Кто из иностранных лидеров приедет к Путину 9 мая

Почему День Победы все больше становится «домашним» праздником России

  
19440
На фото: президент РФ Владимир Путин, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Сербии Александр Вучич приняли участие в параде Победы на Красной площади а Москве, 2018 год
На фото: президент РФ Владимир Путин, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Сербии Александр Вучич приняли участие в параде Победы на Красной площади а Москве, 2018 год (Фото: AP/TASS)
Материал комментируют:

Кремль не направлял официальных приглашений главам других государств на праздничные мероприятия, посвященные 74-й годовщине победы в Великой Отечественной войне. Об этом в среду, 24 апреля, сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«В этом году никого специально не приглашали», — цитирует РИА «Новости» ответ главы пресс-службы Кремля на вопрос журналистов о том, кто из зарубежных лидеров будет присутствовать на торжественных мероприятиях и приглашен ли на них победитель президентских выборов на Украине Владимир Зеленский.

Напомним, в прошлом году на параде Победы в Москве присутствовали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Сербии Александр Вучич. Годом ранее в качестве гостя на Красной площади присутствовал находившийся с визитом в России президент Молдавии Игорь Додон. Другие главы государств не приглашались, так как дата была не юбилейная

Стоит отметить, что количество иностранных гостей, присутствующих на праздничных мероприятиях, посвященных годовщине Победы в Великой Отечественной войне в Москве в последние годы сокращается.

Читайте также
Кремль признает независимость ДНР и ЛНР перед выборами 2024 года Кремль признает независимость ДНР и ЛНР перед выборами 2024 года Что будет делать Россия с Донбассом после выдачи паспортов его жителям

Так, в 2005-м году в праздновании 60-летия Победы принимали участие президент США Джордж Буш, канцлер ФРГ Герхард Шредер, президент Франции Жак Ширак, премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми, председатель КНР Ху Цзиньтао, президент Южной Кореи Но Му Хён, премьер-министр Индии Манмохан Сингх, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, президент Сербии и Черногории Светозар Марович, президенты Азербайджана, Армении, Узбекистана, Казахстана, Украины, Таджикистана и и. о. президента Киргизии. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр не смог присутствовать из-за чрезвычайной занятости, вместо него в Москву приехал вице-премьер Джон Прескотт. Кроме того, присутствовали председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура, бывшие президенты Польши и Кипра генерал Войцех Ярузельский и Главкос Клиридис. Демонстративно отказались приезжать главы Литвы, Эстонии и Грузии.

На фото: канцлер ФРГ Герхард Шредер с супругой Дорис Шредер-Кепф, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Китая Ху Цзиньтао, президент России Владимир Путин с супругой Людмилой Путиной, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент США Джордж Буш с супругой Лорой Буш (слева направо) во время возложения цветов к Могиле Неизвестного солдата, 2005 год (Фото: Сергей Жуков/ТАСС)

Может, причина и впрямь в «неюбилейности» даты? Но в 2015-м, когда отмечали 70-лет Победы, состав гостей был совсем иным.

Тогда в Москву приехали генсек ООН Пан Ги Мун, председатель Президиума Боснии и Герцеговины, президент Республики Сербской Боснии и Герцеговины, а также президенты Венесуэлы, Вьетнама, Египта, Индии, Кипра, Сербии, Македонии, Монголии, ЮАР, Палестины, Абхазии, Южной Осетии, председатель КНР, председатель Госсовета Кубы, председатель Президиума Верховного народного собрания КНДР, президенты Армении, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении. Отказались приехать большинство европейских лидеров, в том числе, президент Белоруссии Александр Лукашенко.

Как это понимать? Это результат «изоляции» России? Или набирающие силу тенденции по переписыванию истории и умалению подвига советского народа в той войне?

Особенно болезненно воспринимается отказ участвовать лидеров стран СНГ, прежде всего Украины.

— Ответ пресс-секретаря российского президента касался непосредственно Владимира Зеленского, выборы которого Москва пока не признала официально, — отмечает исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— В этой связи ответ Дмитрия Пескова, очевидно, был связан скорее с неопределённостью в отношении Зеленского, чем с праздничными мероприятиями 9 мая.

«СП»: — Почему не пригласили тех же Лукашенко, Додона? Они же друзья России…

— Очевидно, приглашения всё-таки были отправлены некоторым лидерам государств, включая Лукашенко и Додона, и политикам высокого уровня, но в силу тех или иных причин в Кремле решили это не афишировать, чтобы не ставить тех, кто не сможет приехать, в неловкое положение, а также чтобы самим не выглядеть в дурном свете.

«СП»: — Поездка в Москву на День Победы — это символический акт для иностранного политика?

— Символический акт, который должен показать дружескую и союзническую позицию в отношении России. Политики разного уровня решают за себя, насколько им целесообразно присутствовать 9 мая в Москве. Для кого-то ярлык «пророссийского» представляется похвалой, кому-то, напротив, желательно этого избежать из-за возможных осложнений с прессой и политическими оппонентами, когда на каждом шагу нужно будет объяснять, что ваша пророссийская позиция не является следствием подкупа или работы на Кремль. Кроме того, в Белоруссии, например, в День победы проходят свои мероприятия, включая, кстати, и акцию «Беларусь помнит», по аналогии с которой в России был организован «Бессмертный полк».

«СП»: — В последние годы количество приглашенных гостей на Параде 9 мая неуклонно сокращается. Почему?

— Главным моментом здесь, как представляется, является то, что Вторая мировая война и, в частности, та её часть, которая называется Великой Отечественной, перестаёт быть фактором, определяющим, по крайней мере, символически, некие принятые всеми правила игры на международной арене.

Европейская часть Второй мировой войны трактуется в значительной степени как схватка двух тоталитарных режимов, в мясорубку которой против своей воли попали многие народы, населяющие, по определению Тимоти Снайдера, «кровавые земли» Центральной и Восточной Европы, пространство между Веной и Москвой. Хотя гитлеровский режим в целом считается более преступным, тем не менее, обращается внимание на то, что советское доминирование в этом регионе Европы, которое интерпретируется в сугубо негативных категориях, продолжалось существенно дольше немецкого. Проводя параллели с сегодняшним днём, некоторые видят существенное сходство между, скажем, аншлюсом Германией Австрии в 1938 году и присоединением Крыма к России пять лет назад.

Таким образом, сама по себе апелляция к Великой Отечественной войне не обязательно ведёт к положительным последствиям — что для восприятия современной России, что для симпатий к сталинскому СССР. Если фобически изображающий Россию и русских нарратив предполагает «русификацию» большевизма и коммунизма, особенно в их наиболее брутальных проявлениях, то другая тенденция, напротив, обвиняет саму Москву в попытках приватизировать и, опять же, «русифицировать» победу в войне.

«СП»: — Что Москва может сделать для улучшения своего имиджа? Может ли День Победы стать тем объединяющим началом, которое может на время примирить Россию с ее противниками?

— Есть мнение, что Россия обречена на геополитическое одиночество. С одной стороны, страна слишком большая, сильная и амбициозная, чтобы становиться младшим партнёром у других великих держав. С другой, её международный имидж сегодня и в исторической перспективе слишком амбивалентен, чтобы служить магнитом для большинства соседей, близких и далёких. День Победы постепенно становится скорее национальным русским праздником, к которому присоединяются не страны, но — явочным порядком — иностранные политики и граждане других стран, считающие этот праздник в равной степени и своим же. Для русских постсоветского пространства День Победы — один из элементов сохранения собственной идентичности, как и, например, посещение храмов Московского патриархата.

Геополитическое одиночество, однако, это не обязательно негативная характеристика. Это в значительной степени шанс — на постановку реалистичных целей, на внутреннее развитие, на самодостаточность. Этим шансом надо пользоваться.

— Причин отказа от приглашения мировых лидеров в Москву 9 мая несколько, — считает политолог Иван Лизан.

— Первая — внешнеполитический фактор: чем меньше зовём, тем меньше отказов и вопросов. Приедут только те, кто захочет: Россия показывает, что за руку никого не ловит, никого не принуждает. Вторая причина — внутриполитическая, Великая Победа становится для России чем-то очень интимным, глубоко душевным.

«СП»: — Что означает приезд в Москву на 9 мая для иностранных политиков?

— Лет 7 назад можно было бы сказать, что это обычный визит. Но теперь скорее символический: парад, возможность для встреч в ходе мероприятий и бесед, то есть такая себе непубличная дипломатия. Приезд — знак поддержки России, такое себе могут позволить лишь единицы политиков: Эрдоган, например.

«СП»: — Испытывают ли иностранные лидеры давление собственного истеблишмента и внешних «партнеров» при принятии решения о поездке в Москву?

— Вероятно, да. Но какое оно — не знаю. Вожди — Эрдоган, Роухани — могут руководствоваться интересами государства, рядовые президенты вынуждены жить в рамках электоральной логики и подстраиваться под общественное мнение и запросы элит.

Читайте также
Спор за Курилы: В Токио убаюкивают Москву новыми формулировками Спор за Курилы: В Токио убаюкивают Москву новыми формулировками Эксперты призывают с осторожностью относится к тому, что говорят в Японии о «северных территория»

«СП»: — В последние годы наблюдается снижение количества приглашенных гостей на Параде 9 мая. Даже Лукашенко не приезжает.

— Тенденция к приватизации Великой Победы есть, и не только в постсоветских республиках, но и в России. Победу потом и кровью завоевал советский народ, но теперь оказывается, что русские могли победить и без украинцев, а последним и вовсе рассказывают, что осенью 1944 их снова оккупировали русские, когда освободили Украину от нацистов.

Лукашенко же приезжает, но редко — в РБ проходят свои торжественные мероприятия.

«СП»: — Может ли День Победы стать тем объединяющим началом, которое может на время примирить Россию с ее противниками? Может, мы недостаточно используем этот инструмент? Особенно во взаимоотношении со странами постсоветского пространства?

— Нет, не может: мир идёт по пути фашизации и черпает вдохновение в империализме как одной из составляющих фашизма. Что же касается использования Победы как инструмента, то тут важно не перестараться: всё хорошо в меру. России нужны новые победы, а не только апелляция к подвигу предков.

«СП»: — Кто из иностранных лидеров теоретически мог бы приехать сегодня при наличии приглашения?

— Эрдоган, Роухани, Токаев, Лукашенко, Додон, президент Сербии, глава Монголии.


Постсоветское пространство: Союзники: Белоруссия и Казахстан бегут от Крыма, как от огня

Новости политики: Премьер Армении рассказал Зеленскому, как вести себя с Путиным

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Болкунец

Эксперт по проблемам российско-белорусских отношений, Высшая школа экономики

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня