, на других украинцев.

В любом случае, даже если удастся вернуть на Родину капитана «Норда» — осадочек остаётся.

Россия вынуждена действовать достаточно сомнительными методами, чтобы вызволять своих граждан. Притом, что баланс сил в Азовском и Чёрном морях явно в нашу пользу.

— В данном случае, вне зависимости от политических и юридический нюансов, всё было сделано правильно, — считает адвокат и политолог Дмитрий Аграновский. — Наши моряки оказались в России, на свободе, чего бы там не вещали украинские СМИ и политики.

Что касается правовой природы произошедшего, мне это напомнило обмен военнопленными.

«СП»: — То есть таким образом стороны де-факто признали, что находятся друг с другом, как минимум, в состоянии холодной войны?

 — Холодная война, иногда напоминающая горячую, и так идёт уже не один год, между Россией и Украиной. Хотя мне всегда сложно говорить о войне или каких-то юридических коллизиях отношений между государством Россия и государством Украина. Я никогда ни при каких обстоятельствах не признавал и не собираюсь признавать Беловежские соглашения, как имеющий юридическую силу документ. Независимая Украина — это не государство. Это американский антироссийский проект. На сегодняшний день территория, называемая Украиной, по моему глубокому убеждению, просто искусственно оторвана от России и рано или поздно должна вернуться под юрисдикцию России. До того времени мы всегда будем иметь проблемы и угрозы исходящие от этой территории. И история с «Нордом» это ещё достаточно безобидная история в свете того, что мы можем получать в дальнейшем. Если кто-то надеется, что отношения с так называемой Украиной когда-то нормализуются, это напрасные надежды, на какие бы уступки мы ни шли, в «незалежном» Киеве всегда найдут повод, чтобы выставить нам претензии.

«СП»: — Был ли у нас вариант более жёстко ответить на действия украинских пограничников, захвативших «Норд»?

— Отвечать надо было жёстко ещё в 2014 году, когда по всем признакам произошёл насильственный захват власти в Киеве. Тогда нельзя было признавать выборы президента в условиях узурпации власти националистическими бандеровскими силами. Но тот поезд ушёл. Наши действия сейчас — результат продолжающейся непоследовательности нашей позиции по Украине. Мы что-то признаём, что-то нет. Крым мы считаем российским, а Донецк и Луганск, где в любой момент можно провести референдум о вхождении в состав России с заранее известным результатом, почему-то продолжаем считать украинским, хотя Украина давно де-факто отказалась от заботы о якобы своих гражданах, живущих в Донбассе, вместо этого она их методично уничтожает.

Наши партнёры видят слабость и двойственность нашей позиции и пользуются этим. Сам по себе захват «Норда» — вопиющее событие. Мы могли бы просто перекрыть Керченский пролив для всех судов, идущих в украинские порты. Но мы этого не делаем, поскольку наша власть боится усиления санкций, как против России в целом, так и адресных. Не думаю, что Советскому Союзу удалось бы выиграть войну, если бы его руководство в предвоенный период оглядывалось на чьи-то санкции.

Тем не менее, повторяю, в той ситуации, которую мы имеем с обменом моряков конкретные чиновники (в данном случае я употребляю это слово в положительном смысле), в частности, уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, сделали всё правильно. Главное — наши граждане смогли вернуться на Родину.

«СП»: — Тем не менее, капитан «Норда», по сути, остаётся в плену и само судно Россия вряд ли получит назад…

— Да, это так. Скажу больше — я на 100% уверен, что подобные провокации в Азовском море со стороны киевского режима будут продолжаться.

— Обмен задержанными гражданами — общепринятая в международных отношениях практика между конфликтующими государствами, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Алесандр Шатилов. — По сходному принципу действуют в сфере дипломатии, высылая сотрудников посольств в одинаковом количестве. Поэтому, я думаю, что в данном конкретном случае Россия действовала вполне адекватно, учитывая, что российские пограничники одновременно ужесточили контроль за идущими в украинские торговые порты судами. Эта косвенная блокада отбивает желание у многих судовладельцев иметь дело с такими ненадёжными партнёрами, которых руководство Украины само подставляет под удар.

Я думаю, что на самом деле режим Порошенко сам опасается дальнейшей реальной, а не медийной эскалации на Азовском море. Поскольку население Бердянска и Мариуполя всегда относилось с недоверием к «майданной власти», а если будет осложняться социально-экономическая ситуация, могут случиться массовые протесты. Это, конечно, не нужно Порошенко, особенно в преддверии президентских выборов.

Читайте также

«СП»: — Пока мы не освободили капитана «Норда» Владимира Горбенко. А в будущем можно быть уверенным, что Украина больше таких провокаций с захватом рыбацких судов устраивать не решится?

— С учётом неадекватной политической системы в Киеве уверенным быть нельзя ни в чём. Другое дело, что теперь украинское руководство ещё 20 раз подумает, устраивать ли ему какую-то провокацию в Азовском море.

Я уверен, если мы начнём проводить более жёсткую политику в отношении Украины, сочетая дипломатическое давление с экономическим, это даст необходимый эффект.

Пока же, мы недостаточно жёстко действовали в отношении Украины. Только сейчас, спустя 4 года после введения санкций против нас, мы собираемся ответить Украине контрсанкциями. Лучше поздно, чем никогда. Но я считаю, что не мешало бы найти способ помочь военным ДНР и ЛНР навсегда отбить охоту у ВСУ нарушать Минские соглашения в части применения тяжёлых вооружений.


Новости политики: Польский парламент поддержал законопроект о запрете бандеровской идеологии

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня