Киеву советуют «приручить» Донбасс по-хорватски

Премьер Хорватии поделился в Мюнхене опытом разгрома Сербской Краины

  
5671
На фото: премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович
На фото: премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович (Фото: Zuma/ ТАСС)
Материал комментируют:

Украина может использовать хорватский опыт для реинтеграции Донбасса, а Грузия — для возвращения Южной Осетии и Абхазии. С таким предложением «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности выступил премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович.

При этом политик рекомендовал сценарий «мирной деоккупации» — с помощью дипломатических средств и политического давления. По примеру того, как Хорватия действовала в отношении Восточной Славонии, входившей в свое время в состав печально известной Сербской Краины.

«У нас были две модели их (территорий — ред.) освобождения. Одна — с помощью военной и полицейской операции, и еще одна — с помощью дипломатических усилий под эгидой Организации Объединенных Наций, и решительного участия Америки благодаря генералу Жак-Поль Кляйну в мирной реинтеграции Восточной Славонии», - пояснил хорватский премьер.

В то же время он признал, что сложный контекст ситуации на Украине, а также в Грузии не позволяет рассчитывать на быстрый результат.

Читайте также
Агентура СБУ снова взрывает Донецк Агентура СБУ снова взрывает Донецк В столицу ДНР опять просочились диверсанты

В принципе, советы Пленковича — давно не новость. Киевские власти с самого начала силовой операции на Юго-Востоке держат в голове «хорватский сценарий» для мятежных республик Донбасса. Но последний раз в России четко дали понять: «Только рыпнитесь, Украины, как государства, больше не будет».

Поверили, или нет — не признаются… Но все чаще в Киеве стали делать ставку на неких международных миротворцев, которые, как им кажется, помогут ликвидировать ДНР и ЛНР под эгидой ООН.

Кстати, в случае с Сербской Краиной «голубые каски» не смогли (или не захотели) предотвратить развитие событий по самому худшему сценарию.

Напомним, Республика Сербская Краина возникла на руинах Югославии как результат противостояния между католиками-хорватами и православными сербами. В нее входили Сербская автономная область, Западная Славония и Славония Восточная, которые хотели присоединиться к Сербии после референдума 1991 года.

Мирным путем вопрос сербского будущего этих территорий решить не удалось. Боевые действия продолжались до 1992 года, когда между сербами и хорватами было подписано соглашение о прекращении огня. Но спустя три года — в 1995-м — Хорватия при поддержке США и НАТО провела две широкомасштабных войсковых операции — «Молния» и «Буря», — итогом которых стал почти полный разгром Сербской Краины. Сотни сербов были убиты, сотни тысяч изгнаны со своих исконных земель, а их дома и имущество забрали себе хорваты.

Судьба Восточной Славонии была не столь кровавой. До 15 января 1998 года она находилась под управлением временной администрации ООН, после чего интегрирована в состав Хорватии.

Другой вопрос, возможно ли сегодня повторение какого-либо варианта этого сценария в ситуации с Донбассом, а также с Абхазией и Южной Осетией?

— Хочу подчеркнуть, что события, связанные с современной историей Хорватии, представляют собой вполне единую цепь, — комментирует предложение премьера Пленковича заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов. — Нельзя разделить кровавую операцию, которую совершила хорватская армия при помощи западных стран против сербов, и последовавшую после этого процедуру реинтеграции. Поскольку реинтегрировать в состав Хорватии Восточную Славонию на этих условиях стало возможно только после того, как Хорватия уничтожила, по сути, Сербскую автономию, сербское политическое образование военным путем.

Поэтому я думаю, что изначально есть серьезное лукавство в этой позиции. Поскольку именно хорватскую военную операцию Украина всегда рассматривала в качестве примера того, что нужно сделать с Донбассом, а может быть, даже и с Крымом.

И фактически этим своим предложением хорватский премьер дает знак и открывает дискуссию о том, насколько подобного рода опыт может быть транслирован в другие страны — в Грузию и на Украину.

«СП»: — А может?

— С моей точки зрения, это предложение является провокационным. И ни в коем случае не стоит обольщаться, что Украина может принять ту часть, которая является мирным политическим процессом, отказавшись от военной составляющей этой истории.

Конечно, опыт Хорватии это тот путь, которым ни в коем случае нельзя идти в этой ситуации. Поскольку он свидетельствует о том, что решения принимаются помимо воли народа, грубой военной силой, мнение национальных меньшинств при этом не учитывается, а происходит просто процесс дискриминации и уничтожения инакомыслия.

То, что произошло в Хорватии, это на самом деле военное преступление, преступление против человечности, которое никоим образом не может служить никаким позитивным примером. По большому счету, я думаю, что в будущем история всё рассудит и расставит по своим местам.

Те хорватские военные и политические лидеры, которые совершили этот акт насилия над сербской общиной, будут приравнены к деятелям Южной Африки эпохи апартеида и к лидерам нацистской Германии. По сути, вещи сопоставимые. Масштаб разный.

«СП»: — Масштаб тоже не маленький, если учесть, что операция против Сербской Краины стала крупнейшей войсковой операцией в Европе со времен Второй мировой войны…

— Поэтому, конечно, этот опыт абсолютно, с нашей точки зрения, неприемлем — ни в отношении Донецка, ни в отношении Южной Осетии и Абхазии, тем более, ни в отношении Приднестровья, ни в отношении какой-либо другой территории, какого-либо другого народа.

Как раз это такая мечта украинских националистов — сделать с жителями Донецка и Луганска то, что сделали хорваты с сербами с Хорватии.

Но есть один очень важный нюанс…

Дело в том, что Хорватия совершила свой акт геноцида при поддержке и при прямом содействии Запада. А так же при попустительстве Сербии.

«СП»: — Белград, действительно, тогда дал США гарантии невмешательства?

— Фактически, да. Вот в этом смысле, хотелось бы сказать: «Не дождетесь, господа». Потому что Россия никогда не позволит ничего подобного сделать ни с Донбассом, ни с Абхазией, ни с Южной Осетией. Все мечты украинских и грузинских националистов повторить хорватский сценарий — обречены. Россия в данном случае не пойдет на поводу у коллективного Запада.

А вот чей опыт в данном случае был бы более уместен, если речь идет о балканской истории, так это, как ни странно, опыт Боснии. Поскольку в Боснии как раз Соединенные Штаты и европейские страны, в том числе, Россия, реализовав, так называемые, «Дейтонские соглашения», фактически пришли к компромиссному политическом решению, положившему конец гражданской войне в Республике Босния и Герцеговина.

Решению, при котором два этнополитических участника конфликта — т.е. с одной стороны, хорватская и боснийская община, с другой стороны, сербская община Боснии — при подобного рода внешнем содействии договорились и создали Боснийскую Федерацию.

Читайте также
Европа спасла Украину, загнав «Северный поток-2» в угол Европа спасла Украину, загнав «Северный поток-2» в угол «Труба» повиснет на шее у «Газпрома» и страны, заполненная на 50%

Вот такой вариант (он, конечно, не является идеальным, потому что это тоже действие, которое совершенно при достаточно жестком давлении извне), тем не менее, его можно рассматривать возможным сценарием.

«СП»: — Поясните.

— Например, создание Украиной Федерации из двух частей (разумеется, условных частей), как это было с Боснийской Федерацией.

Россия, в общем-то, всегда настаивала на федерализации Украины. Это именно украинские власти выступают против, видя почему-то в федерализации какие-то серьезные проблемы для своей государственности. Хотя, понятно, что суверенитет Украины возможен только в условии федерализации страны. Никакой иной вариант сохранить целостность страны в перспективе не способен.

Поэтому балканский опыт возможен. Но не пример Хорватии, а как раз пример Боснии.

С учетом того, конечно, что международное сообщество должно очень тщательно подходить к тому, чтобы никаких актов насилия не было — раз. И, разумеется, предварительно нужно совершить какие-то судебные действия в отношении тех украинских националистов, которые ответственны за кровавые события на Украине.

Вот после того, как будет проведена люстрация и денацификация в отношении украинских политических, общественных и военных деятелей, наверное, может быть открыт путь к подобного рода федерализации.

Но еще раз хочу подчеркнуть: это, конечно, некие наши мечты. Поскольку ни Украина, ни ее западные покровители на это в ближайшей перспективе не пойдут.


Сводки с Донбасса: В ДНР рассказали о деталях взрывов в центре Донецка

Кризис на Украине: Ада Роговцева: Сначала пайки НКВД, «Слава КПСС», потом — «Москаляку на гиляку»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня