Отставка Назарбаева: «Токаев — транзитная фигура, не лидер, на Медведева похож»

Новый президент РК предложил назвать Астану «Нурсултаном», но вряд ли долго задержится на вершине властной пирамиды

  
13855
На фото: председатель Сената парламента Казахстана Касым-Жомарт Токаев (на первом плане) приносит присягу на церемонии передачи ему полномочий президента страны на совместном заседании палат парламента
На фото: председатель Сената парламента Казахстана Касым-Жомарт Токаев (на первом плане) приносит присягу на церемонии передачи ему полномочий президента страны на совместном заседании палат парламента (Фото: Павел Александров/ТАСС)

Транзит власти в Казахстане, который начался 19 марта после сложения с себя президентских полномочий Нурсултаном Назарбаевым, принес первые сюрпризы. Столица республики Астана может быть переименована в «Нурсултан». С таким предложением выступил новый президент РК Касым-Жомарт Токаев во время принесения присяги народу Казахстана на совместном заседании обеих палат парламента республики. Парламент дал «добро».

Помимо переименования столицы, Токаев предложил поставить там Назарбаеву памятник и назвать в его честь главные улицы областных центров. Кроме того, Назарбаева удостоили знаком особого отличия «Золотая звезда» и звания «Народный герой». Ранее ему был присвоен титул Елбасы — отца нации и даже написан специальный закон. Происходящее очень похоже на формирование культа личности Назарбаева. При том, что он вовсе не ушел из власти и сохранил ключевые полномочия.

Еще одно важнейшее событие — председателем верхней палаты парламента Казахстана — Сената, избрана старшая дочь Назарбаева — Дарига. Ее кандидатуру предложил Токаев. До недавнего времени, именно Спикер сената был вторым человеком в государстве. Не исключено, что в Казахстане будет фактически введен принцип «престолонаследия» и власть перейдет к кровной родне Назарбаева.

Читайте также
«Собирайте чемоданы, господа русскоговорящие. Было не сахар, а станет еще хуже» «Собирайте чемоданы, господа русскоговорящие. Было не сахар, а станет еще хуже» Что ждет наших соотечественников в Казахстане после ухода Назарбаева

О том, как надо понимать происходящие события, о преемнике Назарбаева на посту президента, судьбе русских Казахстана и российско-казахстанских отношениях «СП» поговорила с публицистом, журналистом Виктором Шацких, долгое время проживавшим в этой республике.

«СП»: — Преемник Назарбаева принял президентскую присягу и даже предложил переименовать Астану в город Нурсултан. Как бы вы оценили эту идею?

— По-моему, это перебор. В плохом смысле — азиатчина. То же самое, что навешивание на Брежнева пятой звезды героя и т. п. Хотя у нас ведь и при Сталине именами живых-здоровых вождей называли города и заводы.

«СП»: — Он также предложил Даригу Назарбаеву на пост главы верхней палаты парламента. До недавнего времени эта должность была второй в стране после президентской. Даригу готовят в преемники?

— Не факт.

«СП»: Что за человек Токаев? Почему Назарбаев решил назначить президентом именно его?

— Существуют две точки зрения на роль Токаева. Первая, что он и есть преемник, которого Назарбаев сейчас выводит на орбиту. А вторая, что он — транзитная фигура.

В пользу второй версии говорит то, что Токаев не лидер по характеру. Его в определённом смысле можно назвать казахстанским Медведевым. То есть, это человек очень преданный Назарбаеву, в силу личных своих качеств он не подсидит шефа. Хотя во многих других отношениях он совсем не Медведев.

У Токаева большой авторитет, огромный опыт дипломатической работы. Он заканчивал МГИМО, работал в МИД СССР, был, на минуточку, заместителем генсека ООН. То есть человек высокой культуры, большого интеллекта, но не лидер.

«СП»: — Токаев выглядит как интеллигент…

— Он им и является.

Сейчас у Токаева появились огромные полномочия. При том, что Назарбаев сохранил за собой некоторые основные рычаги власти, но и. о. президента в авторитарной стране — это фигура с большими возможностями. Однако, Токаев такой человек, что не попытается нарушить договоренности и сыграть свою игру.

Но есть еще один вариант развития событий. В Казахстане долгое время говорилось об увеличении полномочий парламента. И это было сделано де-юре — прописано в Конституции. Еще там планировали увеличивать полномочия кабинета министров и создавать вместо гиперпрезидентской республики, характерной для Евразии, некий треугольник власти, в котором эти три ветви будут равноправными.

В Казахстане есть статусные люди, оппозиционеры, которые эту модель считают правильной и чуть ли не единственно возможной. На мой взгляд, это крутая экзотика для Евразии. Ни одного работающего подобного примера нет.

«СП»: — Если равновесие во власти сомнительно, резонно ожидать наверху каких-то разборок, борьбы за власть…

— Когда в Туркмении ушел из жизни президент Ниязов, многие ожидали страшных потрясений. Мол, под ковром там такие бульдоги… Но ничего не произошло. Мирно выбрали нового вождя. В Узбекистане после смерти Каримова тоже все прошло спокойно. В Азербайджане тоже. То есть, если смотреть по прецедентам, то есть основания считать, что, дай бог, и в Казахстане все пройдет гладко.

С другой стороны, раз на раз не приходится и у каждой постсоветской страны есть своя ярко выраженная специфика. В Казахстане эта специфика в том, что там больше «сильных людей». Тех, кто готов рискнуть, начать самостоятельную игру. У них есть деньги, ресурсы, поддержка регионов, а у кого-то, возможно, и поддержка Запада.

В Казахстане остается весьма отчетливым разделение на жузы. В том числе и в элитах. Они формируются в значительной степени с учетом этой жузовой принадлежности. И в этом смысле от них многого можно ожидать. Кроме того, есть зарубежные «сильные казахи». Например, миллиардер Мухтар Аблязов. Яркая фигура.

Ещё есть «буревестник 1990-х» бывший премьер Кажегельдин, который в 1999 году чуть не стал президентом. Он уже написал вчера, что Казахстану нужна парламентская республика. То есть становится снова «буревестником» если не революции, то демократических перемен. На этом и другие будут сейчас активно спекулировать. Достанут из сундуков старые демократические фенечки. Мол, Назарбаев со своим кланом всех достал и т. п.

«СП»: — В этой борьбе наверняка найдутся те, кто захочет разыграть и национальную карту…

— Казахстан — непростая республика по национальному составу. По данным переписи 1989 года русских и казахов там было пятьдесят на пятьдесят. С тех пор все развивалось в одну сторону: русские уезжали, в казахских семьях рождалось больше детей. В результате казахов становилось больше. На сегодня казахов 65−70 процентов, а чуть больше 30 процентов — русские и всех остальные.

При этом казахи — это в основном аульное, сельское, провинциальное и достаточно бедное население. Хотя и миллиардеры казахи, и начальники все казахи, но при этом массовая бедность — тоже в основном среди казахов. А в городах, особенно в двух столицах — в Алматы и Астане, население полиэтничное. Там много не казахов: русских, корейцев, татар, кавказцев, евреев немножко. И многие из них живут вполне прилично. И уже раздавались призывы, предложения к братьям-казахам задуматься, не виноваты ли в их бедах эти «бледнолицые». Спекуляция на таких простых вещах эффективна.

Власти Казахстана вынуждены играть и на этом поле. Если они оставят это поле на откуп агрессивным националистам, их обвинят в том, что они совсем не думают о казахах. Власти вынуждены предлагать свои меры по «национальному возрождению», но только более умеренные. Именно в этом ключе, я думаю, надо рассматривать латинизацию казахского языка, удаление русского языка с новых купюр и некоторые высказывания официальных лиц, включая министров. То есть опасность роста казахского национализма существует. Этого в Казахстане многие боятся.

Читайте также
«Шоу загнанного  кабанчика»: Порошенко обложили красными флажками «Шоу загнанного кабанчика»: Порошенко обложили красными флажками Плюшевая свинья стала символом сопротивления нынешнему президенту Украины

«СП»: — Разве власти Казахстана не сами подогревали эти националистические настроения? Делали то, что можно было бы и не делать. Например, популяризировали тему голодомора в Казахстане в том ключе, что это геноцид русскими местных жителей. В каждом городе сейчас есть трагический мемориал…

— То, что было там в 1930-е годы и правда было ужасно. Тогда в Казахстане население городов было по большей части русским, а казахи жили в аулах. Их «раскулачивали» — отбирали скот. А для них это было вопросом жизни и смерти. У казахов не было огородов, они почти не сеяли пшеницу или рожь и т. п. И вот они, умирая, шли в города, на железнодорожные станции, но их не пускали. Существует масса документов, докладных местных властей, подтверждающих такие факты. Так что это действительно страшная трагедия. Другое дело, что политиканы разворачивают ее теперь выгодной им стороной.

«СП»: — Понятно, русские платят по счетам…

— Надо понимать, что власть в Казахстане опирается на те силы, которые готовы свои интересы отстаивать. Я очень хорошо помню, как в 1990-е казахи очень активно себя проявляли. Демонстрировали решимость. Русские вели себя гораздо менее активно. Сам я в то время писал «набатные» тексты в защиту некоренного населения, меня объявляли врагом казахского народа, эти тексты на что-то влияли — но на митинги я тоже не выходил. При том, повторяю, населения было почти поровну, но русские предпочитали молчать, уезжать или принимать новые правила игры, которые менялись стремительно. Самые хитромудрые ещё больше мимикрировали. Научились складывать ладони лодочкой, говорить «бисмилля» и «мы, степняки…». Потом, накопив ресурс, уезжали в Швейцарию… В этих условиях на кого должен был опираться Назарбаев? И он проводил тот курс, который ему позволяли обстоятельства.

«СП»: — Возможна ли теперь новая волна миграции русскоязычных жителей Казахстана?

— Да, возможна, и она потихоньку уже поднимается. Но вряд ли эта волна будет высокой. Надо понимать, что многие, кто был готов уехать, имел материальный потенциал уже уехали. А кто-то не уедет никогда. Это пенсионеры, старики. Им либо некуда уезжать, либо трудно срываться на новое место. Потому что переезд в другую страну даже в 30−40 лет — это серьезный поступок.

Думаю, сейчас уезжать будут как раз русские люди средних лет, которые пока нормально себя чувствуют в Казахстане. Они живут в Алматы или Астане, имеют там квалифицированную работу, которой, возможно, не будет в России, и им в Казахстане до последнего времени было хорошо. Так вот, они сейчас задумались. Таких людей сравнительно немного, но все они хорошие специалисты. Например, врачи, мастера по ремонту автомобилей, квалифицированные строители, ремонтники. Как правило, у них уже есть какая-то база в России. Их возможный отъезд для Казахстана будет потерей.

«СП»: — Вместо них в Казахстан въехало чуть ли не 3 млн оралманов — этнических казахов из Монголии, Китая, Узбекистана…

— В 1990-е разница между оралманами и местными казахами была огромная. Например, оралманам давали скот на обзаведение, они его резали и требовали еще. Ведь традиционно для казахов скот — это еда. Оралманы продолжали так жить и в конце 20 века. Об этом с усмешкой или негодованием говорили сами местные казахи. Но рано или поздно, через два-три поколения, оралманы приживутся, ассимилируются. Это примерно та же история, что с русскими немцами в Германии.

«СП»: — Что можно сказать о влиянии исламского фактора?

— Когда я уезжал в 2000 году, ислам в Казахстане был еще «домашний». Казахи уже начинали молиться, как русские начинали дружно становиться православными, но агрессивного ислама, тогда не было.

«СП»: — Соединенные Штаты уже заявили, какой им Казахстан друг и союзник. Вообще, Назарбаев в своей речи о сложении полномочий очень акцентировал международное значение Казахстана. Видимо, ему это дорого…

— Это личная особенность Назарбаева. Он действительно многого добился. Много сделал для страны. И сам это про себя знает. Он любит выдвигать глобальные инициативы вроде создания мировой валюты. Но он, на мой взгляд, всё же сильно преувеличивает влияние свое и страны, которой он руководит.

Читайте также
Якутия: Алмазный край России встал на дыбы Якутия: Алмазный край России встал на дыбы Несправедливость, царящая в Республике Саха, вылилась в многотысячный митинг против мигрантов

Казахстан важен своим географическим положением. Как страна между Китаем и Россией. Для Америки он важен как средство, как способ еще что-нибудь от России оторвать. Ослабить её влияние. По украинскому сценарию или как-то иначе.

«СП»: — Но ЕАЭС — бесспорно назарбаевский проект. Он его предложил, он его создал вместе с Россией. Какого будущее этого союза теперь?

— Перспективы ЕАЭС туманны. Еще недавно говорили об общей валюте и политической интеграции. Но ничего из этого не вышло. И Казахстан, и Россия — страны сырьевые. Конкуренты друг другу. Хотя на скромном уровне сотрудничество, переток капиталов, рабочей силы продолжаются.

Если бы у русских была бы какая-то крупная идея… Например, строить процветающее справедливое общество. Все возможности для этого есть. Казахи и другие соседи снова бы к нам потянулись. Но это же никому из российских начальников не нужно. Власть в России олигархическая, коррумпированная. В том числе поэтому ЕАЭС «не взлетает».

Нет дрожжей, топлива для нового объединения народов. С чего бы кускам некогда единой страны опять собираться вместе? Каждый теперь живет по-своему.


Новости Казахстана: Казахский оппозиционер: реальную власть Назарбаев не потерял

Отставка Назарбаева, новости: Жители Казахстана массово скупают доллары после объявления об отставке Назарбаева

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня