Бунт в Ингушетии: Репрессии и обыски толкают молодежь к радикалам

Власти на Северном Кавказе сами закручивают «спираль насилия»

  
7172
Бунт в Ингушетии: Репрессии и обыски толкают молодежь к радикалам
Фото: Елена Афонина/ТАСС
Материал комментируют:

Весна в России привела к политической «оттепели»: массовые, многотысячные, акции протеста прошли в таких разных регионах, как Архангельская область и Ингушетия. Но если архангельские власти на них, фактически, никак не отреагировали, то ингушские уже третью неделю продолжают прессинг оппозиционеров — жестокий и показательный.

Ингуши протестуют в центре Стокгольма

14 апреля в центре Стокгольма, на главной городской площади Сергеля, прошел митинг представителей ингушской диаспоры. Более полусотни человек вышли к зданию культурного центра Kulturhuset с флагами Ингушетии и громадными портретами оппозиционеров, задержанных по делу о массовых беспорядках и нападении на правоохранителей в Магасе.

У нескольких демонстрантов в руках были рукописные плакаты с надписями на английском языке «Остановите геноцид!», «Остановите насилие!» и «Остановите информационную блокаду Ингушетии!»

О чем о чем, а уж об информационной блокаде Ингушетии говорить вообще не приходится: ситуацию с массовыми задержаниями оппозиционеров отслеживает множество изданий. Причем не только российских, но и англо- и франкоязычных. Способствовали этому митинги, которые ингуши провели в Брюсселе, Хельсинки и Гамбурге…

Между тем, в самой республике продолжаются репрессии в отношении активистов, участвовавших в несанкционированной акции в Магасе. Фактически, лидерам оппозиции просто не дают передохнуть, чтобы собраться с силами и попытаться организовать очередные протестные акции.

Всего, начиная с 3 апреля, в Ингушетии было задержано не менее 60 человек, причем судьба нескольких из них до сих пор неизвестна. Трое лидеров протестной акции, председатель Ингушского комитета национального единства Муса Мальсагов, член Ингушского комитета национального единства Ахмед Барахоев и председатель правозащитного движения «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев были арестованы на 10 суток.

Они должны были выйти на свободу из спецприемника МВД по Кабардино-Балкарии, в котором отбывали административное наказание, в субботу, 13 апреля. Но прямо перед выходом из спецприемника всех троих арестовали по обвинению в организации массовых беспорядков и применении насилия в отношении сотрудников Росгвардии.

Оппозиция пошла ва-банк — к Бастрыкину

Ранее по делу о массовых беспорядках в Ингушетии были арестованы еще девять гражданских активистов. В их числе, например, глава республиканского Совета молодежных организаций Багаудин Хаутиев, а также родной брат заместителя директора Мемориального комплекса жертв политических репрессий Зарифы Саутиевой. Все задержанные арестованы и находятся в полицейском спецприемнике в Нальчике.

А в понедельник, 15 апреля, прошли обыски в Карабулаке в доме у руководителя правозащитной организации «Машр» Магомеда Муцольгова (его брат Руслан Муцольгов возглавляет республиканское отделение «Яблока»); также силовики обыскали и офис его организации. Как рассказал в соцсетях сам Муцольгов, у него были изъяты вся компьютерная техника и средства связи.

«Главное им не запугать народ Ингушетии и победа будет за нами, мы требуем уважения и справедливости, рассчитывая только на милость Аллаха и наше единство!» — пишет Муцольгов.

Между тем, оппозиция попыталась привлечь федеральные власти в качестве третейского судьи для оценки ситуации в Ингушетии. Совет тейпов республики (его возглавляет Малсаг Ужахов, который за участие в несанкционированной акции в Магасе был оштрафован на 250 тысяч рублей) обратился к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину с ходатайством о проверке деятельности Юнус-бека Евкурова. Старейшины требуют проверить расходование бюджетных средств на строительство социальных и инфраструктурных объектов.

Радикализация ингушской молодежи

К каким последствиям приведут такие жесткие репрессии ингушских властей против лидеров протеста? Этот вопрос «Свободная пресса» задала нашему постоянному эксперту по Северному Кавказу руководителю научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» института Гайдара Ирине Стародубровской.

— Я думаю, что здесь возможны разные сценарии. Вполне вероятно, что протест действительно смогут на какое-то время задавить. Уже сейчас кто-то из лидеров говорил, что все время тратится на борьбу за права задержанных, остальные вопросы уходят на второй план, — говорит «Свободной прессе» Стародубровская. — Если через какое-то время возникнут новые поводы и условия для протеста, обиды за несправедливость в отношении тех, кто действительно сделал все, чтобы удержать нынешние выступления в мирных, легальных формах, могут актуализироваться. Но сейчас у власти может создаться впечатление, что проблема решена.

Однако возможен и другой, гораздо более опасный вариант развития событий. Оставшаяся без руководства протестных авторитетов, возмущенная репрессиями, молодежь может начать радикализовываться. Если радикализация реально начнется, я думаю, что она пойдет скорее под религиозными лозунгами.

Популярные у молодежи исламские умеренные лидеры в значительной части не поддержали протесты, в результате их влияние снизилось. По итогам социологических исследований в Ингушетии у меня создалось впечатление, что есть запрос на нового религиозного лидера, за которым молодежь была готова бы пойти. Если такой лидер появится, станет более понятно, насколько сценарий исламской радикализации реален.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня