Союзники-2018: С Россией хорошо, но Америка с Европой «греют» больше

Наши партнеры по ЕАЭС — Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Армения, ведут игры и с Москвой, и с Вашингтоном

  
10987
На фото: заседание Высшего Евразийского экономического совета
На фото: заседание Высшего Евразийского экономического совета (Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС)
Материал комментируют:

«Свободная пресса» продолжает подводить итоги уходящего года

В условиях жизни как в осажденной крепости, находясь под политическим и экономическим давлением Запада, России особенно важны отношения со своими соседями по постсоветскому пространству. Общая историческая судьба, экономическая интеграция в рамках ЕАЭС и русский, как язык межнационального общения, делает Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Армению желанными союзниками Москвы.

Вот только в столицах соседних государств, кажется, так не считают. В отношениях России и бывших советских республик все больше проблем, в том числе вызванных противостоянием Москвы с западным миром. Партнеры по ЕАЭС не хотят расплачиваться за антироссийские санкции, пусть и косвенно, но бьющие по их экономике. Протянуть руку политической поддержки тоже никто особенно не торопится, предпочитая решать свои проблемы.

Как это часто бывает в кризисные периоды, начинает расцветать пышным цветом национализм. Русское население наших соседей все чаще наблюдает как местные власти, желая обезопасить себя политически, подхватывают риторику радикалов. К чему это может однажды привести, хорошо видно по Украине.

Читайте также
Украина-2018: Будем выдавливать из себя москаля по капле Украина-2018: Будем выдавливать из себя москаля по капле Перемога уходящего года: «Джавелины», кредит МВФ и раскол Православия

— Прошедший год получился достаточно интересным, — считает эксперт по Белоруссии Юрий Баранчик. — Многие процессы белорусско-российской интеграции все-таки были озвучены — мы видели это по последней встрече Путина и Лукашенко. Понятно, что процесс интеграции долгие годы шел не так, как он должен был идти. Та интеграция, которую российская сторона предложила белорусской, отвечает требованиям сегодняшнего дня.

«СП»: — Поясните, пожалуйста…

— Мы видим, что глобальные процессы становятся очень быстрыми, динамичными, старые альянсы распадаются, под угрозой существование блока НАТО и Евросоюза в его нынешнем виде. И естественно, та ситуация, которая сложилась после распада Советского Союза, требует своего решения. Некий геополитический вакуум, возникший на окраинах, нуждается в видоизменении.

Постановка вопроса Москвой абсолютно правильная. Надо определиться, что мы делаем с союзным государством России и Белоруссии. Либо мы его развиваем и тогда экономические преференции, которые хочет получить официальный Минск, целесообразны, либо мы не занимаемся интеграцией. И тогда непонятно, на каких основаниях компенсировать белорусской стороне те или иные экономические потери в виде низких цен на нефть и газ и открытия российского рынка, на который идет 80% белорусского продовольствия.

«СП»: — Как в Белоруссии сейчас обстоят дела с русским вопросом? Глядя из России складывается впечатление, что местные националисты усиливаются…

— Так как этот процесс инициирован не Лукашенко, а структурами Британии и США, то именно они контролируют глубину взаимопроникновения белорусских националистов и власти. Пока это происходит на региональном уровне и даже из Минска это не очень хорошо заметно. Там благодаря грантам прозападные анклавы вступили в достаточно интересную игру с местными элитами.

Эти элиты видят, что центральная власть в Минске жестко прессует сторонников союзного государства России и Белоруссии, а к деятельности прозападной оппозиции относится достаточно лояльно. Достаточно вспомнить, что в уходящем году в Минске впервые разрешили День воли — националистический шабаш. Еще в 2017 году его очень жестко разогнали с помощью военной техники и ОМОНа. Естественно, местные элиты начинают поддерживать такой курс центральной власти.

Эти вопросы должны ставиться Москвой перед белорусским руководством. Кого оно готовит себе на смену? Почему люди, которые должны заниматься идеологией, информационным обеспечением интеграционных процессов, были посажены в тюрьму, больше года там провели, а сейчас находятся под подпиской о невыезде. Я имею в виду журналистов Сергея Шиптенко, Дмитрия Алимкина и Юрия Павловца. А прозападные оппозиционеры тем временем участвуют в ток-шоу на телевидении.

«СП»: — Как бы вы оценили смену посла России в Белоруссии?

— Назначение Михаила Бабича произошло совсем недавно, но даже первые несколько месяцев его деятельности показали разительный контраст с деятельностью его предшественника Александра Сурикова. Это более активная позиция в части контактов с белорусской политической и экономической элитой, с чиновниками, в том числе в регионах. Это большая информационная открытость посольства РФ.

А главное — более четкое артикулирование интересов России. На мой взгляд, Суриков многое в этом плане упустил. Бабич же довольно жестко и в то же время интеллигентно отстаивает национальные интересы России. Это очень знаково и заметно.

Об отношениях Москвы с Астаной нам рассказал руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

— В минувшем году основным событием для Казахстана и наших двусторонних отношений стало заключение конвенции по Каспию. Это, безусловно, историческое событие.

«СП»: — Почему?

— Для Казахстана это разгребание завалов, которые создавались вокруг этой акватории за долгие годы. Теперь Астане, да и всей каспийской пятерке, придется соизмерять свою внешнеполитическую активность с этим документом, где прямо указано, что безопасность региона является делом только каспийских государств. Никаких других сил, ни с Запада, ни с Востока там быть не должно. А значит, соглашение о невоенном транзите, заключенное Назарбаевым весной этого года в США, теперь выглядит иначе. Никакой американской морской пехоты в Актау не появится. Астана поставила под этим свою подпись.

Конечно, конвенция не разрешила всех вопросов: о прохождении границ, о принадлежности секторов Каспия — это вопрос будущего, он вынесен в рабочие группы, но Россия получила пусть частичное, но урегулирование каспийского вопроса. Для Астаны же это серьезное дипломатическое достижение. Наряду с сирийским диалогом и непостоянным членством в Совбезе ООН — это точка превращения Казахстана в самостоятельного игрока мировой политики, если не высшей лиги, то твердого середняка. Соседи Казахстана этим похвастаться не могут.

Читайте также
Азовский кризис-2018: Украина и НАТО поднимаются в «психическую» Азовский кризис-2018: Украина и НАТО поднимаются в «психическую» Военные эксперты США предупреждают: под Керчью уже тлеет запал Третьей мировой войны

«СП»: — Казахстан теперь настолько самостоятельный игрок, что ожидать от него солидарной с Россией позиции в ООН не приходится. А еще союзник…

— То, что Казахстан то поддерживает Россию в голосованиях, то не поддерживает — это все шелуха. Она мало на что влияет. Кроме сотрясения воздуха, все эти бумажки, принимаемые в ООН, мало что значат. Для оценки российско-казахстанских отношений это никаким индикатором не является. Например, Киргизия, которая полностью зависит от России, тоже воздержалась на прошлом голосовании по крымской резолюции. Это что, свидетельство независимости Бишкека? Скорее, речь идет о стремлении показать видимость самостоятельности.

«СП»: — Каковы экономические итоги, достижения и проблемы, наших отношений?

— Казахстан — безусловный экономический лидер Центральной Азии. Его ВВП в 8−10 раз больше ВВП Узбекистана — второй по величине страны региона. Но основным экономическим партнером Казахстана, если брать блоки, является вовсе не ЕАЭС, не Россия, а Евросоюз, куда идет казахстанская нефть и кое-что из продукции горно-металлургического комплекса. Эта включенность в мировую экономику привела к тому, что Казахстан сильно пострадал от падения цен на нефть. Как ни пыталась страна изменить структуру экономики, это пока не получается. Казахстан — сырьевое государство.

В структуре российского товарооборота Казахстан занимает 3−4 процента. Это достаточно серьезная цифра, но о зависимости говорить нельзя. В отношениях с Астаной долгие годы ситуация напоминала отношения с Минском. Там привыкли считать, что Казахстан — незаменимый партнер России в регионе и поэтому за слова о дружбе Москва должна расплачиваться вполне себе материальными вещами. Откровенно говоря, мы избаловали Казахстан, как и Белоруссию, своими потаканиями подобного рода настроениям.

Кроме того, в казахстанской экономике стали проявляться последствия санкционного давления на Россию. В силу большей включенности Казахстана и в российскую экономику через ЕАЭС и двусторонние связи, и в мировые экономические процессы, именно на нем это давление сказывается наиболее явно. В минувшем году казахстанские эксперты стали обсуждать эти последствия. В частности, связанные с «Русалом». В результате местные чиновники взяли моду объяснять собственное неумение управлять экономикой влиянием северного соседа.

Читайте также
Оружие-2018: Шойгу вывел Россию в передовики Оружие-2018: Шойгу вывел Россию в передовики Бойтесь! Наша армия достигла такого уровня, которого нет ни у кого в мире

«СП»: — Опять Москва во всем виновата…

— За последние три года в Казахстане прошли две девальвации тенге. Они очень больно ударили по социальному самоощущению казахстанцев. Идея госпропаганды о том, что казахстанцы чуть ли не самые счастливые на всем постсоветском пространстве лопнула. Общество пребывает во фрустрированном состоянии. Социальное недовольство растет. Как и усталость от доминирующей политической системы. При этом заливать проблемы деньгами, как это получалось в предыдущие годы, уже не получается. Бюджет стал скудным.

«СП»: — Когда на всех не хватает денег, нередко вспоминают о патриотизме…

— Кризис на Украине многое расставил по своим местам. В Казахстане национал-патриоты начали говорить о том, что дружба с Россией может однажды привести к тому, что Москва «оттяпает» северные территории. Эти разговоры еще не приобрели повальный характер, но то, что их стало значительно больше, чем 5−10 лет назад — это точно. Украинский кризис геополитические противники России пытаются использовать по полной, разгоняя, в том числе и на национальных площадках.

В связи с этим, а также с постепенной, но у неуклонной исламизацией населения, ответственные за идеологию приняли решение перехватить у «нацпатов» их повестку. Последовало введение латиницы, акцентировались многочисленные программы по духовному возрождению в первую очередь казахов, по изучению исторического наследия казахского ханства. Все знают, что все это было инициировано замглавы администрации президента Маратом Тажиным, бывшим послом в России. Пожалуй, самым умным человеком во власти.

Кстати, подобный шаг делали во всех государствах постсоветского пространства, включая Россию. Чем это может закончиться, можно судить по Украине. Но в Казахстане считают, что смогут это контролировать.

О южном соседе Казахстана — Киргизии нам рассказал эксперт в области российско-киргизских отношений Григорий Михайлов.

— Серьезных прорывов в российско-киргизских отношениях минувшем году не было, потому что киргизские власти были сосредоточены на внутриполитической борьбе. Там действующий президент Сооронбай Жээнбеков боролся с предыдущим президентом Алмазбеком Атамбаевым. Транзит власти длился долго, не один месяц и завершился совсем недавно. Было не до экономики, не до внешнеполитических дел. Поэтому многие проекты, которые могли бы состояться отложены на потом, заморожены.

Читайте также
Политика-2018: Россия все больше превращается в "осажденную крепость" Политика-2018: Россия все больше превращается в «осажденную крепость» Какие ошибки допустил Кремль на международной арене в уходящем году

«СП»: — Неужели, вообще ничего?

— Из достижений… По слухам, все-таки готовится договоренность об отправке в Киргизию учителей русского языка и других мерах поддержки русского языка. Делается это по инициативе российской стороны, но при полной поддержке Министерства образования Киргизии и прочих ведомств.

Что касается экономических моментов, то крупных проектов не запускалось. Наблюдается попытка решить текущие проблемы участия Киргизии в ЕАЭС. В частности, есть проблема с контрабандой товаров из Китая, с последующим перетоком этих товаров в Казахстан и Россию.

Военное сотрудничество в виде постоянных учений по-прежнему продолжается. Происходит усиление нашей базы «Кант». В целом год выдался очень спокойным. Россия занималась своими делами, Киргизия своими.

Перенесемся на Кавказ…

— Понятно, что приоритетное событие года в Армении — это смена власти в стране минувшей весной, — говорит научный сотрудник Центр кавказских исследований МГИМО Вадим Муханов. — Это оказало ключевое влияние на двусторонние отношения. До этого они были выстроены на персональной основе. В России привыкли, что лицом Армении долгие годы был Серж Саргсян, а до этого Роберт Кочарян.

Отношения с ними были хорошие, и это цементировало российско-армянские контакты. Приход во власть Никола Пашиняна и его команды, многие члены которой никогда не были на высоких государственных должностях и никак не были вписаны в реалии наших отношений, изменил политический ландшафт Армении.

Причем, тут важны не только события весны, когда Пашинян стал премьером Армении, но и этого декабря, когда прошли досрочные парламентские выборы и Пашинян и его команда зацементировали свое присутствие во власти. Теперь парламент будет другой и это позволит им проводить серьезные преобразования, которые от них ждет население Армении.

Также большое значение для двусторонних отношений имела внутриполитическая борьба, которая затронула и бывшего президента Кочаряна и бывшего генсека ОДКБ Хачатурова и других политиков.

«СП»: — Можно ли говорить о каком-то негативе для России в связи с этими пертурбациями?

— Изменения уровня доверия пока нет. Хотя масса камней, причем все больше и больше, летит в фундамент армяно-российских отношений. Все-таки нельзя сказать, что Пашинян легко пришел к власти. Внутриполитическая борьба шла яростная. Тем не менее, союзнические отношения с нашей страной сохраняются.

«СП»: — Явное потепление отношений России и Турции как-то сказывается на восприятии нашей страны в Армении?

— Эти отношения традиционно серьезно влияют на Закавказский регион. Так было и в период Османской империи, и в советское и в постсоветское время. Не случайно история со сбитым Турцией российским самолетом в 2016 году стала одним из факторов обострения конфликта в Нагорном Карабахе. Но пока говорить о том, что в Ереване паника из-за этого нельзя, поскольку высокий уровень отношений с Ереваном зафиксирован как в двусторонних соглашениях, так и на уровне блоков и организаций.


Новости ЕАЭС: Пашинян рассказал, что Армения стала самым популярным новогодним направлением у туристов из РФ

Постсоветское пространство: Лукашенко приехал в Москву на большой торг

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня